На грани Александр Солдатов novayagazeta.ru

«Решение принято: Украинская Церковь будет автокефальной!»

Визит патриарха Кирилла в Стамбул обернулся «крупным дипломатическим поражением» России.

Два с половиной часа продолжались сегодня переговоры за закрытыми дверями между двумя самыми влиятельными лидерами православного мира: патриархом Московским Кириллом (Гундяевым) и патриархом Константинопольским (Вселенским) Варфоломеем (Архондонисом). Они пытались договориться о судьбе Украинской Православной Церкви, на которую претендуют оба патриархата. Но если Константинополь намерен предоставить ей автокефалию, то Москва собирается крепко держать Украину в своих объятиях, сокращая даже те элементы автономии своей структуры в этой стране, которые были предоставлены ей в 1990 году.

Комментарии сторон по итогам переговоров не оставляют сомнений: Кириллу не удалось как-либо повлиять на позицию своего визави, автокефалия Украинской Церкви будет предоставлена. Московский патриарх отделался общими фразами: «Братская беседа… Разговор очень правильный… Разговор между двумя братьями… Хорошая встреча». И ни слова о ее содержании или итогах – со ссылкой на конфиденциальность. Красноречивая деталь: москвичи даже не остались на обед, а трапеза играет важную роль в церковной жизни. А вот секретарь Синода Константинопольского патриархата митрополит Эммануил рассказал об итогах встречи вполне четко и конкретно:

«Решение [об автокефалии Украинской Церкви] было принято в апреле, и мы уже имплементируем это решение, о чем Вселенский патриархат сообщил патриарху Кириллу».

Переговоры проходили на Фанаре — в стамбульской резиденции Константинопольских патриархов. Со стороны Москвы, помимо Кирилла, в них участвовали лишь «министр иностранных дел» РПЦ митрополит Иларион (Алфеев) и его заместитель протоиерей Николай Балашов. Вселенский же патриархат был представлен сразу 15 архиереями, в числе которых было 2 этнических украинца.

Ощущение доминирования в зале переговоров гостей создавали десятки сотрудников ФСО, сопровождавшие Кирилла, — меры безопасности были беспрецедентными.
Начиная встречу, Варфоломей довольно трогательно напомнил Кириллу о его учителе митрополите Никодиме (Ротове) и двух других, ныне здравствующих иерархах РПЦ, которых так же называют «никодимовцами» — Ювеналии (Пояркове) и Филарете (Вахромееве). Присутствующие восприняли это как намек на отход Кирилла от либерально-экуменических принципов своего аввы…

Вселенский патриарх является «первым по чести» в православном мире, но не имеет прямой административной власти над другими поместными православными Церквами. «Экстерриториальное» положение патриарха в древнем Константинополе, где сегодня осталось не более 2 тысяч православных, ставит его в положение арбитра, не зависимого от властей какой-либо «православной» страны. Вместе с тем, в юрисдикции Вселенского патриархата находятся миллионы православных диаспоры — в первую очередь, Америки и Западной Европы.

Ссылаясь на древние правила Вселенских соборов, Константинополь признает только за собой право наделять автокефалией (полной независимостью) новые православные Церкви, в том числе Украинскую. Тем более, как уже писала «Новая», Вселенский патриархат считает незаконным захват Московским патриархатом Киевской митрополии в конце XVII века.

Экспресс-визит Кирилла в Стамбул стал отчаянной, но запоздалой попыткой приостановить процесс отрыва православной Церкви Украины от Москвы. О том, что этот процесс вышел на финишную прямую, Киев и Константинополь заявили еще в апреле. Причем вполне официально. Поначалу Кремль и Данилов монастырь с присущим им постимперским снобизмом не восприняли это заявление всерьез. В мае-июне предпринимались поездки московских церковных дипломатов по греческим и славянским Церквам, чтобы как-то настроить их против Константинополя.

Лишь в конце июля, в ходе празднования в Киеве и Москве 1030-летия Крещения Руси, Кирилл осознал всю серьезность происходящего.
Приглашенные в Москву предстоятели поместных Церквей в основном проигнорировали приглашения (приехал лишь Александрийский патриарх), а высокая делегация Константинопольского патриархата в Киеве почти не контактировала с представителями Московского патриархата, которые утверждают, что под их духовной опекой все еще остается большинство православных Украины. Сразу же после празднования 1030-летия произошел показательный «отъем» силовиками главного производственного актива Московской патриархии – ХПП «Софрино». Украина — это тоже грандиозный актив РПЦ: в стране насчитывается более 12 000 приходов Московского патриархата, около трети от общего их числа.

У патриарха Кирилла был шанс поучаствовать в «цивилизованном» разделе Украинской Церкви. Когда осенью прошлого года лидер непризнанного Киевского патриархата (контролирует более 5 000 приходов) Филарет (Денисенко) обратился в Москву с просьбой о примирении, а официальная делегация этого патриархата была принята в Даниловом монастыре, подумалась, что некая компромиссная модель решения «украинского церковного вопроса» наконец нашлась. Архиерейский собор РПЦ, проходивший в храме Христа Спасителя, благосклонно принял письмо ранее анафематствованного этим же собором Филарета и даже сформировал комиссию по диалогу с «раскольниками».

Однако уже через несколько дней, под влиянием политических факторов, Кирилл дал обратный ход, комиссия так и не заработала, а риторика РПЦ в адрес украинских «раскольников» вновь обострилась. Возможно, теперь, когда украинская автокефалия неизбежна как никогда, Кирилл опять попытался «войти в процесс», но ему дали понять, что поезд уже ушел — церковная судьба Украины будет решаться без Москвы. А раз так, то тот самый патриарх Филарет является единственным реальным кандидатом на пост предстоятеля вновь создаваемой автокефальной Церкви.

Потеря Украины как эксклюзивной «канонической территории» РПЦ – большой удар по положению Московского патриарха не только в мировой церковной политике, но и внутри России. Секретарь Синода Киевского патриархата архиепископ Евстратий (Зоря) даже предполагает, что поражение Кирилла в Стамбуле приведет к его отставке с патриаршего престола.

При этом у Кремля уже есть готовый и раскрученный кандидат в патриархи с репутацией «царского духовника» — это Тихон (Шевкунов) Второй, недавно назначенный Псковским митрополитом.
Он гораздо более последовательно проповедует и даже формирует идеологию «русского мира» и московского мессианства, чем Кирилл со всеми его экуменическим прошлым и симпатиями к «западным еретикам». Кроме того, в условиях жесткой «вертикали власти» и тотального контроля над религиозной жизнью в России неуместны любые претензии церковного лидера на самостоятельную политическую роль.

Глава Московского патриархата пока не смог приостановить процесс предоставления Константинопольским патриархатом автокефалии (полной церковной независимости) Украинской Церкви. Значит ли все это, что автокефалия будет предоставлена Украинской Церкви в ближайшие дни? Если посмотреть на календарь Константинопольского патриархата, то наиболее вероятные даты принятия Томоса об автокефалии – 10-12 октября, следующее заседание Синода. Зимой в Украине начинается избирательный цикл — сначала по выборам президента (назначены на март), потом — по выборам Верховной Рады. Накладывать тему автокефалии на предвыборную борьбу не в интересах молодой Украинской Церкви и почтенного Константинополя. По мнению бывшего пресс-секретаря предстоятеля Украинской Церкви Московского патриархата, а ныне — горячего сторонника автокефалии протоиерея Георгия Коваленко, «даже если в октябре не будет принято окончательное решение, будет сделан очередной шаг или прозвучит очередное обнадеживающее заявление. А это означает, что надежда на позитивное решение вопроса не исчезнет. Томос об автокефалии — не окончательная цель, а лишь механизм, который может ускорить строительство независимой православной Церкви в Украине».

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}