На грани 29.ru

Обитаемые острова: игры на развалинах, яма с химикатами, жизнь без врачей и другой экстрим Хабарки

Как живут соседи Соломбалы и чего ждут от власти?

Третье место, куда мы отправились за вдохновением для проекта «Обитаемые острова», — Хабарка. Формально островок относится к Соломбале, но живёт своей, отдельной от города жизнью. «Нам бы хотелось, чтобы вашу статью увидели люди из городской власти и предприняли меры», — вот первые слова, которые мы услышали от жителей посёлка. Медпомощь тут сложно назвать доступной, мест для развлечений нет, как и официальной свалки, зато растёт несанкционированная.

Главная преграда для островитян — это Северная Двина, которую около 2 тысяч человек должны пересекать летом на теплоходах, а зимой — пешком. Хабарку обычно и вспоминают два раза в году — когда в СМИ объявляют об открытии и закрытии ледовой переправы.

 «Для подростков — развалины. Для взрослых — "наливайка"»

Как и на других островах и в районах Архангельска, основой для жизни на Хабарке раньше был местный лесозавод. Он начал работать в 1908 году, сгорел во время Великой Отечественной войны, а в 1957 году его запустили снова — старожилы рассказывают, что тогда в помещениях было очень холодно, все работали в фуфайках. И только в 1973 году здесь ввели в эксплуатацию новый завод, с тёплыми цехами и механизированным производством.

В 2005 году завод закрыли окончательно, и теперь от него остались только бетонные развалины. Здесь проводят время местные подростки, несмотря на опасность не вернуться отсюда живыми. В прошлом году здесь случилась трагедия, о которой до сих пор вспоминают: 17-летний парень попал в реанимацию после того, как раскачал с друзьями неустойчивую бетонную плиту и упал с высоты. Совсем недавно он вышел из комы.

Рядом с развалинами есть яма глубиной в метр, в которой раньше хранили антисептик — специальный состав, в него для обработки окунали доски. 

«Когда завод закрыли, химикаты так и оставили, а яму не засыпали»

Сейчас она залита водой, и никакого ограждения вокруг нет. «Сюда могут провалиться маленькие дети», — жалуются местные жители. На вопрос, почему же они сами не соберутся и не закопают её, они отвечают: «А почему не власть? Почему чиновники или собственник не разберётся?».

— Мы все хотим, чтобы остатки завода снесли, — показывает нам развалины местная жительница Татьяна. — Молодёжь всё время проводит здесь, потому что у нас на Хабарке им заняться абсолютно нечем. В городе есть спортивные площадки, стадионы, клубы. Для подростков здесь только развалины завода, а для тех, кто постарше и уже работает, — «наливайка».

Надежда Петровна работала на лесозаводе много лет: вначале простым рабочим, затем 12 лет — мастером:

— Мы вырабатывали пиломатериалы на экспорт, в основном из сосны и ели, — вспоминает она. — Поначалу всё было благополучно, люди старались, работали в три смены. А кроме того, сюда приезжали работать и из других мест. Я сама приехала с Украины, у нас работали чеченцы, например. Потом наступила перестройка и началась эта свистопляска: нас передавали с рук на руки и в конце концов разорили. 

 «90-е мы как-то пережили, хотя и с зарплатой были проблемы, и хлеба не было. А в 2005 люди просто были уволены без выплаты зарплат»

«Все бы влезли в один большой дом в Архангельске»

Хабарка не забыта местными чиновниками — сюда, по рассказам жителей, приезжали и депутаты в сезон выборов, и сам глава города.

— Власть о заводе знает, мы водили их сюда много раз, да и не только сюда, — говорят они. — У нас были депутаты, Белокровин, например — вот он какими-то путями воздействовал, чтобы помочь Хабарке. А Игорь Годзиш, который приезжал в 2018 году, улыбался и обещал — про площадку с ним говорили, про спортивные тренажёры, про новый асфальт, про нехватку врачей — он всё пообещал, но ничего не появилось.

Едут сюда не только политики, но и новые жильцы. На острове сейчас много приезжих из районов области — манит людей, как и на других архангельских островах, в первую очередь дешёвое жильё. Тем, кто сюда едет с полученным материнским капиталом и маленькими детьми, здесь хорошо — рядом есть и школа, и детский комбинат. Но это для начала. Потом, когда ребёнок подрастает, люди стремятся уехать на материк.

— И остаются здесь ветераны и инвалиды, которые жильё в городе купить не могут. Мы много раз говорили с властями Архангельска о проблемах острова, ещё со времён мэра Донского. Я говорила — надо закрыть Хабарку, — считает Татьяна.

«Построить в городе один многоквартирный дом, в который бы все влезли, и не надо было бы сюда больше вкладываться»

Нерентабельная больница?

Одна из главных проблем острова — это, по сути, закрытая больница, в которой не так давно был сделан ремонт. Власти, как предполагают жители, решили, что обслуживать остров нерентабельно — слишком большие затраты для такого количества людей. Теперь сюда один день в неделю приезжает врач из 7-й поликлиники. По их словам, он ответственный и хорошо работает, принимает всех больных до последнего, но один день приёма — это очень мало. Медсестёр и фельдшеров здесь нет — в пустом здании нас встретила только санитарка.

Ещё одна беда — незаконная свалка, растянувшаяся на несколько километров по кустам. Мусор лежит не сплошным слоем, а островками — сюда выкидывают и обычный бытовой мусор, и старые холодильники, и мебель. Когда бывает жаркое лето, свалка начинает дымить на весь посёлок. Мусор должны вывозить отсюда на материк, но этого не происходит. Вообще коммунальные проблемы тут решаются небыстро.

— Всё начальство, коммунальщики, полиция — в городе, — жалуется Татьяна. 

«Диспетчерам звонишь, когда нет света, а они отвечают: "Ну как к вам сейчас переправишься? Ждите до утра"»

Героя наградили в Москве!

Почти все местные ездят на заработки в Архангельск, а на самом острове рабочие места можно пересчитать по пальцам — воспитатели на комбинате, учителя в школе, работники бани, насосной, котельной, почты и одного-единственного магазина. Последний теплоход идёт на остров в 22:30, и те, кто работает в городе допоздна, вынуждены отпрашиваться с работы, чтобы успеть домой.

— В шторм, который прошёл недавно в Архангельске, мы сидели без хлеба — его в магазин было некому привезти. А те, кто остался на той стороне, не могли уехать из города — теплоходы не ходили. Я лично осталась на той стороне в шторм, и до 22:30 мы толкались в магазине в Соломбале. Нам говорят: «Идите в 50-ю школу», но она была закрыта, — вспоминает Надежда Петровна.

Есть на острове и хорошие стороны. Люди живут совсем рядом с дикой природой — купаются в реке, собирают ягоды. Жители стараются прибираться в своих дворах и содержать их в порядке — стригут газоны, украшают клумбы, делают аккуратные оградки. Ставят собственные бани и роют погреба, разводят огороды, а кто-то — кур и свиней. Вообще остров, в отличие от Бревенника, выглядит очень чистым.

Есть на Хабарке и местный герой — Серёжа Савёлов.

— Зимой дети катались со снежной горы на ватрушках, — с гордостью говорит Татьяна. — Его друг скатился на большой скорости, ударился о дерево головой и потерял сознание. А Серёжа вёз его на ватрушке до дома. 

«Он просил помощи у взрослых, но по пути ему никто не помог. Позже его награждали в Москве за спасение»

 А у них при этом скромная семья, они никому ничего не говорили. Такой молодец!

— Школа у нас хорошая, учат девять классов, а после дети ездят на буксире в город учиться. Многие становятся моряками, такая традиция островная, потом парни идут в мореходку, — говорит председатель ветеранского совета Раиса Фёдоровна, которая родилась на Хабарке и здесь же всю жизнь и отработала.

— У нас на Хабарке люди добрые, трудолюбивые и хотят жить в чистоте, порядке и красоте, — заключает Татьяна. — Жалко только, что в городе о нас забывают.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}