На самом деле znak.com

«Кто против строительства храма, тот просто не приходит на опрос»

Епархия увеличила свое влияние в рабочей группе, готовящей опрос о храме у Драмтеатра.

В думе Екатеринбурга сегодня прошло первое заседание рабочей группы по организации опроса горожан о выборе площадки для строительства храма святой Екатерины. Почти два часа участники потратили на разговоры о том, как должна и что вообще может делать рабочая группа в рамках своих полномочий — и в итоге лишь увеличили в ней представительство епархии и городской администрации. Противники строительства храма в сквере у Драмтеатра считают, что находятся в этой структуре в ощутимом меньшинстве, и опасаются, что у них не получится исключить площадку, ставшую местом главного протеста последнего месяца, из итогового опросника.

В самом начале заседания группа быстро решила, что дальнейшие решения по ходу своей работы будет принимать простым большинством в 11 человек при 20 членах группы. Эта квота полностью исчерпывается за счет семи депутатов, изначально поддержавших передачу земли в сквере у Драмтеатра под религиозные нужды; двух представителей епархии, а также представителей компании-застройщика и администрации города.

Против этого выступали пять общественников, делегированных сообществом «Парки и скверы Екатеринбурга», а также депутат-коммунист Олег Гордеев, который, как и большая часть фракции КПРФ в думе, выступает на стороне защитников сквера. Но их предложения голосовать квалифицированным большинством в 75% голосов — то есть принимать решения, только если их поддержат 15 человек, — услышаны не были.

Более того, голоса защитников сквера начали стремительно размывать, предлагая принять туда еще двух представителей от администрации и трех — от епархии. И если администрация хотя бы объяснила свои действия желанием привлечь к работе экспертов — своего юриста Александра Громута и сооснователя фонда «Социум» Ольгу Рыбакову, — то епархия просто заявила, что намерена «уравновесить» собой группу «Парки и скверы», потому что есть и горожане, выступающие за храм в сквере. «По опросам ВЦИОМ, 18% жителей Екатеринбурга против храмов в любом месте, — заметил общественник Дмитрий Москвин. — Как будут учитывать их интересы? Какую квоту им предоставить?» 

«Кто против [храма], тот просто не приходит на опрос. Вот и все», — заявил пришедший на встречу мэр города Александр Высокинский.Глава горизбиркома Илья Захаров выступил против раздувания рабочей группы, так как это замедляет рабочий процесс, но «раз уж письменные заявки поступили, их, наверное, стоит удовлетворить». Подошедший позже отец Вениамин (Райников) заявил, что епархия не настаивает на том, чтобы включить в группу всех предложенных ей кандидатов, но одного — как по совпадению, уже пришедшего на встречу в качестве слушателя — включить удалось. Согласовал своих кандидатов и Высокинский, тем самым увеличив группу до 23 человек. 

После этого мэр объявил, что получил больше 10 тыс. обращений от горожан по поводу места для строительства нового храма, но из нескольких десятков площадок рассматривать будет только 15, за которые подписывались чаще всего. 

Это пустырь на Белинского — Фурманова, недостроенная гостиница «Дели» на Куйбышева, пустырь за Макаровским мостом, заброшенная больница в Зеленой Роще, площадь Труда, сквер у Драмтеатра, акватория пруда и сама Зеленая Роща.«Площадка должна быть или в государственной или муниципальной собственности, или нужно, чтобы ее можно было выкупить.

Мы рассчитываем эту тему еще раз с архитекторами-градостроителям проговорить и вынести пять площадок для обсуждения. Дальше рабочая группа будет решать, как это будет проходить — через избирательные участки или будет несколько точек на территории района. На этой неделе я свяжусь с благотворителями проекта и после этого рассчитываю, что у нас появится пять площадок для наполнения опросного листа», — заявил Высокинский. 

Представители «Парков и скверов», депутат Константин Киселев и архитектор из арх-группы «Подельники» Полина Иванова выступили против такого списка, предложив Высокинскому исключить из опроса сквер возле Драмтеатра, из-за которого вспыхнул конфликт, и другие общественные территории с уже сложившейся практикой использования. Но мэр это предложение отбил, заявив, что готов исключить из списка зеленые зоны, кроме этого самого сквера — потому что «с точки зрения права, там все законно».

— Если я правильно понимаю, идея рабочей группы — снять социальную напряженность. Оставляя площадку в опросе, мы эту социальную напряженность не убираем. Так давайте уберем! — предложила Иванова.

— Когда мы говорим о социальной напряженности, мы говорим о температуре мнения защитников сквера. Но если мы убираем, понижаем их градус, повышается градус у тех, кто за храм, — парировал Высокинский. — Давайте не обострять, не режьте крылья градостроителям. Давайте мы с них начнем, а потом будем говорить — исключать площадки из опроса или не исключать.

В продолжение беседы Высокинский предложил такой вариант дальнейшей работы: когда мэрия отберет пять площадок для опроса, архитекторов попросят сделать эскизы строительства храма на этих точках, чтобы можно было голосовать «сразу за виды и горизонты». Со своей стороны глава пообещал после опроса «принять решение, которое будет принято».

Общественник Дмитрий Москвин возмутился желанием мэра провести процедуру отбора этих пяти площадок непрозрачно: «Я вынужден напомнить, что социология зафиксировала очень низкий уровень доверия к муниципальной власти. Самое главное — вернуть доверие хоть к каким-то институтам власти в городе. Сейчас оно имеет кризисный характер. Пока мы слышим только: „Кто-то с кем-то где-то посовещается, и мы потом куда-то вынесем“. И куда мы спешим? Полтора месяца, два месяца — можно и три, и четыре месяца это обсуждать». Глава Екатеринбурга заверил, что встреча с архитекторами, которая пройдет в эту пятницу, будет абсолютно открытой.

Вдобавок к этому Высокинский намерен переговорить с инвесторами проекта — руководителями УГМК и РМК. Но вот эти встречи открытыми он делать не обещал.Против исключения сквера как «конфликтной площадки» выступил и бывший главный архитектор города Михаил Вяткин: «Всегда будет кто-то, кто будет против, и не стоит ставить вопрос: вот здесь жесткий конфликт, а вот здесь не жесткий. Доверьтесь специалистам».

«Доверились уже», — заметила Полина Иванова, что Вяткина крайне возмутило. «Когда? Каким? Градсовет Екатеринбурга храм в сквере не обсуждал!» — заявил Вяткин. Это так: на тот момент, когда решение о храме согласовали на уровне области, градсовет в Екатеринбурге уже не собирался несколько месяцев, а после и вовсе был упразднен. Зато проект обсуждал градсовет при губернаторе Свердловской области, куда в числе прочих входит и сам Михаил Вяткин. 

«Наша цель — это мир и согласие.  Мы все соглашаемся с тем, что не строить в парках и скверах — это универсальный критерий, но в конкретном случае со сквером у Драмтеатра отступаем. Почему?Жители будут задавать вопрос, не будет ли и в другом случае таких исключений. Плюс, обеспечение мира и согласия — это градостроительный критерий, и по этому критерию площадка не проходит. Люди боятся, что начнутся подвозы, что голоса распределятся между разными участками, а с другой стороны будет „консолидированное“ голосование за храм в сквере. Люди боятся, что их обманут», — объяснил оппонентам Константин Киселев. 

Его поддержала социолог Наталья Маликова: «Сколько опросов нужно провести, по этой площадке, чтобы было понятно, что ее надо исключить? Опрос ВЦИОМ — 55% людей недовольны, опрос „Социум“ — 64% недовольны, третий опрос — 74% считают площадку неудачной. Сколько их еще нужно?» Александр Высокинский, однако, эти опросы как критерий для выбора площадки не признал: «У меня есть результаты слушаний на 3200 горожан, там не по случайной выборке, все с фамилиями-именами — там всего 200 против». 

Дождавшийся своей очереди представитель епархии отец Вениамин (Райников) возмутился тем, что противники строительства храма в сквере пытаются исключить его из опросного листа заранее. «Я вижу попытку сформулировать опрос таким образом, чтобы вариант туда не попал. Это подгонка под ответ. А чего бояться? Это противоречиво: с одной стороны — уверенность, что люди против этого места, а с другой стороны — боязнь проголосовать за это место.

Мы не боимся, пусть люди голосуют. Давайте, включайте, раз точно знаете, что этот вариант не пройдет», — заявил отец Вениамин. Райников также покритиковал отсутствие у оппонентов епархии какой-то организованной структуры и похвалил церковь за то, что она пошла навстречу и вышла на диалог «с людьми с улицы», чем вызвал недоумение у противников строительства храма в сквере. 

Перевести беседу в конкретику попытался депутат Алексей Вихарев, до заседания упорно работавший над возможными формулировками и способами подсчета голосов будущего опроса. Он предложил организовать 150 счетных участков по всему городу и провести опрос 28 июля, чтобы уже закрыть эту тему.

Но Маликова заявила, что проводить опрос летом нельзя, так как все находятся в отпусках и на дачных участках. «Скорее, делать это нужно в двадцатых числах сентября», — предложила она. Представитель епархии согласился с тем, что «возможно, не надо проводить опрос быстро», но конкретных решений группа так и не приняла. Продолжать обсуждение участники группы рассчитывают в следующий понедельник, 10 июня.

Глава Екатеринбурга Александр Высокинский пообещал, что к этому моменту предоставит группе «технологические заключения по каждой из площадок», чтобы группе уже было с чем работать. Спикер Игорь Володин заявил, что рассчитывает на начало конструктивного диалога в следующий понедельник. 

Активисты «Парков и скверов» итоги встречи оценили менее оптимистично. «Здесь не ищутся компромиссы, здесь продавливаются заранее принятые конкретные решения. Одна из наших задач — не допустить попадания сквера в итоговый список для опроса вообще. Мы уже видим, что дальше будет запущен механизм продавливания того решения, которое угодно власти. Вопросов это заседание пока оставляет больше, чем дает каких-либо ответов, и к правовой процедуре мы не приблизились. А это ключевой момент: все должно пройти в правовом поле», — констатировал Дмитрий Москвин. 

«Пока есть ощущение полного меньшинства, и мне кажется, что расклад шесть голосов против 14 будет сохраняться все время, и можно даже не пытаться ставить какие-то вопросы на голосование, — прокомментировала Полина Иванова. — С другой стороны, я считаю что задача рабочей группы — найти новый способ диалога, исследования, чего хочет город. В этом смысле я видела своей задачей постоянно возвращать их к вопросу о том, как именно мы выбираем площадки для строительства — кто их выбрал, по каким критериям, это рекомендательный список или уже „закрытый“?

Правила игры не установлены». На высказывание отца Вениамина она не обиделась. «[Отец Вениамин] так сказал „извините, но вы люди с улицы“, как будто боялся нас обидеть. Но мы реально люди с улицы и гордимся этим. Надеюсь, что улицы от нас не отвернутся, — заметила она. — Если бы депутаты действительно представляли людей, мы бы не сидели в этой комнате сейчас. Проблема в том, что людей сейчас никто не представляет. Я надеюсь, что мы оправдаем ожидания». 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}