На грани Владимир Седов lenta.ru

«На зону вы уже не вернетесь» Российских заключенных предложили отправить в зону боевых действий. Что это даст армии?

Российские заключенные могут получить возможность поучаствовать в боевых действиях и даже заслужить помилование — соответствующий законопроект разработали в Совфеде. По мнению авторов, такая мера устранит пробел в законодательстве и позволит осужденным загладить вину перед обществом, защищая интересы своей страны. Согласно законопроекту, за «мужество и героизм на военной службе» заключенных могут помиловать решением суда — для этого понадобится ходатайство представителей Минобороны и заключение прокурора. Почему российских уголовников решили поставить под ружье и насколько они будут полезны на поле боя, выясняла «Лента.ру».

Заключенные стали участниками боев в зоне специальной военной операции (СВО) на Украине практически с первых дней ее проведения. Спустя три дня после начала СВО в Киеве заявили, что в целях мобилизации из тюрем решено освободить бывших военных.

Спустя сутки президент Украины Владимир Зеленский подтвердил, что украинские заключенные с опытом боевых действий будут освобождены и смогут искупить свою вину на поле брани. Такое решение Зеленского вызвало неоднозначную реакцию на Украине, но вскоре осужденные действительно стали пополнять ряды бойцов ВСУ.

В частности, по данным Минобороны РФ, за счет украинских зэков доукомплектовывалась 127-я бригада территориальной обороны в Харькове. Что касается России, то первым осужденным, пожелавшим отправиться в зону СВО, стал таксист из подмосковного Одинцово Намик Тагирбеков.

В 2020 году он попал за решетку за то, что сел пьяным за руль и на рабочем Hyundai Solaris в подмосковной Немчиновке сбил мужчину и его дочь. В результате ДТП ребенок погиб, а Тагирбеков получил семь с половиной лет колонии.

Узнав о начале СВО, осужденный подготовил документы и подал ходатайство в Новомосковский городской суд, в котором просил отправить его в зону боевых действий на Украине в зачет неотбытой части срока. Впрочем, 28 апреля судья Сергей Щегуров отказал осужденному, даже не рассмотрев его просьбу.

Перечень вопросов, подлежащих рассмотрению при исполнении приговора, не содержит пункта о возможности замены наказания на добровольное участие в боевых действиях
Из постановления Новомосковского городского суда

Заключенный Тагирбеков явно поспешил со своей инициативой: на тот момент не было ни законных оснований, ни известных прецедентов с привлечением осужденных к боевым действиям. Но уже осенью дискуссия о подобной практике вовсю развернулась в российском обществе.

«Нам нужны штурмовики»

14 сентября, за месяц до инициативы Совфеда о привлечении заключенных к боевым действиям, в сети появился ролик, снятый в одной из российских колоний. На кадрах мужчина выступал перед заключенными и предлагал им вступить в ряды частной военной компании (ЧВК) «Вагнер».

Видео прокомментировала пресс-служба группы компании (ГК) «Конкорд»: там отметили, что загадочный мужчина «чудовищно похож» на бизнесмена Евгения Пригожина. Сам Пригожин является собственником ГК «Конкорд» и основателем ЧВК «Вагнер».

Выступающий рассказал заключенным, что в рядах ЧВК категорически запрещены дезертирство, сдача в плен, употребление алкоголя и наркотиков, а также мародерство и «сексуальные контакты с местным населением». При этом «Вагнеру» требовались бойцы в возрасте 22-50 лет, но не со всеми статьями.

Мы внимательно относимся к тем, кто сидит по статье 228 УК РФ («Незаконный оборот наркотиков»), — исключительно по тому, была зависимость или нет. Мы очень внимательно относимся к тем, кто сидит по сексуальным статьям — но понимаем, что бывают ошибки. Кто нам нужен? Штурмовики. 60 процентов моих парней — штурмовики, и вы будете одними из них
человек, похожий на Евгения Пригожина

Человек, похожий на Евгения Пригожина, в резонансном ролике утверждал, что заключенных, желающих вступить в ряды ЧВК «Вагнер», ждет проверка на полиграфе и ответы на определенные вопросы — для проверки психологической устойчивости. Выступающий обещал, что спустя полгода службы в ЧВК осужденный сможет отправиться домой с помилованием.

«На зону вы уже не вернетесь», — отмечал он и задавал риторический вопрос: кто еще может вытащить с зоны человека, осужденного на десять лет?

Видео из российской колонии вызвало большой резонанс. 18 сентября члены Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России (СПЧ) попросили генпрокурора Игоря Краснова объяснить ситуацию с возможным участием заключенных в боевых действиях в зоне СВО на Украине.

В СПЧ обратили внимание, что освободить заключенного, не отбывшего наказание, можно лишь на основании помилования президента, амнистии, объявленной Госдумой, или в случае УДО по решению суда. 19 октября член СПЧ Ева Меркачева в своем Telegram-канале опубликовала ответ надзорного ведомства, согласно которому вопрос с законностью направления осужденных в зону СВО Генпрокуратура переадресовала во ФСИН и взяла на контроль. Но вопрос, на каком основании осужденных могут помиловать после пребывания в рядах ЧВК, остался открытым.

Возвели в закон

С законопроектом об отправке заключенных в зону СВО первым выступил парламент Башкирии: 30 сентября там сообщили, что документ внесен в Госдуму. Его авторы предлагали по решению суда давать осужденным отсрочку от отбытия наказаний в связи с участием в боевых действиях, а один день боев засчитывать за десять дней в колонии.

Благодаря такому пересчету осужденные, вернувшиеся из зоны СВО, могли бы рассчитывать на УДО или смягчение наказания по решению суда.
В законопроекте отдельно указывалось, что на пересмотр наказания могут рассчитывать и раненые в ходе боев. Впрочем, авторы документа предлагали дать шанс на отправку в зону СВО далеко не всем заключенным.

Не смогут воспользоваться отсрочкой граждане, осужденные за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних до 14 лет и ряд других тяжких уголовных правонарушений
Из сообщения парламента Башкирии

А 13 октября стало известно, что аналогичный законопроект, дающий право осужденным — как военнослужащим, так и гражданским лицам — участвовать в боевых действиях, разработали в Совфеде.

Нами предложено внести изменения в УК (...), дополнив его статьей 82.2, предусматривающей возможность «предоставления в военное время, в период мобилизации, военного положения или вооруженного конфликта определенным категориям осужденных отсрочки исполнения наказания в связи с направлением их для участия в боевых действиях»
Ольга Ковити, дисенатор

При этом за «мужество и героизм на военной службе» осужденных предлагают полностью освобождать от наказаний по решению суда. Такое решение должно основываться на данных прокурора и военного командования. «Законопроект отвечает интересам военной безопасности России», — отметила сенатор Ковитиди.

Но, как и в случае с законопроектом из Башкирии, в документе Совфеда особо отмечается, что некоторые категории заключенных не будут привлекаться к участию в боевых действиях. В частности, речь идет о тех, кто был осужден за призывы или участие в массовых беспорядках, а также за нарушение правил проведения митингов. Также в этот список попали осужденные за публичные действия по дискредитации Российской армии, пропаганду нацистской символики и призывы к санкциям против России.

«Их пребывание в колониях — обуза для государства»

Как говорит в беседе с «Лентой.ру» генерал-майор Федеральной службы безопасности (ФСБ) России в запасе Александр Михайлов, в случае с резонансными законопроектами от парламента Башкирии и Совфеда надо понимать, что осужденные по тяжким статьям или наркозависимые ни при каких условиях не будут участвовать в боевых действиях. Но тем, кто хочет получить свободу в бою, может выпасть такой шанс.

В местах лишения свободы много тех, кто сидит за малозначимые преступления. Их пребывание в колонии — обуза для государства: таких осужденных нужно поить, кормить и охранять. Но среди них есть много тех, кто давно осознал свою вину и готов искупить ее, однако им мешает технический момент, связанный с приговором суда
Александр Михайлов, генерал-майор ФСБ в отставке

По мнению Михайлова, очень важно законодательно закрепить порядок отбора заключенных для привлечения к военной службе. Должно быть исключено появление в рядах ЧВК или воинских соединений серийных убийц, тех, кто совершил сексуальные преступления против детей и другие особо тяжкие преступления.
Генерал-майор ФСБ в запасе Александр Михайлов

Однако таким осужденным, как условный таксист, случайно устроивший смертельное ДТП, генерал-майор ФСБ предлагает дать шанс искупить свою вину перед обществом на поле боя. При этом дать ли заключенному такую возможность, должен решить суд, — Михайлов сравнивает это с формальным изменением меры наказания.

Фактически пребывание в тюрьме заключенному меняют на участие в боевых действиях по его просьбе. Я думаю, рассматривать этот вопрос должен не тот суд, который вынес приговор осужденному, а ближайший к его колонии. При этом необходимо учитывать характеристику на заключенного от ФСИН и принимать решение с учетом нее
Александр Михайлов, генерал-майор ФСБ в отставке

Между тем законопроект Совфеда предлагает полностью освобождать заключенных от наказания за «мужество и героизм на военной службе» по решению суда. Фактически речь идет о помиловании, но сегодня в России право таких решений есть только у президента.

Как объясняет Александр Михайлов, если заключенных в России решат массово привлечь к боевым действиям, глава государства физически не сможет оформить такое количество актов о помиловании, именно поэтому подобный вопрос надо отдать на рассмотрение суда. По мнению судьи в отставке Сергея Пашина, действующее законодательство к этому готово. В качестве ближайшей аналогии Пашин приводит механизм снятия судимости, который успешно работает сегодня.

Сейчас упор делается на исправление, перевоспитание и приобретение постоянного места работы. Речь идет о том, что человек в целом зарекомендовал себя хорошо.
В истории с помилованиями таким основанием будет участие в СВО или в каких-либо боевых действиях вообще — это должен решить законодатель
Сергей Пашин, судья в отставке

«Они могут стать разлагающим элементом»

Между тем законопроекты о привлечении заключенных к боевым действиям не вызвали энтузиазма у большинства офицеров российских вооруженных сил — об этом «Ленте.ру» рассказал доктор военных наук, военный эксперт Константин Сивков. По его словам, многие офицеры настроены скептически.

Они сомневаются, что доукомплектование частей уголовниками хорошо скажется на боеспособности подразделений. Военные надеются, что большинство новых кадров из числа осужденных поступит в специализированные подразделения — вроде ЧВК «Вагнер».

Для армии осужденные могут стать разлагающим элементом: они однозначно не должны включаться в состав вооруженных сил. Их можно использовать только в специальных подразделениях — типа штрафных. Это должны быть малочисленные отдельные подразделения, действующие под контролем ФСБ и военной полиции
Константин Сивковдоктор военных наук, военный эксперт

По словам Сивкова, подразделения из осужденных должны быть небольшими, чтобы регулярная армия в экстренной ситуации могла их легко подавить. Эксперт отмечает, что уголовников, стремящихся в зону боевых действий, можно условно разделить на три категории.

Первая — это те, кто действительно жаждет искупить свою вину кровью и занять достойное место в обществе. Возможно, такие люди случайно совершили преступления и полностью раскаялись. Их порыв пойти в бой Сивков считает достойным и полностью поддерживает.

Вторая категория, которую выделяет собеседник «Ленты.ру», — это осужденные, не осознавшие своей вины, идейные уголовники, привыкшие жить за счет общества и не работать. Для них отправка в зону боевых действий — это шанс вырваться на свободу и продолжать совершать преступления, да еще и с оружием в руках.

По словам Сивкова, такие заключенные для армии — «безусловный разлагающий элемент». Впрочем, есть и третья, самая опасная категория осужденных: это люди, у которых до и во время заключения сформировалась ненависть ко всему русскому обществу.

Такие люди с оружием в руках могут перейти на сторону врага. Немалая часть уголовников ориентирована на то, чтобы ничего не делать и получать от общества максимум. Я сомневаюсь, что они готовы реально рисковать своей жизнью ради этого общества и государства
Константин Сивков, доктор военных наук, военный эксперт

Именно поэтому Сивков считает крайне важным отделять заключенных, которые стремятся воевать по идейным соображениям, от общественно опасных. Чтобы не допустить ошибки, с потенциальными бойцами должны работать как психологи, так и сотрудники МВД, ФСБ и пенитенциарных учреждений, где осужденные отбывают свои сроки.

Между тем некоторые эксперты, с которыми пообщалась «Лента.ру», назвали использование заключенных в боях данью традициям и привели пример штрафных батальонов времен Великой Отечественной войны. Впрочем, как отмечает Константин Сивков, в годы войны штрафбатов было всего несколько на всех фронтах, и их эффективность сильно завышали в кино и художественной литературе.
***

Пока законодатели и эксперты ломают копья вокруг того, стоит ли привлекать заключенных к боевым действиям, в ЧВК «Вагнер», судя по всему, такая практика уже существует — и даже дает определенные результаты. Одним из бойцов ЧВК стал заключенный Станислав Богданов, вор-рецидивист из Великого Новгорода.

В 2012 году Богданов избил мирового судью Сергея Жиганова железной кочергой в его собственной квартире. Он сорвал с судьи золотую цепь и потребовал выдать ему ПИН-коды от банковских карт.

Затем Богданов забил Жиганова до смерти гантелей и скрылся, украв паспорт и удостоверение мирового судьи

Богданова задержали, и он предстал перед судом. Его признали виновным по двум статьям УК РФ — 105 («Убийство с особой жестокостью») и 162 («Разбой») — и приговорили к 23 годам лишения свободы. Осужденному оставалось сидеть более десяти лет, но каким-то образом он сумел попасть в ряды ЧВК «Вагнер» и отправился в зону СВО на Украине.

12 октября стало известно, что 35-летний Богданов — теперь уже бывший заключенный — был помилован. И не исключено, что подобные истории в будущем еще не раз станут достоянием общественности.

Опубликовано: 28 октября 2022

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке и размещении материалов о специальной операции на Украине все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением», «войной» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

** Компания Meta и принадлежащие ей соцсети Facebook и Instagram признаны экстремистскими, их деятельность запрещена в России.

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Спасибо за сообщение, Ваш комментарий отправлен на модерацию.

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}