На грани Алексей Мельников echo.msk.ru

Все отрицать

«Министерство» обороны отрицает». Эта фраза, пожалуй, относится к любой негативной новости о деятельности российских военных. Отрицается любой негатив. С порога.

То же относится и к отрицанию Минобороны нервного срыва у солдат в забайкальской части, где на днях произошло массовое убийство.

Такого рода постоянное отрицание Минообороны возможно только в условиях, когда это ведомство бесконтрольно со стороны общества – бюджет в большой части секретный, парламент не имеет контрольных функций (да и парламентом не является), доступ прессы ограничен.

Более того, непонятно, сам-то Путин Минообороны как-то контролирует? Способен реагировать на то, что там происходит? Только что имела место еще одна смерть призывника – теперь в Козельске. И что? Где реакция?

Правильным решением после этих трагедий было бы немедленно ликвидировать призывную армию, а всех имеющихся в армии призывников демобилизовать. Но так мог бы поступить глава государства от партии ЯБЛОКО, не Путин.

Но, во всяком случае, глава государства должен был бы назначить тотальную проверку в войсках с участием «Комитета солдатских матерей», правозащитников, общественности. Он мог бы создать совместные с Минобороны комиссии, которые дошли бы до каждой воинской части, опросили военнослужащих на предмет «неуставных отношений», составили по итогам инспекций доклад.

Это нужно сделать быстро. Но Путин молчит. Песков сообщает, что Путин не будет комментировать трагедию в Забайкалье. О том, чтобы Шойгу был сделан публичный выговор со стороны Путина, не слышно.

Если так, то даже при том положении, что виновные в том, что случилось в Забайкалье и Козельске будут установлены и наказаны, нет гарантии, что «неуставные отношения» не проявят себя в других подразделениях российской армии.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}