На грани Ампелонская Алина fontanka.ru

Вы готовы к посмертной встрече с душой вашего ребенка? «Фонтанка» убедилась, что в больницах Иркутска спрашивают это перед абортом

Как минимум в одной из государственных больниц Иркутска «Фонтанке» подтвердили, что прямо сейчас вынуждают беременных пройти бьющее по психике анкетирование. То самое, от которого отрекся областной минздрав и где женщине предлагают дать имя своему не рожденному из-за аборта ребенку. Мы также поговорили с теми, кто совсем недавно сталкивался таким давлением. Имена героинь изменены по их просьбе.

Светлана пришла на прерывание беременности в декабре 2021 года. Это была городская больница №6.

— Когда я сдала анализы, которые назначила мне гинеколог, она направила меня к психологу, — вспоминает она. — Под конец беседы психолог положила на стол такую анкету и задавала вопросы оттуда. Сказала, что это анкета из министерства.

Беременность иркутянка сохранила. Говорит, что давление в женской консультации на нее не повлияло: просто они так решили с мужем. В конце лета Светлане рожать. Это будет второй ребенок в их семье.

Анкету, которая вызвала ожесточенное обсуждение, в начале августа выложила в своей соцсети москвичка Татьяна Август. Она уточнила, что на жесткие вопросы заставили ответить ее подругу в одной из частных клиник Иркутска. Но название медучреждения назвать отказалась, что позволило местному минздраву выступить с опровержением. Между тем такая анкета не только существовала на официальном уровне, она существует до сих пор. В этом убедилась «Фонтанка». Вопросы в анкете такие:

«Знаете ли вы, что после аборта женщину часто преследует чувство вины за убийство нерожденного ребенка?»

«Какую нужно иметь зарплату, чтобы не делать аборт?»

«Если бы вы точно знали, что ребенок свою первую зарплату принесет вам, вы бы отказались от аборта?»

«Если преступник в суде скажет, что он убил, потому что у него маленькая квартира, его оправдают?»

«Вы готовы к посмертной встрече с душой вашего ребенка?»

«Как бы вы назвали своего ребенка?»

«Вы бы смогли посмотреть на то, что из вас удалили?»

«Я заполняла такую анкету. Поменяла решение. Моему счастью сегодня 9 месяцев», — это комментарий в местном паблике. Женщина, которая его оставила, говорит, что считает допустимыми подобного рода вопросы.

Валерия была в городской клинической больнице №8 в прошлом сентябре. «Персонал настроен к абортницам с агрессией. Разговаривают так, как будто я пришла милостыни просить у них», — рассказывает она. Психолог дважды вызывала Валерию на беседу — «с расчётом на то, что я все же изменю своё мнение», а перед самой процедурой «отношение было соответствующее». Аборт Валерия сделала.

«Фонтанка» позвонила в иркутскую больницу №8 под видом пациентки.

— Хочу уточнить еще: лет пять назад делала аборт, и в той клинике меня заставили проходить анкетирование с вопросами типа, как я бы назвала убитого ребёнка и так далее. У вас нет такого?

— Ну, это везде. Психологи. Обратитесь в любую платную клинику, в «молекулярку», «диагностический», какие там еще? Целая куча их.

— Такие вопросы — это нормально? Их везде задают?

— Да везде, это стандарт.

В городской поликлинике №15 ответили менее определенно: «Я не знаю, есть ли сейчас это анкетирование или нет. Вряд ли, конечно, но это все равно формальность, то есть это должно быть. В любом случае мы не должны допускать абортов. Проводится беседа, но если вы не согласны, вы можете отказаться от этого».

А вот рассказ женщины, чья дочь обращалась в поликлинику №15 в июле этого года.

«Первые роды прошли с осложнениями (кесарево), после родов прошло меньше года, и дочь забеременела вновь. Когда пришла на прием, врач-гинеколог сказала, что рожать опасно и лучше делать аборт, озвучила цены на данную процедуру, всучила анкету и записала к психологу», — рассказывает Анна. По ее словам, дочь делать аборт не хотела: «сильно переживала и плакала». Анкету девушка порвала, недочитав вопросы.

Анна предложила дочери проконсультироваться с другим врачом (вдруг все не так страшно?) и потом самостоятельно сделать выбор. На следующий день они вместе поехали в другую больницу с уже принятым решением рожать. На прошлой неделе обследовались — с ребёнком всё хорошо.

Областной минздрав продолжает настаивать, что подобного рода анкеты не могут легально существовать в государственных медучреждениях. «У нас прерывание беременности оказывается в соответствии с распоряжением министерства. В данном распоряжении указано психологическое консультирование, но оно является добровольным, то есть женщина может от него отказаться. Женщинам не дают никакие анкеты, их направляют в кабинет психологического консультирования», — заявила «Фонтанке» пресс-секретарь ведомства Виктория Келэвро.

Легально такая анкета была утверждена областным минздравом в 2015 году и просуществовала целый год, пока ее не отменили как противоречащую федеральному законодательству.

«То есть это было более шести лет назад, сейчас оно даже не имеет никакой силы, потому что есть другой приказ, который говорит, что этот утратил силу», — стоит на своем Виктория из минздрава и слышать не хочет про недавние рассказы женщин и разговор с больницами.

«В регистратуре откуда это могут знать, даже если предполагается, что ее должен давать врач?» — на этом Виктория посчитала беседу законченной и отправила журналиста в Росздравнадзор. В надзоре пока читают запрос «Фонтанки».

Как устроена процедура прерывания беременности в России и Петербурге

Согласно ст. 56 федерального закона «Об основах охраны здоровья», «каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве», а «искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при наличии информированного добровольного согласия».

Приказ Минздрава России от 20.10.2020 № 1130н «Об утверждении порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология» предполагает направление в специальный центр для женщин, оказавшихся в трудной ситуации. Среди функций центра есть и такая:

— участие в формировании у женщины сознания необходимости вынашивания беременности и дальнейшего воспитания ребенка.

Главный врач петербургской W-Clinic Дарья Бурмакина:

— Если женщина решила прервать беременность, она должна совершить в клинику три визита. Первый визит — нулевой, где она рассказывает врачу о том, что она беременна и приняла такое решение. Гинеколог должен оценить срок беременности и дать с собой информированное добровольное согласие. У него есть четкие формулировки, это государственный образец, там нет ничего про встречу с душой ребёнка. Второй визит, на котором будут даваться таблетки для медикаментозного прерывания беременности, должен произойти через определенное количество времени, которое прописано в законодательстве: от 48 часов до 7 дней в зависимости от срока беременности. После этого она приходит еще раз, чтобы оценить, все ли прошло удачно.

К вопросу о допустимости таких [как в Иркутске] анкет — женщина и так берет на себя сложный выбор, и иногда делает его еще за того человека, который тоже не использовал контрацепцию. И ей приходится с таким сталкиваться. Это по-другому не называется, как эмоциональное насилие.

Акушер-гинеколог СПб ГБУЗ «Центр планирования семьи и репродукции» Алёна Поликарпова:

— Психологическое консультирование перед абортом обязательно, но давления на нем оказываться не должно. Это просто беседа с клиническим психологом тет-а-тет. У нас ни разу не было жалоб на то, что пациента принуждали отказаться от прерывания беременности. Бывают случаи, когда женщины отказываются, но, скорее всего, они уже с этим пришли и колебались. Психолог задает пациентке открытые вопросы о том, хочет ли она обсудить свою ситуацию. Если женщина говорит, что уже все решила и говорить об этом не хочет, консультация заканчивается.

Я, в принципе, не имею права оценивать пациентку с этической точки зрения, потому что она пришла ко мне как к врачу за помощью. Не важно, какую помощь от меня требуют, лечение заболевания это или прерывание беременности, я ей эту помощь оказываю. Вопросов о её желании или нежелании прерывать беременность возникать не может.

 

Опубликовано: 8 августа 2022

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке и размещении материалов о специальной операции на Украине все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением», «войной» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

** Компания Meta и принадлежащие ей соцсети Facebook и Instagram признаны экстремистскими, их деятельность запрещена в России.

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Спасибо за сообщение, Ваш комментарий отправлен на модерацию.

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}