На самом деле Антон Фейнберг rbc.ru

Производительность труда в России снизилась второй год подряд

Производительность труда в 2016 году упала на 0,2%, сообщил Росстат. Минэкономразвития, которое делает ставку на ускорение производительности, ожидало, что показатель в прошлом году вырастет.

Производительность труда в России в 2016 году сократилась на 0,2%, свидетельствуют данные Росстата, опубликованные в пятницу. Таким образом, эффективность труда падает второй год подряд — в 2015 году снижение составило 2,2%.

Негатив от строительства и торговли

Отрасли экономики показали смешанную динамику производительности. Самой эффективной отраслью традиционно стало сельское хозяйство (+3,9%), хороший результат показало производство и распределение электроэнергии, газа и воды (+2,1%), а эффективность обрабатывающих производств выросла на 0,8%.

Сильнее всего в прошлом году просел по производительности сектор гостиниц и ресторанов (-4,8%). Отрицательные результаты показали, в частности, строительство (-3,6%), добыча полезных ископаемых (-1,7%), а также сектор оптовой и розничной торговли, который Росстат рассматривает в совокупности с ремонтом транспорта и бытовых изделий (-3,1%).

Индекс производительности труда по Росстату рассчитывается как отношение роста или падения добавленной стоимости за год к динамике совокупных затрат на труд.

Рост производительности труда выступает одним из главных факторов, благодаря которым Минэкономразвития планирует разогнать ВВП в ближайшие годы. В прогнозе социально-экономического развития, который министр Максим Орешкин представлял в конце августа, рост производительности труда в 2016 году оценивался в 0,1%. Это была предварительная оценка Росстата, говорит представитель министерства, теперь же опубликованы окончательные данные.

«В целом расхождение между оценкой и окончательными данными находится в рамках статистической погрешности и не требует внесения корректировок в прогнозные значения производительности труда», — говорит представитель Минэкономразвития.

Падение на 0,2% — «это довольно мало», полагает экономист «ВТБ Капитала» по России и СНГ Александр Исаков. «Вполне нормально. Это по-прежнему эффект кризиса, все логично», — считает и макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов.

Деньги за эффективность

В следующие годы, по расчетам Минэкономразвития, производительность должна ускориться до 2–2,6% (а при реализации реформ — до 3,1% к 2020 году). «Мы видим исторически хороший тренд роста производительности труда в торгуемых частных секторах, в обрабатывающей промышленности труда, в сельском хозяйстве», — отмечает Исаков. По его мнению, эти отрасли будут показывать стабильный рост на 2–3% — в частности, к росту в следующем году перейдет торговля. Медленнее эффективность будет расти у сектора услуг и госсектора, добавляет аналитик.

Официальные данные по производительности в следующие годы вполне могут соответствовать ожиданиям Минэкономразвития, но вопрос в том, окажут ли они необходимое влияние на динамику ВВП, рассуждает Мурашов (министерство ждет роста экономики на 2–3% в следующие годы в целевом сценарии). Пока в этом есть сомнения, добавляет аналитик.

Важно соотношение роста реальных зарплат и производительности, напоминает Мурашов. Центробанк неоднократно предупреждал об опасности ситуации, при которой зарплаты будут расти быстрее производительности, — она может вести к проинфляционным рискам. Усугубить это могут структурные диспропорции — есть вероятность, что они усилятся по мере дальнейшего роста экономики, объясняли аналитики ЦБ. Данные за 2016 год вновь показывают, что реальные зарплаты (они, по данным Росстата, выросли на 0,8%) расходятся с динамикой производительности, указывает Мурашов: «Мы вернулись на наш долгосрочный тренд, который нарушился только в 2015 году». Реальные зарплаты в этом году, по оценке МЭР, вырастут на 3,1%, в следующем — на 3,9%.

В ближайшее время рост зарплат будет опережать производительность — в основном из-за выполнения майских указов президента по увеличению зарплат бюджетников, пишет Минэкономразвития в своем прогнозе, внесенном в пятницу в Госдуму вместе с бюджетом. Ситуация изменится с 2019 года, когда повышение эффективности труда обгонит рост зарплат, считает министерство.

Достижимы ли цели

Пока динамика производительности труда в любом случае «крутится вокруг нуля», констатирует директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон. Минэкономразвития прогнозирует численность занятого населения на одном уровне в 2016–2020 годах (72,1 млн человек). Производительность труда — расчетный показатель, в такой ситуации все будет зависеть от роста ВВП, отмечает Гимпельсон и добавляет, что пока не видит мер по ускорению производительности труда.

Как объяснял Орешкин, проект по росту производительности труда, который готовит Минэкономразвития, будет включать «различные элементы — начиная от подготовки программ производительности на конкретных предприятиях и заканчивая программами переобучения сотрудников, которые в рамках этих программ будут высвобождаться с тех или иных предприятий». Граждане, которым придется уйти с неэффективных предприятий, как полагает министерство, смогут устроиться на новые рабочие места с более высокой зарплатой.

С 2011 по 2016 год, то есть с момента сокращения темпов роста ВВП, затем перешедшего в рецессию, производительность повысили практически все базовые отрасли российской экономики, показало исследование РБК. Исключением стала розничная торговля, где падение оборота не привело к сокращению сотрудников. Строительство, которое также сильно пострадало от сокращения потребительского спроса, отреагировало на кризис адекватнее, ощутимо снизив численность рабочей силы.

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}