Неладно Ксения Буравчик spb.aif.ru

В тюрьму за лайк? Как комментарий в Интернете может превратиться в статью

В Петербурге местного жителя хотят отправить на принудительное лечение за неудачную шутку.

Количество уголовных дел, возбуждённых за комментарии, посты и картинки в социальных сетях, растёт с каждым годом. Это происходит вопреки заявлению президента России Владимира Путина о том, что «не нужно доводить всё до маразма и до абсурда» в борьбе с экстремизмом.

Пошутил – будешь лечиться!

В Санкт-Петербурге заведено уголовное дело в отношении блогера, инвалида 2-й группы Эдуарда Никитина. Его обвиняют в «возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства» (ст. 282 УК РФ) за анекдот про выборы и карикатуру со словом «ватник». Мужчина сделал репост изображения в 2015 году. Максимальное наказание по этой статье – пять лет лишения свободы. Поскольку у него проблемы со здоровьем, следователи настаивают на принудительном психиатрическом лечении.

«Пожалуй, это первое уголовное дело за анекдот на политическую тему с советских времён, – говорит адвокат петербуржца Максим Камакин. – Эксперты посчитали, что, казалось бы, безобидный анекдот, содержит в завуалированной форме недоверие кому-либо из избранных путём голосования депутатов, главы государства, государственных служащих, а также сомнение в том, что они могут изменить страну к лучшему. Получается, если вы не верите в госслужащих, то практически террорист! А слово «ватник», по мнению тех же экспертов, равно русский народ, поэтому оскорбляет, принижает и унижает нацию». 

17 сентября состоится очередное заседание по делу Никитина.

Опасные сети

Петербуржец не первый, кого привлекли к ответственности за комментарии в Интернете. Так, 21-летнего жителя Новосибирска отправили в колонию-поселение на один год и три месяца за оскорбление чувств верующих. В Екатеринбурге молодая мать разместила видео издевательств над ребёнком в туалете, чтобы привлечь внимание общественности и спасти ребёнка. Ей чуть не дали пять лет. Даже ставить лайки становится опасно. Например, житель Казани Витольд Филиппов лайкнул кадр из антифашистского фильма, на котором у актёра видна татуировка со свастикой. Фото сохранилось в одном из его альбомов, и мужчину привлекли к ответственности. Полина Петрусева из Смоленска опубликовала историческое фото своего двора во время немецко-фашистской оккупации и получила штраф за нацистскую символику. Даже оскорбительный отзыв на сайте может стать поводом для защиты деловой репутации компании в суде.

В 2015-м студентка РГПУ им. Герцена Оксана Борисова была приговорена к суткам административного ареста за репост в соцсети чужой записи о митинге в Минеральных Водах. В 2016 году петербуржец разместил на своей странице картину известного художника Васи Ложкина. Кто-то сделал репост. В результате в Красноярске произведение искусства признали экстремистским. Дина Гарина высказала своё возмущение правоохранительными органами на митинге. Её эпитеты попали на видео, которое кто-то выложил в сеть, в результате – всё та же 282-я статья.

На днях петербурженку наказали за «враждебный» комментарий «ВКонтакте». Она призывала убивать представителей определённых народностей. Ей дали два года условно с испытательным сроком в один год.

Молчание – золото
 
На днях Ассоциация профессиональных пользователей соцсетей и мессенджеров с аудиторией более чем 65 миллионов человек написала открытое письмо к Госдуме и Совету Федерации с требованием отменить статью «Оскорбление чувств верующих» и декриминализировать 282-ю. По их данным, сейчас под следствием из-за распространения фотографий или репостов чужих записей – более 300 человек. 

«Число уголовных дел, возбуждённых за публичные высказывания в соцсетях, неуклонно растёт. По данным судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2017 году таких было более 650, – говорит эксперт Информационно-аналитического центра «Сова» Михаил Ахметьев. – С точки зрения закона не важно, произнесено что-то на площади или опубликовано в открытом доступе в Интернете – в обоих случаях считается, что это публичное высказывание. И некоторые, действительно, могут быть опасны для общества и наказуемы. Это общемировая практика. В России уголовное наказание за публичные высказывания есть по статьям экстремистской направленности - 280 (призывы к экстремистской деятельности), 280.1 (к сепаратизму), 282 (возбуждение ненависти либо вражды) и террористической – 205.2 (призывы к терроризму). А также по ч. 1 и 2 ст. 148 (оскорбление чувств верующих) и ст. 354.1 (реабилитация нацизма)».

При этом в июне президент России Владимир Путин заявил, что «не нужно доводить всё до маразма и до абсурда» в борьбе с экстремизмом, и поручил Общероссийскому народному фронту проанализировать проблему. Возможно, вскоре законодательство будет изменено. Пока же шансы быть привлечённым к ответственности за какую-нибудь мелочь есть. Так что эксперты советуют пользователям держать язык за зубами, а заодно почитать список экстремистских материалов на официальном сайте Минюста России, чтобы не стать уголовником.

«Чтобы не нарваться на наказание за оскорбление чести, достоинства и так далее, просто высказывайтесь чётко и по делу, аргументировано, без перехода на личности. Будьте вежливы, – советует руководитель Центра психологической безопасности Никита Долгарев. – Если так выражать своё мнение, то это повысит коммуникацию с властью, да и культуру общения в Интернете в целом».

 

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}