На самом деле Подробнее: https:

«Наши» джихадисты в Сирии: до уничтожения еще далеко

В Сирии по-прежнему воюют тысячи джихадистов с паспортами России и республик бывшего СССР.

сирия,игил,джихадисты,русскоязычные боевики,азербайджан

Как заявил российский президент на встрече с офицерами Северного флота, выходцев из стран СНГ в Сирии сейчас около 9 тысяч человек. «Для нас с вами не менее важно то обстоятельство, что, к сожалению, на территории Сирии скопилось огромное количество боевиков — выходцев из республик бывшего СССР и из самой России, — сказал Владимир Путин. — По нашим предварительным данным, счет идет на тысячи: где-то по данным Генштаба ГРУ и наших других специальных служб, ФСБ, например, до четырех тысяч примерно из России и тысяч пять — из республик бывшего Советского союза».

Полтора года назад назывались менее внушительные силы джихадистов-выходцев из России и республик бывшего СССР. Например, по оценкам замглавы ФСБ Сергея Смирнова, в Сирии и Ираке на стороне боевиков воевало в 2015 году около пяти тысяч граждан стран СНГ. Половина — россияне. Западные журналисты, занимающиеся русскоговорящими боевиками и общавшиеся с ними, утверждали при этом, что их количество еще меньше. При этом боевик отряда «Имама Бухари» утверждал радио «Свобода», что только узбеков воююет в Сирии на стороне джихадистов 6 тысяч человек. С чем связано такое различие в цифрах, сложно сказать. Возможно, военная операция России в Сирии позволила спецслужбам получить более точные данные. Хотя именно она позволила Москве и уничтожить сотни боевиков, которые в любой момент могли и могут вернуться на родину. Джихадисты в Сирии не раз сами подтверждали в соцсетях гибель русскоязычных боевиков — в основном, лидеров группировок. Самый известный из них — военный командующий запрещенного в России «Исламского государства» Умар аль-Шишани, в миру Тархан Батирашвили. Почти год назад выходца из Панкисского ущелья Грузии настиг удар беспилотника в северной Сирии.

Кто и что же представляют из себя остальные тысячи по-прежнему воюющих за возрождение «халифата» в Сирии русскоязычных боевиков? И чем они опасны, проведя годы в окопах сирийской войны?

«Деды» сирийской войны

Условно джихадистов из России и республик бывшего СССР можно поделить на ветеранов и молодую поросль. Первые в большинстве своем представлены участниками чеченских и закавказских войн 90-х и 2000-х. Многие из них после успешных антитеррористических операций бежали в Турцию и другие восточные страны, где их и застала война в Сирии. А так как у них за плечами уже был богатый опыт боевых действий и большинство из них ничего не могло больше делать, как воевать, то сирийская кампания пришлась как никогда кстати. Именно «ветераны» и открыли дорогу радикалам бывшего СССР в Сирию, возглавив главную группировку приезжих джихадистов — «Даеш аль-Мухаджерин валь-Ансар». При этом они назывались еще и «Кавказским эмиратом в Шаме» — представительством виртуального государства на Северном Кавказе, который возглавлял убитый в 2012 году последний президент непризнанной Чеченской республики Ичкерия Доку Умаров. О них EADaily уже писало. В разное время «Даеш аль-Мухаджерин валь-Ансар» возглавляли разные чеченские командиры, однако самым известным был уже упоминавшийся Тархан Батирашвили. Выходец из Панкисского ущелья, по некоторым данным, наводил артиллерию на российскую технику во время конфликта между Россией и Грузией в Южной Осетии и после череды событий ему пришлось бежать в Турцию, после чего он и оказался в Сирии. Именно после его ухода вместе со сторонниками из «Даеш аль-Мухаджерин валь-Ансар» в 2014 году в образовавшееся «Исламское государство» и начался раскол в главной «постсоветской» группировке. Он закончился тем, что в позапрошлом году контроль над ней взяли арабы, и она исчезла из числа крупных соединений, влившись в сирийскую «Аль-Каиду» — «Джебхат ан-Нусру». Чеченские полевые командиры при этом до сих пор не потеряли самостоятельность и при всех коалициях джихадистов в Сирии старались сохранять номинальную независимость. Группировки «Ажнад аль-Кавказ», «Джунуд аль-Шам», «Джейшь Усра» являются союзниками сирийской «Аль-Каиды», но не вступают в нее. Основным источником их доходов была помощь различных турецких благотворительных фондов типа «Имкандер», IHH и пожертвования, которые в последние годы им стало собирать все труднее. О чем более года назад жаловался в своем видеобращении эмир «Джунуд аль-шам» Муслим Шишани. Тогда он заявил, что из-за безденежья джихадисты уходят. Также он жаловался на большие потери после начала российской авиаоперации и начавшегося наступления правительственных войск на севере Сирии.

За «халифат». Пока в Сирии

«Молодая поросль» — это те джихадисты, которые приехали в Сирию уже в разгар войны, и их причиной стала идеология, которой завлекли молодых мусульман в сирийскую мясорубку. Еще — бегство из бандподполий в своей стране. По рассказам боевиков, молодых, например, в «Даеш аль-Мухаджерин валь-Ансар» опытные боевики часто использовали в качестве пушечного мяса. Однако многие из них остались в живых.

Пророчество о том, что «халифат» возродится именно в Шаме (Сирии), стало мощным магнитом для исламских радикалов всего мира. Потянулись в средиземноморскую страну даже группировки выходцев из стран СНГ, воевавшие за «Талибан». Так, в прошлом году в Сирии образовалась «Джунуд аль-Махди» из около 400 башкирских и татарских экстремистов, прибывших из Афганистана.

Сами Россия и страны СНГ не стали исключением в образовавшемся потоке радикалов в Сирию по идеологическим причинам. Именно они — основная движущая сила «молодой поросли». Боевиков из бывшего СССР не встретить в светских группировках сирийской оппозиции. Все они принадлежат к джихадистским формированиям. Зачастую боевики образовывали катибы по этническому признаку, но отдельных группировок у них нет. Все они размазаны по всем крупным «игрокам»: от сирийской «Аль-Каиды», которая переименовалась в январе в «Тахрир аш-Шам», до «Исламского государства» (ИГИЛ — террористическая организация, запрещена в РФ). В первой, например, есть узбекские, туркменские, азербайджанские и даже крымско-татарские батальоны.

Представлены русскоговорящие боевики и среди джихадистов, которые участвуют в турецкой операции «Щит Евфрата». Не так давно в соцсетях распространяли видео обстрелов, которые ведет по правительственным войскам под Аль-Бабом бригада «Самарканд».Фото: twitter.com

Судя по сообщениям в соцсетях проджихадистских мадиаактивистов, русскоговорящие боевики, как и все остальные, понесли серьезные потери после начала российской авиаоперации и наступления правительственных войск на севере Сирии. Однако дилемма остаться в стране или вернуться на родину перед джихадистами с паспортами России и стран СНГ, похоже, пока не стоит. Скорее, выбор делается между аль-каидовской «Тахрир аш-Шам» и «ИГИЛ», между которыми уже давно идет война не только в окопах, но и за умы радикалов. Неделю назад в последнем оплоте сирийской «умеренной оппозиции» на севере Сирии в провинции Идлиб, где аль-каидовцы пытаются подмять под себя все группировки, с ними в бой вступила «Лива аль-Акса». Обе группировки потеряли более 100 человек. После чего «Лива аль-Акса» дали возможность покинуть Идлиб и присоединиться к «Исламскому государству». Как сообщает русскоговорящий джихадистский медиаактивист DrongoShami в Twitter, в составе группировки в ИГ ушло и около 200 русскоговорящих боевиков. К какой национальности они принадлежат, неизвестно.

Мочить в сирийских сортирах

Если цифры, которые предоставили российскому президенту спецслужбы верны, то выходцы из России и стран СНГ составляют едва ли не 10% всех сил «Исламского государства» и «умеренной оппозиции» вместе взятых. Причем, речь идет не только о неких рядовых «исламского войска». Русскоговорящие джихадисты представлены практически во всех уровнях управления и направлениях. В прошлом году стамбульский аэропорт «Ататюрк» атаковали три смертника ИГ, в результате чего погибло 44 человека и еще 239 получили ранения. Операцию организовал разыскиваемый в России чеченский боевик Ахмед Чатаев, который даже руководил всем известным наступлением на курдский Кобани на границе с Турцией, но провалил его. Другой пример — Абу Рофик. EADaily уже писало об этом узбекском блоггере, рекрутере и военном инструкторе в сирийскую «Аль-Каиду». В этом году он создал команду инструкторов и спецназа из 10 человек под названием Malhama Tactical. Эта частная военная компания предлагает подготовку спецназа для джихадистских группировок в Сирии как вживую, так и онлайн. При этом размещает в Youtube и Twitter свои ролики. Сам Абу Рофик утверждал, что служил в ВДВ. Правда, как будут продвигаться дела у первой частной джихадистской ЧВК дальше, неизвестно. Как сообщили в соцсетях проджихадистские медиаактивисты и подтвердили на странице Malhama Tactical в Twitter, две недели назад Абу Рофик попал под авиаудар вместе с беременной женой в провинции Идлиб. В начале января в Алеппо погиб другой член джихадистской ЧВК Абуль Бараа.

Как бы то ни было, но и без узбекского военного инструктора джихадисты из России и стран СНГ представляют собой не банды радикальных безумцев, а настоящие боевые соединения, имеющие практический опыт войны от 2−3 до 5 лет. Касается это и сражений в информационном пространстве. Сейчас практически любая группировка имеет русскоязычную версию соцстраниц или ее обслуживают русскоговорящие медиаактивисты, умеющие подать «правильную» картину реальности.

Сегодня они не собираются массово возвращаться на родину. Однако это время может наступить и джихадисты на это надеются. Как признался один чеченский боевик «Эмирата Кавказ» изданию APN, Сирия — отличная тренировочная площадка для молодых бойцов, и там они получат отличный боевой опыт перед возвращением на родину. Лидер чеченской группировки «Ажнад аль-Кавказ» Абдул Хаким Шишани вообще же заявил на днях корреспонденту радио «Свобода» Джоанне Парасюк (кого еще могут интересовать планы этого головореза), что уже сегодня джихадисты готовы помогать своим «братьям» и «сестрам» в Чечне и что-то уже делается, но он не может сейчас об этом говорить.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что президент России поднял тему рассадника терроризма в Сирии. Не вызывает вопросов и то, почему большая часть российских авиаударов была направлена не против ИГ, а против «умеренной оппозиции». С одной стороны, она представляла собой наибольшую угрозу Дамаску. С другой, именно среди «умеренных» больше всего джихадистов-выходцев из республик бывшего СССР.

«Говорил ему (военному инструктору джихадистов Абу Рофику), ты нужен живым, сохрани себя и передай знания. Уверен, это русские его забомбили или по их наводке, потому что они всех отслеживают и убивают лидеров общественного мнения. Отдельная группа работает и собирает информацию о таких людях. Как много писали умные мусульмане про фсбешные и разведывательные деятельности кафиров. Государство — это система, она мощно работает», — написал в соцсети некий Руслан Мурзаков, знакомый уничтоженного джихадиста.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}