На грани Александр Атасунцев rbc.ru

Столица Нагорного Карабаха под обстрелом. Репортаж из Степанакерта

Весь день 2 октября в Нагорном Карабахе продолжались боевые действия. Накануне вечером с коллективным заявлением выступили президенты стран — сопредседателей «минской группы» ОБСЕ — России, Франции и США. Владимир Путин, Эмманюэль Макрон и Дональд Трамп призвали стороны немедленно прекратить огонь и «без выдвижения дополнительных условий» сесть за стол переговоров.

К чему призывали мировые лидеры

Вечером того же дня созвонились министры иностранных дел России и Турции Сергей Лавров и Мевлют Чавушоглу. Москва первой озвучила итоги переговоров — министры высказались за немедленное прекращение боевых действий. Такое содержание разговора Лаврова и Чавушоглу резко контрастировало с воинственными заявлениями, которые днем ранее делала Анкара — там указывали на необходимость решить наконец вопрос принадлежности Карабаха (Турция поддерживает Азербайджан, который считает территорию своей). Таким образом, к концу пятого дня военных действий выразили озабоченность либо выступили с осуждением участия в конфликте наемников из Сирии на стороне Баку уже все заинтересованные стороны, включая Москву. Утром в пятницу МИД Армении заявил, что готов к переговорам о перемирии при посредничестве «минской группы» ОБСЕ.

Однако президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган раскритиковал заявление Путина, Макрона и Трампа по Карабаху. «США, Россия и Франция почти 30 лет пренебрегали этой проблемой. Недопустимо, чтобы они участвовали в поиске решения по прекращению огня», — сказал он и добавил, что конфликт закончится, только если армянские военные покинут Нагорный Карабах. Через час азербайджанская артиллерия открыла огонь прямо по центру столицы непризнанной республики — Степанакерту. Впервые с начала конфликта в Нагорном Карабахе город подвергся частым артиллерийским обстрелам — с утра и до вечера, хотя он находится в нескольких десятках километров от линии боев.

Днем ранее карабахские военные разрешили журналистским группам, съехавшимся в Степанакерт, выехать в приграничные города — Мартакерт, Гадрут и Мартуни. В Мартуни под обстрел реактивными снарядами попали несколько журналистов, были ранены двое корреспондентов французской газеты Le Monde и двое местных — оператор телеканала «Армения» и журналист 24news. В пятницу власти уже такие поездки не разрешили, был также закрыт въезд в непризнанную республику. В пятницу большинство журналистов остались в Степанакерте, именно здесь и происходили главные события дня.

До полудня армия обороны непризнанной республики сбила азербайджанские беспилотники — за этим сразу последовала серия тяжелых ударов по окраинам города. После этого практически через каждый час над Степанакертом разносилась сирена воздушной тревоги, за ней следовали артиллерийские удары. В городе продолжают работать магазины, кафе, аптеки. На улицах есть люди. К тревоге в столице НКР относятся серьезно — в убежища спускаются не только журналисты, женщины и дети, но и расквартированные по всему городу военные.

Бомбоубежища в Степанакерте есть практически в каждом здании — от жилых многоэтажных домов и складов до церквей — двери всех зданий в городе круглосуточно открыты нараспашку. В убежищах вдоль голых бетонных стен стоят кровати, приготовлены покрывала, вода и еда, электрические кофейные турки. Пожилые и маленькие дети живут в них с начала конфликта, то есть с воскресенья 27 сентября (с этого же дня в республике отменены школьные занятия). «Мы шестой день уже здесь. Не выходили еще», — рассказывает РБК 61-летняя Нвард. «Это по-русски Роза», — объясняет она значение имени и добавляет, что уезжать никуда не собирается. «Дети здесь, мы здесь, даже внук здесь — один годик, — рассказывает за нее 58-летняя Сусанна. — Как уезжать? Это наша земля, мы здесь родились». У Сусанны сейчас на фронте 28-летний сын. У Нвард на линии соприкосновения зять. Женщины не знают, где именно воют их родные.

«Вот мы, кто вокруг живет на улице. 27-го [сентября] утром, когда был очень сильный обстрел, собрались здесь. У нас тут не было ни скамейки, ничего, ребята помогли, принесли. И вот какой уже, шестой, седьмой день. Нам не страшно, у нас такие ребятки, они что-нибудь сделают, чтобы мы победили. Потому что наше дело справедливое», — говорит Анна. Она прячется в другом бомбоубежище — под церковью. Оно просторное и защищает несколько десятков человек — женщин и детей. Люди в бомбоубежищах спрашивают, почему не вмешивается Россия.

После полудня снаряды стали приземляться прямо в центре Степанакерта — взрывы было слышно во всем городе. Раздались сирены скорых, один из снарядов попал в здание МЧС. Пострадали не менее десяти спасателей. «За всю историю войны так не стреляли. И цели ставят прямо туда, где люди собираются. Хотят панику устроить. Сегодня двух друзей похоронил — всю жизнь буду мстить», — говорит военный, согласившийся подвести на личной машине до места, куда упал снаряд. «У меня отец погиб на прошлой войне. У меня три брата — каждый в разных местах сейчас», — продолжает он, обгоняя машины по встречной.

Район вокруг удара оцеплен для всех, кроме медиков и журналистов — военные опасались повторной атаки. У здания МЧС, куда попал снаряд, разрушен фасад, несколько внутренних стен и выбиты окна. Вскоре снова раздалась воздушная тревога, журналисты и спасатели бросились от здания. В соседнем со зданием МЧС доме, сооруженном из шлакоблоков, прячутся несколько семей — на первом, самом защищенном этаже, склад гуманитарной помощи. Люди сидят в убежище еще час после того, как стихает сирена воздушной тревоги, обсуждают, каким оружием был нанесен удар: «Смерчем» или «Градом». «Раньше ты видел самолет, слышал, что стреляют, и прятался, и знал, куда бежать. А сейчас не знаешь», — спокойно говорит один из старших.

Обстрел Степанакерта продолжался весь день — даже после захода солнца и введения режима светомаскировки. После семи часов вечера в центре города раздались несколько мощных взрывов, снова заревела сирена воздушной тревоги. Местный омбудсмен Артак Бегларян заявил, что Азербайджан три раза ударил по Степанакерту тяжелыми ракетами. Есть много жертв, предположительно ударили по жилым домам, сообщил он.

Сегодня поступало много гражданских и пожилых, основные травмы — осколочные и взрывные ранения, полиорганные травмы, рассказал РБК Армен, врач-доброволец местной больницы, приехавший из Еревана.

Сводки боев

Вечером 2 октября Минобороны Армении заявило, что Азербайджан потерял за день 540 человек убитыми, свыше 700 ранеными. С армянской стороны в сводке за 2 октября — 55 имен погибших, всего с воскресенья погибли 158 человек.

Целями армянских военных, по заявлению Минобороны Азербайджана, были город Тертер, поселок Шихарх Тертерского района и село Соган-Вердилер Бардинского района. Минобороны Азербайджана утверждает, что под его контроль перешли села Ашагы Абдуррахманлы, Гараханбейли, Гарвенд, Кенд Горадиз, Юхары, Беюк Мерджанлы и Нюзгер и вершина Муровдаг.

 

Опубликовано: 2 октября 2020 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}