На грани Андрей Карев novayagazeta.ru

Жизнь и смерть Жени Ипатова, столкнувшегося с несправедливостью

Странная гибель обычного парня, который перед смертью записал видео о пытках в отделе полиции. Наверное, тоже обычных. «Я привез видео, где близкий мне человек рассказывает о пытках в полиции г. Сочи. После этого он погиб», — говорилось в записке, оставленной в проходной редакции. Автором этого сообщения оказался 45-летний Дмитрий Иванников.

По его словам, он специально добирался из Сочи в Москву на попутках, опасался, что его поймают и не позволят передать нам видео, которое записал перед смертью его близкий друг. Обезглавленный труп товарища обнаружили на железнодорожных путях в Адлере. Родственники погибшего парня не верят в версию полицейских — что он будто сам бросился под поезд — и требуют расследовать происшествие. Однако Следственный комитет отказался возбуждать дело по статье «доведение до самоубийства».

Свой рассказ Дмитрий начал издалека. В 2004 году переехал с матерью с Крайнего Севера, из небольшого города Инта (Республика Коми), в Ростовскую область. После смерти матери в 2011 году уехал в Москву. Женился. Брак не сложился, из-за постоянных конфликтов и ссор случился развод. Осенью 2019 года Иванников переехал в Сочи. Первое время жил в хостеле, работал на стройке. В хостеле познакомился с тогда еще 23-летним Евгением Ипатовым. На кухне они разговорились, каждый поделился своей историей. Евгений рассказал, что из Абхазии, где отдыхал, приехал в Сочи автостопом вместе со своей девушкой Мариной, но во время путешествия между молодыми людьми случился конфликт, подруга его бросила. Ипатов говорил, что не хочет возвращаться домой в Ижевск. Жаловался на низкие зарплаты и не видел там никаких перспектив.

Дмитрий предложил Ипатову работу на стройке. Евгений согласился — у него уже был опыт работы электриком. Как рассказали его родные, Женя родом из небольшого села Юкаменское, в 177 км к северу от Ижевска, окончил местный техникум по специальности «электромонтер», ушел в армию, хотел остаться служить по контракту, но передумал. Мама Ипатова, Людмила Зянкина, вспоминает, что сын с малых лет интересовался техникой, поэтому в выборе специальности особо не сомневался. После окончания учебы перебрался в Ижевск, к родной тете Ольге Ипатовой. Поступил в вуз тоже по технической специальности, но не доучился. Начал встречаться с Мариной, и учеба отошла на второй план. Молодые люди решили поездить по России и попробовать пожить в разных городах.

Были планы уехать из страны

«Он всегда улыбался, за два года у него никогда не было плохого настроения. Даже когда были тяжелые времена, он не унывал. В его приоритетах после любви к своей маме дальше шел я. Относился к нему как к сыну. Поругаемся, максимум через час его обнять охота и помириться. Я же понимаю, что у него не было злобы, никогда не лицемерил, к деньгам не было жадности», — с надрывом рассказывает Дмитрий.

Заказы по работе электрика находили через разные группы в WhatsApp. Также размещали объявления в интернете. Поначалу получали небольшие деньги, не было инструментов для работы, приходилось брать в аренду. «Вот как сейчас помню, сидим у морпорта с Женей, мы тогда уже накопили 20 тысяч руб. Он мне говорит, что у нас есть достаточно денег, чтобы уехать из хостела и снять нормальное жилье», — вспоминает Иванников.

Нашли жилье на ул. Красная, 89, хозяином дома оказался Рафаэль Абрамян. Он им предложил снять пристройку. Помещение было небольшое, Дмитрий и Евгений спали на одном диване, на тесноту не жаловались. Продолжали заниматься электромонтажом, за первый год работы смогли купить инструментов на 200 тыс. руб. «На себя почти никаких трат не было, все вкладывали в инструменты», — говорит Дмитрий.

У них была общая цель — переезд в Москву в январе 2022 года. Иванников объяснил, что им было тесно в Сочи, хотелось заказов побольше и подороже, для этого «пахали как черти». Дмитрий и Женя планировали так: проведут в столице три года, пройдут спецкурсы по ремонту для «умных домов» и тогда смогут работать на более высоком уровне. Думали еще подучить иностранный язык, а потом можно было бы уезжать из страны. Рассматривали для переезда ОАЭ или Оман. Как пояснил Иванников, Женя считал, что в тех странах много строят жилья, есть возможность большого заработка.

«Он попал. Дело на контроле у ФСБ»

«В начале сентября, — взволнованный Иванников приступил к основной части истории, — на телефон Евгения поступил заказ от некоего подрядчика Максима». «Очень неприятный человек» — так охарактеризовал его Ипатов. Тот попросил помочь ему с поиском неполадок в проводке у заказчика, квартира находилась в сочинском районе КСМ. После встречи с заказчиками — двумя пенсионерами — Евгений рассказывал Дмитрию, как Максим в той квартире «содрал все обои, испортил стену, но поломку так и не нашел». Женя познакомился с хозяевами, они и объяснили: произошло замыкание, не работала какая-то часть розеток. Евгений пытался разобраться, в чем проблема, но ему, как он утверждал, постоянно мешал Максим. На этой почве у них возник конфликт, и хозяева квартиры прогнали подрядчика. Евгений сказал хозяевам квартиры, что обрыв проводки нужно искать со специальным оборудованием и он сможет выполнить работу завтра. На следующий день он им позвонил, но никто не ответил.

22 сентября, — продолжил Иванников, — они с Евгением собирались поехать в баню. Но Ипатову поступил очередной заказ. Он сказал, что много времени ремонт не займет, и предложил Дмитрию ехать без него, а он присоединится попозже. В 15 часов Евгений поехал на заказ.

«Черт меня дернул. Я что-то почувствовал и не поехал в баню. Внезапно раздался звонок от Жени (где-то часов в 18).
Я почувствовал в его голосе что-то странное. Когда живешь с человеком на 12 квадратных метрах и спишь на одном диване, то можешь почувствовать неладное.
Женя сказал, что его задержали. Спрашиваю, какая причина. Он говорит — якобы административное дело. Потом через два часа он снова позвонил и попросил привезти продукты, его оставили на ночь в отделе полиции (ближайший отдел полиции на ул. Абрикосовой, 17В. — Ред.)», — вспоминает Дмитрий.

В тот день продукты он так и не смог передать. Ему посоветовали приехать утром. «Я ночь не спал. Начал обзванивать адвокатов. Нашел одного. Тот мне сказал, что Женю должны привезти в Центральный районный суд в 10 утра, что могут ему дать 10 суток ареста», — сказал Дмитрий.

На следующий день он взял деньги для адвоката и паспорт Ипатова. У суда Иванников заметил полицейскую машину, хотел узнать у сотрудников, есть ли среди них его друг. Минут через пять позвонил Женя, просил отправить фото его паспорта на WhatsApp и потребовал от друга, чтобы тот к нему не приезжал ни под каким предлогом. Связь оборвалась. «Позвонил адвокат, я ему сказал, что Женя до сих пор в отделе. Он меня послал», — передал разговор с адвокатом Дмитрий.

После того как он отправил фото паспорта, утверждает Иванников, Ипатов советовал ему вернуться домой. В растерянности Дмитрий попросил помощи у Рафаэля, у которого они снимали жилье. Тот связал его со знакомым участковым. «Он сказал, не переживай, сейчас все решим. Я успокоился. Потом участковый перезванивает и говорит, что дело — «жопа». На встрече участковый показал экран своего телефона, и там сообщение от его коллег: «Не лезь сюда. Он попал. Дело на контроле у ФСБ», — прочел Иванников. Потом полицейский уточнил, что Ипатову «шьют» кражу 60 тысяч рублей у пенсионеров (хозяева квартиры в районе КСМ. — Ред.) по ст. 158 УК. А про ФСБ… Ну а как еще напугать, чтоб не лезли?

«Хуже фашистов»

Через день Женя снова связался с Иванниковым — сказал, что едет со следователем домой, просит срочно куда-нибудь уйти. «Выхожу из дома, отдал ключи Рафаэлю. Отхожу от дома на 500 метров. Через 30 минут звонит Женя и говорит, что его отпустили и он не понимает, что происходит. Не взяли никаких расписок, совсем ничего. Трубку берет Раф и просит вернуться», — Иванников не был уверен, что стоит возвращаться.

Он связался с Ипатовым по видеосвязи. Как уточнил Дмитрий, его друг находился в подавленном состоянии, в руках держал строительный нож и пытался себе нанести повреждения. «То, что со мной сделали, я так жить не смогу больше», — говорил он. Иванников уговорил товарища не делать глупостей, решили быстро собрать вещи и срочно уехать в Адлер — временно снять новое жилье. Уехали.

«В отделении полицейские относились к нему хуже фашистов, рассказывал мне потом Женя, валялся в кабинете как падаль! Заходили люди в кабинет, и никто слова не сказал. Я сутки не мог успокоить Женю. Его так трясло. Я обнял его и так всю ночь просидел с ним, — вспоминает Иванников. — У него произошел сдвиг, что тебя просто так могут бросить на пол и пинать… Они [полицейские] угрожали, что отвезут на Мацесту, оформят и все 10 дней будут насиловать».

Как добавил Иванников, позднее с Ипатовым связывались оперативники, просили приехать в отдел, чтобы забрать личные вещи. Но он сказал, что приедет в другой день. Силовики все равно настаивали на встрече, стали требовать оплатить штраф якобы по статье за «сопротивление сотрудникам полиции» (на сайтах сочинских судов «Новой» не удалось найти постановление о привлечении Ипатова по ст. 19.3 КоАП РФ. — Ред.).

Всю ночь в новом съемном жилье, продолжил Дмитрий, он просидел с Женей и успокаивал друга. А тот все повторял, что не хочет жить, быть изнасилованным и уголовником. Как утверждает Иванников, он видел на теле Евгения следы от побоев, в основном, в области ребер и на спине.

«Почему-то Женя постоянно пытался меня убедить, чтобы я уехал, ему казалось, что в любой момент могут выломать дверь, вместе с ним убьют и меня.
Я ему сказал, что он преувеличивает. Женя у меня поспал на плече буквально часа три. На следующее утро я убедил Женю поехать в Москву и рассказать о пытках журналистам», — настоял Дмитрий.

Договорились, что нужно разделиться. Женя, как отметил Иванников, не хотел втягивать в эту историю родных. На дорогу в Москву Иванников дал другу сумку с вещами, деньги около 23–25 тыс. рублей и две банковские карты, на которых лежали 110 тыс. Ипатов должен был доехать до столицы на попутках, снять жилье и связаться с журналистами. Как утверждает Дмитрий, он отдал все телефоны другу, а сам уехал в Красную Поляну. Когда Ипатов доберется в Москву, он должен будет об этом написать в «ВКонтакте».

«Я уехал на такси в горы. 10 дней провел на стоянке. Потом поднялся в туристический лагерь. Все это время просил у прохожих и туристов телефон, проверял страницу Жени, но он не выходил на связь. Я стал мониторить сочинские паблики. В группе «Сочи ЧП» нашел пост: «В Адлере поезд насмерть сбил молодого человека… Этого мальчишки больше нет в живых…» На фото сразу опознал Женю. Это его вещи. Куртка моя, остальные вещи я ему брал», — тихо произнес Дмитрий и заплакал.

Пока Иванников скрывался в горах, пытался найти, кто из туристов помог бы ему связаться с его бывшей женой в Москве. Его спасителем оказался Николай. В разговоре с «Новой» он подтвердил, что Иванников действительно находился в районе кавказского заповедника, маршрут № 13, около озера Зеркальное. «Я был на туристическом маршруте. Когда пришел на стоянку, встретил Дмитрия. Познакомились. Он рассказал, что никак не может связаться с женой, и попросил в Москве помочь найти ее телефон», — сказал Николай, добавив, что Дмитрий передал адрес бывшей супруги.

Когда Николай вернулся в Москву, почти сразу поехал к ней, но застать ее не удалось. Оставил записку, она потом перезвонила, и Николай передал Дмитрию ее номер.

«Я работала смотрителем туристической стоянки. Проверяла билеты. Дмитрий пришел к нам в лагерь, вход был платный, ему билет купил другой человек. Он где-то неделю жил на горе. Позднее спустился к нам и рассказывал, что у него неприятности. Параллельно просил связаться с его женой, мы это делали через мой телефон. В последний день, когда он уходил, рассказал свою историю о его друге», — подтвердила слова Иванникова Наталья — работник турбазы, отметив, что он был сильно расстроен, жаловался на несправедливость.

«Здесь могут любого поймать, избить и выбить показания»

Перед смертью Женя Ипатов записал видеоролик, где подробно описал события, которые с ним произошли в день задержания. По словам Иванникова, эту запись его друг отправил на телефон его бывшей жены. Он просил ее сохранить видео и где-нибудь разместить. Во время переписки, как вспоминает женщина, Ипатов был очень напуган.

Дмитрий не может точно сказать, где именно происходила запись этого видео.

«Мне важно, чтобы родители Жени знали, что их сын не преступник и никогда им не был. Он прекрасный человек», —
говорит Дмитрий и включает запись на своем телефоне. «Новая» приводит с небольшим сокращением историю Жени:

«Я, Ипатов Евгений Александрович, находясь в трезвом уме и твердой памяти, заявляю, что 60 тысяч рублей, которые повесили на меня, и чистосердечные показания они из меня выбили. Как все происходило. 22 сентября 2021 года мне позвонили по объявлению по работе электромонтажника. Сказали, что по ул. Макаренко, 1, требуется помощь — не работают розетки. Я выехал, когда подъехал к дому — позвонил. Мне сказали подниматься на 3-й этаж и подождать, когда выйдут хозяева. Через несколько минут поднимаются два человека, тыкают удостоверение в лицо и говорят, что «я люблю воровать деньги у бабушек». После этого мне скручивают руки и ведут до машины головой вниз. Посадили в «Рено» белого цвета. Один из мужчин представился как Руслан. Он сел со мной на заднее сиденье, его помощник сел за руль. Руслан начал бить меня по лицу кулаком, спросил, зачем я так сделал. Я ответил, что ничего не делал. Всю дорогу Руслан меня продолжал бить.

Приехали в отдел полиции на Макаренко у магазина «Магнит». Они очень жестко вытащили меня из машины за футболку, поволокли по коридору, завели в кабинет и бросили на пол. Потом начали избивать, я прикрыл лицо, били по ладони, по ребрам, почкам, ноге. Это продолжалось около получаса. В кабинете находился сотрудник и помощник Руслана. Он сам избивал меня. Также в кабинет заходили другие люди, они видели, как меня бьют, но ничего не предприняли и не говорили. Руслан говорил, что ему по барабану, напишу я чистосердечное или нет, ему главное — меня посадить. Он продолжал избивать меня, сказал, если подпишу, то получу судимость и все.

Сначала я говорил, что ничего не брал. Руслан бил и говорил: «Хорошенько подумай». Дальше все продолжалось в том же порядке. Второй его напарник подходил ко мне и бил по почкам ногами. Вставать мне не разрешали. Затем меня подняли и увели в другой кабинет. Начали проводить разъяснительную беседу: если я подпишу бумаги и получу судимость, то со мной ничего не будет. Я никогда не привлекался, никогда не воровал. В том кабинете сидел больше трех часов. Руслан постоянно говорил, почему я это сделал, почему украл у его родственников. Он мне не верил и требовал подписать чистосердечное. Я ему говорил, что в том доме был Максим, который позвал меня на заказ, и все его данные есть. Руслан сказал, что все мероприятия с Максимом проведены, точно не он украл деньги, и в любом случае сяду я. Потом ко мне подошел, я так понял, начальник [Руслана]. Увел в свой кабинет и сказал, что если я признаюсь, то меня не посадят. А если не соглашусь, то «пеняй на себя», уеду на два года. Также Руслан, пока меня избивал, сказал, что будет добиваться максимального срока для меня, главное, чтобы сел. Я не понимаю, с чем была связана агрессия в мою сторону. Ничего за свою жизнь не делал плохого, работаю электромонтажником.

Дальше составили на меня протокол за неповиновение сотрудникам полиции, чтобы «я посидел и подумал». После всех избиений они угрожали, что посадят меня в камеру к зэкам и там подпишу все что угодно. Либо сейчас подписываешь, либо через них. В итоге я подписал заявление, и они отправили меня в другой отдел на Горького, где я провел ночь в камере.

На следующий день за мной приехал «друг» Руслан и забрал обратно на Макаренко. Там составили протокол и сказали заплатить штраф. После этого посадили в «Рено» и увезли обратно на Горького в СК. Когда сняли отпечатки пальцев, увели на второй этаж, начали допрашивать. Как представился следователь, его зовут Оман. В кабинете еще находился второй сотрудник. Оман спросил, так как мои показания не совпадали с показаниями того, кто подавал заявление о краже 60 тысяч (бабушка с дедушкой), действительно ли я взял деньги. Я говорю, что нет, что эти показания из меня выбили. Он записал мои показания, потом повел на частную стоянку, все время спрашивал, сколько я зарабатываю. Сказал, что получаю 200 тысяч в месяц. Он очень обрадовался. Посадил в автомобиль черного цвета, приехали ко мне домой, где снимал двухкомнатную квартиру по ул. Красная, 89. Были свидетели и видели, как мы приехали. Оман зашел ко мне в комнату, сфотографировал все и сказал, что ему нужны деньги, чтобы переписать номера купюр. В заначке у меня тогда было 26 тысяч рублей. Он взял деньги, мы сели с ним в автомобиль, отвез меня на пару метров от дома, сказал, что его интересуют красные купюры. Забрал 23 тысячи. Оман сказал: смотри, ты подписал лист свидетеля, теперь тебе нечего бояться, выходи и иди спокойно. Ну спасибо, говорю тогда. Он говорил, если что — звони мне. Потом развернулся и уехал. Я пошел домой.

Потом, как выяснил, за мной приезжали две машины, но в комнату ко мне никто не заходил. <…>

Я хочу сказать, что в такой мы с вами стране живем. Что здесь могут любого поймать, избить и выбить такие показания. Никакой защиты прав у нас нет. 
Они хотели повесить дело на меня… Я еще раз заявляю, что никакие 60 тысяч не брал. Я в жизни никогда не воровал и воровать не стану. Это все будет на их совести. Мама, папа, я люблю вас. Передавайте всем привет».

«Когда я получила видео, Женя попросил, чтобы я удалила все его номера и больше ему не звонила. Объяснил: чтобы у меня не было проблем. Я ему пыталась позвонить, но он сбрасывал. Писала ему, какие могут быть проблемы, он не ответил. Я просто сохранила видео и отправила Диме, когда он связался со мной из Сочи. По телефону он мне сказал, что Жени больше нет», — рассказывает бывшая жена Дмитрия (имя и фамилия известны редакции).
По ее словам, Евгений с Дмитрием всегда были вместе. С Женей она виделась однажды в 2019 году, когда отдыхала в Адлере. «Я долго не могла поверить, что произошло. Сама звонила в Адлер в линейный отдел полиции, просила проверить, точно ли под поездом оказался Женя. Мне подтвердили, что он», — с волнением говорит она, добавляя, что так и не рискнула где-то разместить полученное видео, опасалась последствий.

Сейчас Иванников с трудом понимает, как ему жить дальше. По его словам, у него нет денег, жилья и работы. Говорит, что никого из родных не осталось в живых, из кармана достает мятые документы и показывает: три свидетельства о смерти — его мамы, отца и бабушки. Все вещи Иванникова и инструменты остались в Сочи, в съемном жилье. Однако, как заявил «Новой» арендодатель, он категорически отрицает знакомство с Иванниковым и Ипатовым. «Я не знаю таких. У меня никто не снимал жилье, и никто не снимает. Это какая-то ошибка», — настаивал Абрамян.

Но в интернете можно легко найти его объявление об аренде комнаты по ул. Красная, где как раз указаны его имя и номер телефона, по которому мы с ним и связывались. Иванников также пытался связаться с Рафаэлем, но тот сказал, что он «ошибся номером». А позже написал Дмитрию в WhatsApp, что от всех его вещей избавился и просил больше не беспокоить.

«Травматическая ампутации головы»

«Новая» связалась с родственниками Евгения и передала видео, которое он записал перед смертью. Для них этот ролик оказался очередным шоком. О гибели Жени они узнали 19 октября, похороны прошли 29 числа в родном селе.

«Волонтеры «Лиза Алерт» нам сообщили, что в морге лежит человек, при нем водительское удостоверение на имя Жени, еще нам передали его пустую сумку, куртку и паспорт. Но никто нам из полицейских не сообщил о смерти Жени. У них же был паспорт и его адрес. Неужели было трудно нам сообщить. Если бы мы не успели, его собирались похоронить как невостребованного», — рассказала тетя Евгения Ольга Ушакова.

За телом племянника в Сочи полетел его дядя Василий Ипатов и мама Людмила. Они тогда смогли ознакомиться с некоторыми материалами проверки по факту доведения Евгения до самоубийства. Делом изначально занималась транспортная полиция, потом материалы передали старшему следователю Владимиру Белюсенко в СК. С родными так никто и не связывался из следственных органов. «Власова [из транспортной полиции] обещала прислать видео наезда поезда, но потом внезапно передумала, сказала, что «нельзя». Нас хотели убедить, что на видео якобы видно, как бежит Женя и сам ложится на рельсы, но мы не верим в эту версию. Мне кажется, его кто-то положил туда», — говорит Василий и опасается, что все улики могут уничтожить, а дело закрыть.

В сочинской полиции на запрос «Новой» подтвердили, что Ипатов был доставлен в отдел полиции, допрошен в качестве свидетеля в рамках дела о краже (ч. 3 ст. 158 УК РФ) и отпущен. Как нам удалось выяснить, Евгений все же не поехал в Москву. После того как они с Иванниковым разошлись, Ипатов снял комнату в частном доме в Адлеровском районе по ул. Прибрежная, 23. Согласно объяснениям, которые давала полицейским хозяйка дома Карина Цатурян, 24 сентября у нее снимал комнату молодой человек, который представился Иваном. Первые три-четыре дня никуда не выходил, когда в итоге она сама зашла в комнату, увидела везде кровь и сразу вызвала полицию. Тогда же она узнала от правоохранительных органов, что Ивана на самом деле звали Евгений Ипатов.

А 29 сентября его тело нашли под поездом на перегоне Хоста–Адлер.

«Мы не верим, что он сам мог броситься под поезд. Его мама собиралась продавать квартиру, где он прописан. Она звала его домой, чтобы прописался в новом доме. Но он просил оставить квартиру, чтобы ее сдавать и за аренду брать деньги. Женя не собирался умирать», — плачет его тетя Ольга Ушакова. Мама Евгения намерена подать заявление на полицейских в СК по факту применения к ее сыну физической силы. Также она готова обратиться с жалобой на сотрудников транспортной полиции, которые не связались с ней и не сообщили о гибели сына.

Тело Евгения никто из родных так и не видел, его хоронили в закрытом гробу. В морге родным отдали только справку о смерти, где указана причина гибели: «травматическая ампутация головы»; «пешеход, пострадавший при столкновении с поездом». С результатами судебно-медицинской экспертизы ознакомиться также не дали.

«99 процентов — это было убийство, потому что то жилье, которое он снял 24-го числа, там вся комната была в крови: одежда, простыни, на стенах и на полу, еще лежал строительный нож. Все было сделано так, будто он хотел себя убить. Из вещей только паспорт, который лежал на кровати раскрытым, что тоже кажется странным, будто его специально так положили, — недоумевает дядя Ипатова Василий. — Я читал из материалов дела объяснение машиниста, что он видел уже лежащее тело и не успел затормозить».

За юридической помощью семья Ипатовых обратилась к правозащитникам. Руководитель краснодарского отделения «Комитета против пыток» Сергей Романов сообщил «Новой», что в местном следственном отделе СК на транспорте отказали в возбуждении дела по ст. 110 УК (доведение до самоубийства) в связи с отсутствием события преступления. Правозащитники направили ходатайство в СК для ознакомления с материалами проверки.

Звонки без ответа

В семье Ипатовых говорят, что Евгений старался их лишний раз не беспокоить, никогда не жаловался и говорил, что у него «все хорошо». Родные просили рассказать о жизни в Сочи и познакомить их с Иванниковым, но все эти вопросы Женя воспринимал в штыки и отнекивался: «слишком много вопросов задаете». «Когда с сыном разговаривали по телефону, всегда в разговор вмешивался Дима, сыну приходилось выходить из дома, чтобы поговорить с нами», — отметила мама Евгения. Она подозревает, что Иванников мог оказывать определенное влияние на сына из-за его доверчивости, не хотел, чтобы он вернулся в Ижевск. Как считают в семье Ипатовых, Иванников «жил за счет Евгения».

Бывшей жене Дмитрия тоже казалось странным поведение Иванникова, когда она периодически днем созванивалась с ним, он всегда находился дома, а Евгений — на работе.

Да и в интернете на сайтах по оказанию услуг можно обнаружить объявления Ипатова, а на имя Иванникова нет ни одной заявки. 
«На Диму нельзя было положиться. Он всегда куда-то уходил, оставлял в одиночестве, когда происходила какая-то сложная ситуация», — пояснила женщина решение Иванникова разойтись с Ипатовым после задержания.

Впрочем, вряд ли взаимоотношения Дмитрия и Жени имеют какое-то отношение к произошедшей трагедии, как и психологические особенности Иванникова. А вот другое — имеет: ЧТО надо было сделать со взрослым парнем, чтобы довести его до паники?

«Как же так сломали парня! Даже если бы Женя сбежал, он все равно, видимо, не видел выхода из этой истории. До сих пор непонятно, почему решил поехать в Москву, а не к нам? Совершенно непонятно, почему Женя с Дмитрием разделились? Это было самое бестолковое решение», — недоумевает родная тетя Ольга Перевозчикова.

Она планирует поехать в Сочи, чтобы посетить те места, где жил и гулял ее любимый племянник. Младший брат Евгения тоже не смирился с его смертью и периодически звонит на телефон брата. Естественно, звонки остаются без ответа, как и нет ответа, что на самом деле происходило в отделе полиции, а также в те дни, когда Ипатов находился в съемном жилье в Адлере, и как он оказался под поездом.

ОФИЦИАЛЬНО

Пресс-служба ГУ МВД по Краснодарскому краю:

В ходе мониторинга сети Интернет выявлена публикация о якобы совершенных сотрудниками полиции противоправных действиях в отношении подозреваемого в совершении кражи у пенсионеров. По данному факту руководством ГУ МВД России по Краснодарскому краю незамедлительно назначена служебная проверка, направленная на установление всех обстоятельств произошедшего. Предварительно установлено, что в сентябре текущего года в УВД по г. Сочи Краснодарского края поступило сообщение о краже 60000 рублей из частного домовладения. По факту кражи было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 158 (Кража). В ходе проведения ОРМ был установлен гражданин, возможно причастный к данному противоправному деянию, который был доставлен в территориальный отдел полиции для разбирательства. С ним проведены необходимые следственные мероприятия, после чего мужчина был отпущен. В ходе служебной проверки будут изучены и проверены все факты изложенные в публикации. На основании собранных материалов будет принято решение в соответствии с законодательством.

 

Опубликовано: 24 декабря 2021 г

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке и размещении материалов о специальной операции на Украине все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением», «войной» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

** Компания Meta и принадлежащие ей соцсети Facebook и Instagram признаны экстремистскими, их деятельность запрещена в России.

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Спасибо за сообщение, Ваш комментарий отправлен на модерацию.

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}