Неладно Мария ЛОКОТЕЦКАЯ bfm.ru

«Двое дерутся, третий — не лезь». Полицейские рассказали о перестрелке на Рочдельской

Совладелица ресторана Elements Жанна Ким подала иск к сотрудникам ОВД «Пресненский», обвиненным в злоупотреблении полномочиями. Она требует взыскать с них 1,5 млн рублей за перестрелку возле кафе, которая закончилась двойным убийством. С обвинением согласился лишь один из трех полицейских.

«Двое дерутся, третий — не лезь». Полицейские рассказали о перестрелке на Рочдельской.

Пресненский суд Москвы 11 апреля приступил к рассмотрению уголовного дела сотрудников столичного ОВД «Пресненский» Дениса Ромашкина, Ильдара Шакирова и Рената Зиннатулина. Стражей порядка обвиняют в преступном бездействии, из-за которого, как считает следствие, у ресторана Elements в конце 2015 года погибли двое и были ранены еще восемь человек. Вину в злоупотреблении должностными полномочиями, повлекшем тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285 УК РФ), признал только один подсудимый.

В то же время главная потерпевшая, совладелица заведения Жанна Ким, на процесс не пришла и просила рассмотреть дело в ее отсутствие. При этом она предъявила к подсудимым иск, потребовав взыскать с полицейских 1,5 млн рублей за моральные страдания.

Один пистолет на троих

Поддержать стражей порядка в суд приехала толпа коллег и родственников. «Наши дети ни в чем не виноваты, это 100%. Они сидят ни за что», — убежала репортеров мама Дениса Ромашкина Надежда. К «разборкам» на Рочдельской у нее было свое отношение. «Двое дерутся, третий — не лезь», — вспомнила она известную поговорку. Женщина была уверена: сын и ее коллеги поступили правильно, когда не полезли под пули. «Как он мог защитить граждан? Выйти и сказать, кладите оружие? Кто бы его услышал? К тому же у них был всего один пистолет на троих», — рассуждала она.

Однако прокурор Дмитрий Дядюра был не согласен с данными тезисами. Из обвинительного заключения, которое он зачитал, следовало, что вечером 14 декабря 2015 года в службу «02» поступил звонок от хозяйки ресторана Elements Жанны Ким. Она сообщила о «подозрительных людях» у заведения и вызвала наряд.

Ее обращение стало результатом конфликта с дизайнером Фатимой Мисиковой, которая делала ремонт в кафе Elements и считала, что Ким осталась ей должна 8 млн рублей. Помочь дизайнеру получить долг взялись участники бригады «вора в законе» Шакро Молодого (Захар Калашов). Вооруженные травматическим оружием люди во главе с Андреем Кочуйковым (Итальянец) приехали в кафе и потребовали вернуть долг. Ким отказалась платить, считая, что у нее требуют деньги за работу, которую подрядчики не выполнили. На подмогу она вызвала знакомых ей сотрудников адвокатского бюро «Диктатура закона».

По словам прокурора, прибывшие на место происшествия начальник уголовного розыска ОВД «Пресненский» Денис Ромашкин, оперативник того же отделения полиции Ильдар Шакиров и участковый Ренат Зиннатулин не вмешались в конфликт ни на начальной, ни в уже заключительной стадии, когда на веранде завязалась драка и перестрелка. В ходе нее бывший сотрудник РУБОП и КГБ СССР, а ныне адвокат Эдуард Буданов из наградного пистолета Beretta застрелил Филиппа Домаскина и Алексея Китаева, еще восемь человек были ранены.

«Преступное бездействие»

Прокурор отметил, что прибывшие по вызову Ким сотрудники полиции были обязаны «предупредить и пресечь преступление», однако проявили преступное бездействие, желая «уменьшить объем своей работы». Проигнорировав закон «О полиции», конституцию и ведомственную инструкцию, они не приняли у Ким заявление о совершении преступления, не стали устанавливать лиц, совершивших его, а также свидетелей и очевидцев противоправных действий.

По мнению прокуратуры, стражи порядка были должны доставить в отделение зачинщиков конфликта для решения вопроса об их задержании. Они «имели возможность применить спецсредства и огнестрельное оружие», но не стали их использовать, отметил прокурор. Вместо этого Шакиров и Ромашкин покинули помещение ресторана, а Зиннатулин, оставшись внутри, продолжил «игнорировать противоправные действия в отношении гражданки Ким».

«Таким образом, подсудимые совершили преступление, предусмотренное частью 3-й статьи 285 УК РФ», — подытожил гособвинитель. Он добавил, что действия фигурантов «повлекли существенное нарушение прав и интересов граждан», привели к тяжким последствиям в виде смерти и причинения вреда здоровью, а также дискредитировали правоохранительные органы.

Когда прокурор закончил свое выступление, Ренат Зиннатулин сообщил, что признает вину. Двое других подсудимых завили, что категорически не согласны с обвинением. «Моей вины нет», — сказал Ильдар Шакиров. «Я не понимаю, в чем меня обвиняют», — вторил ему Денис Ромашкин. Последний не только не признал вину, но также заявил, что не занимал на момент совершения преступления указанную в обвинительном заключении должность исполняющего обязанности начальника уголовного розыска ОВД «Пресненский». Ромашкин утверждал, что в то время он уже был оперативником в ОВД «Хамовники».

Ромашкин заявил, что стражи порядка не могли предотвратить перестрелку. «Скажите, можно предотвратить перестрелку, которая длилась 2,5 минуты? При этом в нашу сторону было произведено порядка 50 выстрелов, 32 из которых — из боевого оружия», — задал он риторический вопрос окружившим клетку журналистам. Подсудимый рассказал, что, когда случилась перестрелка, он был не при исполнении и без оружия. По его версии, в тот вечер он приехал в кафе, чтобы встретиться с товарищем — оперативником Шакировым.

При этом Ромашкин открестился от знакомства с «вором в законе» Захаром Калашовым. «Эта версия была придумана защитой Буданцева, которая хотела обеспечить переквалификацию его действий с обвинения в «убийстве» на «превышение пределов необходимой обороны», — заявил фигурант.

Стоит отметить, что Буданцев, который в деле сотрудников полиции имеет статус потерпевшего, сам находится под домашним арестом в рамках дела о двойном убийстве, которое расследует СКР. Ему грозит длительный срок. Пострадавшими же в деле сотрудников полиции признаны все пятеро: Буданцев, трое коллег адвоката Владимир Костриченко, Роман Малакаев, бывший сотрудник ОМОН Петр Черцинцев и, конечно, Жанна Ким.

Бегство в Казахстан

Ожидалось, что Ким даст показания на процессе, пролив свет на обстоятельства случившегося. Однако в суд предпринимательница не пришла. Представлявшая ее интересы адвокат Ирина Мареева передала судье Татьяне Васюченко заявление, в котором та сообщала, что является гражданкой Казахстана, проживает постоянно на территории этой страны и просит рассмотреть дело в ее отсутствие. При этом в суде прозвучало, что женщина ранее проживала в России и прописана на Кутузовском проспекте в Москве.

Кроме того, Ким просила признать ее гражданским истцом по делу и заявила к подсудимым гражданский иск на 1,5 млн рублей, потребовав взыскать по полмиллиона рублей с каждого из трех полицейских за причиненные ей моральные страдания.

Но подсудимым не понравилась идея Ким не участвовать в процессе. Денис Ромашкин заявил, что в показаниях женщины очень много противоречий. «Я вообще считаю, что на нее оказывается давление со стороны других так называемых потерпевших Буданцева, Костриченко и Черчинцева», — возразил он.

Судья Татьяна Васюченко также дала понять, что хотела бы видеть основную потерпевшую в зале суда. Она сообщила, что Ким оплатят дорогу в Россию. Также судья заявила, что направит отдельное поручение в Казахстан, чтоб выяснить, возможно ли в этой стране организовать допрос потерпевшей по телеконференцсвязи с Пресненским судом.

После этого процесс прервали до 20 апреля. В этот день начнется допрос потерпевших. Первыми выступят Эдуард Буданцев и Владимир Костриченко.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}