Неладно crimerussia.ru

Миллиардер Андрей Мельниченко взял в заложники целый город

В Красноярске уже второй год регулярно объявляется режим «черного неба». Жители регулярно проводят акции протеста, собирают подписи под петициями. Последняя адресована князю Монако, где гораздо чаще, чем в Красноярске, бывает олигарх Андрей Мельниченко, которому принадлежат угольные ТЭЦ – вторые после алюминиевого завода загрязнители воздуха в городе.

Структуры Андрея Мельниченко уже являются собственниками угольных разрезов и добывающих предприятий, поставляющих топливо на ТЭЦ города Красноярска. Сейчас рассматривается вопрос о продаже Мельниченко и компании «Краском», владеющей городскими теплокоммуникациями. Мельниченко монополизирует Красноярск?

Жители Красноярска собирают подписи под петицией, призывающей не допустить продажу местной компании «Краском» структуре, принадлежащей олигарху Андрею Мельниченко (11 место среди богатейших бизнесменов России в списке Forbes). Документ размещен на сайте Change.org.

«Краском» является одним из крупнейших поставщиков коммунальных услуг в Красноярске и владеет большей частью городских сетей холодного и горячего водоснабжения. Предприятие намерена купить Сибирская генерирующая компания (СГК), подконтрольная Мельниченко. «В случае успешного завершения сделки СГК, помимо всей системы водоснабжения, получит 263 километра теплосетей, 42 единицы центральных тепловых пунктов, 11 котельных», − напоминают авторы петиции. Если эти активы перейдут в руки Мельниченко, то он будет контролировать 95% системы теплоснабжения миллионного города. Краевой центр окончательно станет заложником миллиардера, предпочитающего проводить время не в Сибири, а на борту своей крупнейшей в мире яхты стоимостью 225 млн фунтов. «Речь идет о фактической монополии, о создании крупного и неподконтрольного никому предприятия», − предостерегает заместитель руководителя Красноярского УФАС Олег Харченко.

Структуры Андрея Мельниченко уже являются собственниками угольных разрезов и добывающих предприятий, поставляющих топливо на красноярские ТЭЦ. Добычу угля контролирует компания СУЭК, где олигарх владеет 92,2% акций. Три городских ТЭЦ, снабжающих краевой центр теплом, принадлежат СГК, где у Мельниченко все те же 92,2% акций. А в конце прошлого года СГК обанкротила и приобрела управляющую компанию «Жилком», обслуживающую около 80% многоквартирных домов в краевом центре.

Как Мельниченко проявит себя в роли собственника «Краскома», пока неизвестно. Но оснований надеяться на перемены к лучшему не слишком много. Городские ТЭЦ занимают второе место в списке загрязнителей воздуха Красноярска после алюминиевого завода. Этим своим имуществом миллиардер распоряжается так, что краевой центр стабильно попадает в список российских городов с наихудшей экологической ситуацией. Так, глава Минприроды РФ Сергей Донской в интервью газете «Ведомости» включил Красноярск в число 10 городов с самым грязным воздухом. Краевой центр входил в верхние строчки экологического антирейтинга также в 2013, 2014 и 2015 годах. В городе регулярно объявляется режим «черного неба», при котором фиксируется превышение предельных концентраций вредных веществ в атмосфере. В результате в Красноярске растет детская смертность и количество онкологических заболеваний. Региональный Роспотребнадзор пришел к выводу, что «при условии сохранения сложившегося уровня загрязнения атмосферного воздуха канцерогенами на протяжении предстоящих 70 лет шанс заболеть раком у жителей городов Ачинск, Канск, Красноярск, Лесосибирск, Минусинск, Норильск превышает верхнюю границу приемлемого риска для условий населенных мест». В переводе с чиновничьего языка на русский, все эти города станут фактически непригодными для жизни. А по оценке профессора Сибирского федерального университета, доктора физико-математических наук Рэма Хлебопроса, более четверти века изучающего влияние загрязненного воздуха на развитие злокачественных новообразований, у сибирских городов нет даже форы в 70 лет – всего каких-то 10−15.

Принадлежащие Мельниченко красноярские ТЭЦ игнорируют экологические предписания надзорных органов и не желают тратить деньги на модернизацию очистных сооружений. Но главное − все они работают на буром угле. Этот уголь, который добывают открытым способом, поставляет компания СУЭК. Он дешево стоит и плохо сгорает, зато отлично отравляет воздух сернистым газом и множеством других вредных для здоровья примесей, таких, как диоксид серы, оксид азота, бензопирен, мелкодисперсные частицы. Модернизировать ТЭЦ и использовать альтернативные, более экологичные технологии, которые давно разработаны, миллиардер не намерен. И дело даже не в деньгах, а в том, что бурый уголь, добываемый структурами Мельниченко, не нужен никому, кроме красноярских ТЭЦ. Олигарху невыгодно разрывать тщательно выстроенную им цепочку. У него уже есть дешевый, хотя и вредный, уголь. Есть ТЭЦ, которые вынуждены на нем работать. Есть и управляющая компания, которая заставляет жителей города платить за тепло, полученное с помощью технологии, отравляющей городской воздух.

Компания СГК, владеющая красноярскими ТЭЦ, на 99,94% принадлежит фирме Siberian Energy Investments, Ltd, зарегистрированной на Кипре. Поэтому никакого влияния на нее не имеют ни краевые власти, ни жители Красноярского края. Сибиряки уже испробовали все способы протеста, вплоть до того, что надевали противогазы на городские памятники. Не помогло и обращение к президенту России с просьбой проконтролировать работу правительства Красноярского края, списывающего все экологические проблемы на «неблагоприятные метеорологические условия». Полученный из Кремля ответ оказался не более чем отпиской: работа ведется, нарушения устраняются и т.д.

Поэтому красноярцы решились на последний отчаянный шаг: собрали подписи еще под одной петицией, адресовав ее правящему князю Монако Альберу II. Авторы документа заявили, что «не видят другого способа спасти город от экологической катастрофы». Поэтому просят правителя Монако, где российский олигарх бывает гораздо чаще, чем в отравленном его предприятиями городе, вмешаться в ситуацию и убедить Андрея Мельниченко потратить часть многомиллиардного состояния на предотвращение экологического бедствия в Сибири. Петицию удалось передать князю Альберу II, но никакого ответа активисты не получили.

Если в собственность Мельниченко перейдет еще и «Краском», в Красноярском крае будет создана даже не монополия, а сверхмонополия. Олигарх получит полный контроль над коммунальными тарифами. При этом никто не сможет заставить его вложить деньги в модернизацию ТЭЦ и теплосетей. Понимая это, красноярские парламентарии заявляют, что не допустят продажи «Краскома» Мельниченко. Учредителями предприятия являются также краевая и городская администрации, поэтому региональное Законодательное собрание имеет право наложить вето на сделку. По уверениям депутата Анатолия Матюшенко, краевые парламентарии намерены этим правом воспользоваться. Однако сумеют ли они остановить Мельниченко − большой вопрос. Ранее Заксобрание края уже пробовало встать на пути олигарха, и совершенно безрезультатно.

В феврале 2001 года принадлежащая Андрею Мельниченко группа МДМ скупила ряд крупных угледобывающих предприятий, объединив их под общим названием «Сибирская угольная энергетическая компания» – СУЭК. Ее главным конкурентом оказалась крупнейшая на тот момент в России Красноярская угольная компания (КУК): запасы и объемы добычи у нее были выше, чем у СУЭК, а цены – дешевле. Особенно не устраивало Мельниченко последнее обстоятельство. Поглотив КУК, СУЭК могла взять под контроль до 40% отечественной угольной промышленности. Став таким образом «естественным» монополистом в Сибири и на Дальнем Востоке, она получила бы возможность диктовать цены на уголь на всей территории к востоку от Урала. Поэтому в 2002 году президенту СУЭК «Байкал-Уголь» Олегу Мисевре была поставлена задача любым путем поглотить КУК.

На первом этапе все шло гладко. Контрольным пакетом акций КУК на тот момент владела компания «КАТЭК-Инвест», принадлежащая экс-министру топлива и энергетики России, бывшему депутату Госдумы от Красноярского края Сергею Генералову. Он согласился продать свои акции финансово-промышленной группе «МДМ-холдинг». Так Андрей Мельниченко стал собственником 50,6% акций КУКа. Далее через «МДМ-групп» он предложил администрации Красноярского края передать ему в доверительное управление оставшиеся 44,2% акций, являвшихся собственностью края. Взамен он готов был одолжить краевым властям 35 млн долларов США на 5 лет по трастовому договору.

Занимавший тогда пост губернатора Красноярского края генерал Александр Лебедь согласился на предложенные условия, но выгодную сделку едва не сорвали депутаты регионального Законодательного собрания. Они отказались ратифицировать трастовый договор, заявив, что желали бы получить либо большую сумму, либо ту же, но на более выгодных условиях. Кроме того, депутаты высказали справедливые опасения, что Красноярский край может утратить рычаги влияния на ценообразование в угольной отрасли в регионе. Александр Лебедь трижды за один только месяц лично выносил вопрос на обсуждение на сессиях ЗС, и каждый раз краевые парламентарии находили различные предлоги для отказа.

В итоге губернатор потерял надежду получить их одобрение, и привлек специалистов, чтобы они помогли отыскать нужную лазейку в законодательстве. Затем Александр Лебедь передал 18,4% акций КУК структуре, аффилированной с МДМ, − ЗАО «Финансовое агентство «Милком-Инвест». И поскольку передача в доверительное управление государственного имущества на сумму менее 100 тыс. МРОТ по закону не требовала ратификации в Законодательном собрании, мнения депутатов никто не спросил. Так почти половина принадлежащего Красноярскому краю пакета акций КУК перешла во владение «МДМ-групп» за 14,7 млн долларов.

Вскоре после этого выяснилось, что МДМ перевела попавшие к ней в руки 78% акций Красноярской угольной компании в другую аффилированную структуру − ОАО «Федеральная инвестиционная палата». Активы КУК были переданы по балансовой стоимости чуть более 700 тыс. рублей. Южно-Сибирское управление по антимонопольной политике возбудило дело о нарушении законодательства при передаче пакета акций. Однако привлекать к ответственности было уже некого: по адресу, указанному в документах, «компании-призрака» уже не оказалось. Дело пришлось закрыть.

Все опасения краевых парламентариев оправдались: став практически полным владельцем угольных запасов Красноярского края, Мельниченко сразу же поднял цены. В первый же год они выросли с 90 рублей за тонну до 165, хотя заключенный при продаже акций договор позволял индексировать их исключительно по уровню инфляции. Почти двойной рост стоимости угля неизбежно отразился на тарифах на коммунальные услуги. И расплачиваться за последствия «выгодной» для Красноярского края продажи пришлось жителям региона.

Новый губернатор Красноярского края Александр Хлопонин заявил, что намерен разобраться в законности сделки и вернуть краевые акции КУК. И юридически ему это даже удалось, однако к тому времени Мельниченко уже добился отчуждения у КУК основных активов – угольных разрезов и превратил некогда крупнейшую угледобывающую компанию в « пустышку». В результате у КУК вместо разрезов «Бородинский», «Назаровский» и «Березовский-1» остались только мебель, оргтехника и несколько автомобилей. А чтобы остановить не в меру активного губернатора, новоиспеченный угольный монополист преподал ему урок: компания «Росуглесбыт», входящая в холдинг СУЭК «Байкал-Уголь», на время прекратила отгрузку угля компании «Красноярскэнерго». После этого практически остановились котельные, а жители Красноярского края остались зимой без отопления. И краевым властям пришлось закрыть глаза на все махинации вокруг акций КУК.

На сегодняшний день все активы бывшей государственной угольной компании выведены в офшоры. За российским ОАО «Сибирская Угольная Энергетическая Компания» стоит единственный акционер − SUEK PLC, зарегистрированный на Кипре.

Если судить по событиям почти 15-летней давности, ни региональная администрация, ни законодательное собрание и на этот раз не сумеют умерить аппетиты Андрея Мельниченко. Как поведет себя миллиардер, заполучив «Краском» и создав энергетическую сверхмонополию в Красноярском крае, в общих чертах понятно – поднимет тарифы, ни во что не вкладываясь. А если появятся недовольные − просто оставит миллионный город зимой без тепла.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}