На самом деле news.mail.ru

Вил Мирзаянов прокомментировал Business FM заявления «отцов» «Новичка»

Химик, который называет себя одним из создателей «Новичка», в эксклюзивном интервью подтвердил факт знакомства с Углевым и Ринком и допустил, что Скрипалей могли отравить именно тем веществом, которое в середине 90-х из лаборатории вынес Ринк.

Разработчиками боевого отравляющего вещества «Новичок», помимо уже известного широкой аудитории Вила Мирзаянова, который эмигрировал в США более 20 лет назад, назвали себя еще двое химиков.

Интернет-портал The Bell пообщался с Владимиром Углевым, а журналисты РИА Новости взяли интервью у Леонида Ринка. Один опроверг слова Мирзаянова о том, что «Новичок» существует в виде бинарного оружия. Фамилия второго фигурировала в нашумевшем деле об отравлении банкира Ивана Кивелиди. Вил Мирзаянов в беседе с Business FM подтвердил факт знакомства с обоими и допустил, что Скрипалей могли отравить именно тем веществом, которое в середине 90-х из лаборатории вынес Ринк.

Вил Мирзаянов бежал в 90-х в Америку, откуда и по сей день активно критикует действующую российскую власть. Владимир Углев, который, судя по его страничке в «ВКонтакте», также придерживается оппозиционных взглядов, остался в России и спокойно вышел на пенсию.

На вопрос The Bell о том, почему Организация по запрещению химоружия (ОЗХО) трижды не смогла найти доказательств производства «Новичка» в России, ответил, что до производства дело действительно так и не дошло. Леонид Ринк, по данным его странички в Facebook, до сих пор проживающий в Шиханах, в интервью РИА Новости наотрез исключил российский след в отравлении Скрипаля.

В чем сходятся показания трех отцов «Новичка»? Все трое подтверждают знакомство друг с другом. Все трое говорят, что работали над созданием группы отравляющих веществ — именно группы. Правда, не все признают, что для этой группы существовало общее название «Новичок» или «Новички».

Все трое уверены: принадлежность вещества, которым отравили Скрипалей, можно определить. Формула одна, но химический «почерк» при его синтезе у каждой страны свой.
Ринк считает, что это поможет доказать невиновность России. Мирзаянов думает, что этот след, напротив, именно в Россию и приведет. Углев просто сказал, что производитель отслеживается. На вопрос, можно ли подделать этот химический почерк, они пока не отвечали.

В чем их позиции расходятся? Мирзаянов называет себя одним из разработчиков «Новичка», Углев и Ринк это отрицают. По их словам, Мирзаянов в этом проекте возглавлял отдел противодействия иностранным техническим разведкам.

Углев в интервью The Bell добавил, что изобретателем «Новичка» Мирзаянова провозгласила Валерия Новодворская, а Мирзаянову это, видимо, очень понравилось.
Мирзаянов утверждает, что «Новичок» — это бинарное оружие. Углев это отрицает категорически. Ринк напрямую на этот вопрос не отвечал: о прошлом в этом интервью Леонида Ринка не спрашивали. А вопросы есть.

В 1995 году боевым веществом нервно-паралитического действия был отравлен банкир Иван Кивелиди. Ватку с ядовитой жидкостью поместили в телефонную трубку в его офисе. Яд оказался настолько мощным, что погиб банкир, его секретарша и патологоанатом, работавший с телом Кивелиди. Пострадали и правоохранители, работавшие на месте преступления спустя пять дней. А передал вещество отравителю через посредника как раз Леонид Ринк, вспоминает адвокат осужденного по делу об убийстве банкира Сергей Забарин.

Интересно, что по делу Кивелиди Ринк проходил лишь как свидетель: исходя из материалов, он не знал, что яд послужит орудием убийства.

Однако во время процесса выяснилось, что химик был судим за продажу отравляющего вещества, говорит адвокат Забарин:
— Он был без адвоката, допрашивался в качестве свидетеля. Да, он признал, что изготавливалось такое вещество, он допускал, что какой-то образец у него мог храниться в гараже, что он вынес это вещество, не знаю, с какой целью. В материалах этого дела были документы, подтверждающие факт продажи этого вещества еще каким-то бандюганам. Его привлекали к уголовной ответственности: он был условно осужден на один год именно за то, что выносил эту отраву из лаборатории.

— Никому не показалось странным, что условный срок — довольно легкое наказание за вынос такого суперотравляющего вещества?

— Он же находился под длительным контролем соответствующих спецорганов. Это же закрытая лаборатория. Поэтому просто, видно, его не отдали в руки правосудия.

— О каком количестве этого вещества говорилось, сколько он передал?

— Об одной ампуле, в которой, как я сейчас помню, с его слов, содержалось не менее 100 смертельных доз. Одна ампула, максимум один-два миллилитра.
Все трое — Мирзаянов, Углев и Ринк — говорят, что «Новичок» — очень сильное вещество и действует мгновенно. Почему же тогда и Скрипали, и полицейский до сих пор живы?
Как заявил Business FM Вил Мирзаянов, со временем концентрация действующего вещества падает: через 15 лет в качестве боевого оружия «Новичок» не годится. Однако, по его словам, для террористических целей не нужна высокая концентрация.

В итоге Мирзаянов не исключил, что в середине 90-х Ринк вынес из лаборатории именно «Новичка». Радиостанция спросила его о системе контроля, которая тогда действовала в лабораториях:
— Контроль ведется, но контроль ведется по весу. Вы его получаете на складе, скажем, 10 граммов, а потом, к вечеру, должны сдать обратно на склад. Время от времени отдел режима проверяет расход этого вещества, но по весу. Представляете, злоумышленник взял из 10 граммов 5 граммов и добавил туда совершенно нейтральные вещества, чтобы вес сохранился. И дальше что будет с этими 5 граммами, которые он налил свою ампулу, запаял ее, положил в нагрудный карман — и гудбай, пошел куда угодно.

— Учитывая, что адвокаты сторон, которые работали по делу Кивелиди, говорят, что злоумышленник мог хранить порядка 100 доз, можно ли допустить, что это то самое вещество, которое когда-то Ринк принес в гараж, и является тем самым веществом, которым сейчас отравили Скрипаля?

— Вполне возможно. Больше нет комментариев. Вполне возможно.
По словам Мирзаянова, группа, которая разрабатывала «Новичка», состояла из восьми, максимум 12 человек. В лаборатории было уже около 30 сотрудников, а всего над проектом работало не менее тысячи специалистов.

Прокомментировал Мирзаянов и возможные сценарии нападения на Скрипалей. По его словам, нанести вред только им и контактировавшему с ними полицейскому можно было бы, незаметно распылив незначительное количество вещества на их одежду. Отравитель при этом мог не пострадать. Для этого, по словам Мирзаянова, было бы достаточно надеть перчатки, обработать лицо и другие открытые участки кожи специальным средством, заранее принять антидот и задержать дыхание на момент распыления.
По признанию самого Мирзаянова, ни из ОЗХО, ни из Великобритании, ни из России официальных обращений с просьбой помочь в расследовании к нему не поступало. Пока что его мнение интересно только СМИ.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}