Неладно Александр ПОДРАБИНЕК hro.org

ПРОФАНАЦИЯ ПРАВОСУДИЯ

Чисто политическое дело. За два опубликованных в газете документа – 2 года лишения свободы условно. И еще 4 года испытательного срока. Какое-нибудь правонарушение за это время – и условный срок станет реальным.

Суд над главным редактором нижегородской газеты «Правозащита» Станиславом Дмитриевским закончился 3 февраля вынесением обвинительного приговора. По форме – суд: прокуроры в погонах, судья в мантии, приставы в бронежилетах, адвокаты, подсудимый, секретарь, свидетели – все обязательные атрибуты судебного процесса. По сути – издевательство над правосудием.

Если судейские хотели показать как можно выхолостить из судебного процесса его смысл, то в Нижнем Новгороде им это удалось сделать в полной мере. Вместо заинтересованного поиска судебной истины – готовые решения; вместо доказательств – голословные обвинения; вместо аргументов – политические клише.

Подсудимый и его адвокаты могут приводить сколько угодно железных доказательств, ссылаться на бесспорные законы и взывать к логике – все это будет с процессуальной вежливостью выслушано и приобщено к делу, но никак не отразится ни на ходе судебного следствия, ни на приговоре.

Потому что заранее решено: Дмитриевский – враг, и судебный процесс – это только способ оформить ему наказание за нелояльность.

То, что не мог высказать суд, высказали мобилизованные властями демонстранты перед зданием суда. На их плакатах – обвинения Дмитриевского в пособничестве терроризму, а правозащитных организаций – в связях с западными спецслужбами. Все в духе времени.

Наказание, назначенное Дмитриевскому, можно назвать мякгим. Не тюрьма, не лагерь, не психушка. Он на свободе. В 20-х годах прошлого столетия советские суды приговаривали «врагов народа» к высшей мере наказания – высылке из СССР. Тогда это тоже было невиданно мягким наказанием. Но это было начало... Мягкость приговора Дмитриевскому не отменяет того факта, что приговор – обвинительный.

Приговор Дмитриевскому – первое по-настоящему серьезное наступление государства на свободу слова. До сих пор СМИ только закрывали, перекупали, меняли им собственников, изводили гражданскими исками и налоговыми проверками. Сейчас журналисту приходится отвечать за свою профессиональную деятельность перед уголовным судом. Никаких зацепок за шпионаж, незаконную коммерческую деятельность или неуплату налогов.

Стороны обозначены и столкновение неизбежно – власть и свобода слова.

Можно не сомневаться, что приговор Дмитриевскому был бы гораздо жестче, если бы не общественное внимание к процессу. Об этом деле писали немногие оставшиеся свободными российские газеты, говорили на пресс-конференциях правозащитники.

В защиту Дмитриевского собирали подписи под коллективными обращениями, устраивали пикеты. Свою озабоченность в связи с делом Дмитриевского высказала Парламентская Ассамблея Совета Европы. Промолчали почему-то только наши демократические и либеральные партии. Ни СПС, ни «Яблоко», на Республиканская партия, никто из демократических политиков, кроме Гарри Каспарова, не высказали своего отношения к суду над Дмитриевским. «Почему они все молчат?», - недоумевал присутствовавший на судебном процессе один западноевропейский дипломат.

Результаты суда однозначны – поражение правосудия и торжество власти. Для Дмитриевского это не поражение и не победа. Это часть его работы и жизни. «К сожалению, в нашей истории случаются времена, когда быть оклеветанным властью собственной страны, подвергнутся политически мотивированному преследованию – не только серьезное испытание, но и величайшая честь», - сказал Станислав Дмитриевский в своем последнем слове.

Он свое испытание выдержал. Выдержит ли его наша страна?

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}