На самом деле znak.com

«А сейчас мне стыдно форму носить, потому что я понимаю, что эта форма залита кровью»

«Проект» рассказал историю полицейского, уволившегося из МВД, чтобы не разгонять митинги.

Издание «Проект» опубликовало историю капитана полиции Николая Королева, который в феврале этого года ушел со службы после 13,5 года работы в МВД. Экс-сотрудник Центра кинологической службы «Балашихинское» объяснил свое решение тем, что не хочет бить сограждан, которые пользуются своим конституционным правом и выходят на митинги.

«Когда я пришел 2007 году, я думал, что я буду искать взрывчатку, предотвращать теракты, помогать людям. Сейчас я утратил какую-либо нить своей полезности и понял, что мы превращаемся в декорацию. Министерство Внутренней Декорации. Я знаю, кто я. Я — человек, я — офицер, я — гражданин, который никогда не шел на сделку со своей совестью. Я не взял ни одной взятки. Я знаю, кто я и кем я быть не хочу», — с этими словами Николай Королев на видео выкидывает свою капитанскую форму.

По его словам, впервые поведение силовиков на митингах возмутило его, когда он увидел ролик о московских протестах 2019 года, на котором росгвардеец бьет дубинкой людей, лежащих на земле и не оказывающих сопротивления. «Зачем применение этой избыточной силы? Человек, который ударил женщину на митинге (речь идет об истории Маргариты Юдиной — прим. Znak.com), — я не назову его полицейским, я назову его подонком. Если бы на месте той женщины стоял чеченец, который люто дрался с омоновцами, — я бы посмотрел, как бы он действовал. Министерство внутренней декорации, они крутые против таких вот, беззащитных. Которых должны защищать. А мы их бьем ногой. А потом приходим и говорим в больнице: ну вы извините, у нас забрало запотело. А что, так можно было?».

Королев рассказывает, что рапорт об увольнении он подал еще 29 декабря и должен был отработать месяц перед уходом. 22 января ему сказали выйти в усиление на митинги в Москве. «Я отказался этим заниматься, и, скорее всего, это было записано. И пошел взял больничный лист. Неисполнение приказа в нашей структуре приведет к увольнению, а может быть, к уголовной ответственности. Если сделать это красиво, как во Франции, — снять [шлем] и стоять на месте, тебя сметут твои же товарищи. Выйти против товарищей — это сразу уголовная ответственность. А как поступить? Бить менее яростно? Это не то. Остался один вариант — никуда не ходить», — объяснил он.

Бывший полицейский признается, что ощущает потерю смысла от деятельности в том виде, в котором она была последнее время. «Я поехал сдавать форму сейчас, у меня камуфлированная форма. Зашел в метро, люди увидели эту форму в сумке. И на меня смотрят с нескрываемым чувством ненависти. Когда были случаи взрывов в московском метро, я эту форму носил с честью. А сейчас мне стыдно эту форму носить, потому что я понимаю, что эта форма залита кровью. Стыдно, — говорит на видео Николай Королев. — Своим коллегам я бы сказал: ребята, не надо бить свой народ. Мы его часть, мы срез общества, такие же люди, как и они. И завтра на той стороне окажется ваша дочь, ваш брат, однополчанин, сосед. И что, будете бить? Закрыли [шлем], забрало запотело и все, и пошли. Не знаю, стоит ли оно того».

На протестных акциях в поддержку Алексея Навального, прошедших в конце января — начале февраля, было задержано более 10 тыс. человек. В Москве многие задержанные получили несколько суток ареста: их число оказалось столь велико, что спецприемники города были перегружены, а людям пришлось несколько часов без еды и воды ждать оформления в очереди в автозаке. 

 

Опубликовано: 11 февраля 2021 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}