На грани Юрий Бершидский theins.ru

Госканалы выдали художественный фильм за постановку химатаки «Белыми касками»

В «Вестях недели» с Дмитрием Киселевым вышел сюжет с «разоблачением» видеодоказательств химической атаки в сирийском городе Дума 7 апреля 2018 года.

Человек, которого представили как бывшего боевика группировки «Джейш аль-Ислам» по имени Фарес Мухаммед Майяса, рассказывает, что работал ассистентом режиссера на съемках сфальсифицированного сюжета:

«Мы еще снимали, как дети в квартале были разбросаны: кто в машинах, кто рядом с машинами, кто под машинами. Все они были якобы погибшими. Их лица были желтыми. Мы снимали других людей, которых мы привезли с собою. Мы положили их на землю, брызгали водой, чтобы они выглядели так, как будто бы они действительно пострадали от химической атаки. Мы не смогли снять видео ни с первого, ни со второго, ни с третьего дубля. Пришлось много с ними поработать, чтобы вид у них был на самом деле очень болезненный. Нужно было добиться, чтобы было видно, что человек не играет, а на самом деле сильно болен и говорит правду. У нас это получилось только с пятого или даже с седьмого раза».

Рассказ об этих съемках проиллюстрирован фотографиями, на которых артисты и статисты изображают пострадавших при химической атаке, а члены съемочной бригады деловито дают им указания и держат полотнища, чтобы яркий солнечный свет не испортил кадр. Эти же фото использовал и «Первый канал» в своем сюжете — с такими же выводами.

Вот только все эти фото были опубликованы еще в 2016 году китайским изданием Global Times, и это был фоторепортаж со съемок художественного фильма. Снимал его тридцатилетний сириец Хумам Хусари, живущий в Великобритании и приехавший на родину, чтобы снять фильм о том, как мирные люди становятся боевиками. Действие его фильма происходит в 2013 году, когда режим Асада обстрелял ракетами с боеголовками, содержащими зарин, контролируемый оппозицией пригород Дамаска Восточную Гуту. У героя фильма погибают жена и ребенок, и у него даже нет времени похоронить их — он должен защищать свой город от правительственных войск.

Хусари был в Восточной Гуте в 2013 году и снимал документальные кадры о войне. Теперь он делает первые шаги в игровом кино. По его словам, сюжет фильма основан на реальных событиях, которым он сам был свидетелем. О выходе его фильма информации нет; по-видимому, он еще не завершен.

The Insider уже писал о том, как «Вести» выдают фотографии со съемочной площадки игрового кино за доказательства того, что видео «Белых касок» — постановочная фальшивка. В тот раз это были съемки фильма мэтра сирийского кино, лояльного режиму Асада. На этот раз к ним в руки попал фоторепортаж о съемках антивоенного фильма начинающего режиссера. Режиссер живет в Британии, и на этом основании «Вести недели» объявили его агентом иностранных спецслужб.

Впрочем, история со съемками фильма Хусари — лишь небольшой эпизод в конце сюжета «Вестей недели». Основная часть сюжета Евгения Поддубного посвящена его «журналистской находке», которую ведущий Дмитрий Киселев с присущим ему пафосом называет «информационной бомбой». Это рассказ одиннадцатилетнего мальчика по имени Хасан Диаб, который попал в кадр в документальном видео «Белых касок» о последствиях химической атаки: в больнице города Дума его поливают водой из шланга, чтобы смыть отравляющие вещества. (Кстати, интервью мальчика и отца было взято в Дамаске в Доме офицеров сирийской армии, но Поддубный почему-то об этом умалчивает).

Хасан и его отец рассказывают, что никаких симптомов отравления у мальчика не было, он просто прятался в подвале, кто-то потребовал, чтобы он бежал в больницу, там его раздели и окатили из шланга, а потом дали риса, фиников и печенья. Это, по мнению корреспондента Поддубного, свидетельствует о том, что никакой химической атаки не было.

Сооснователь Conflict Intelligence Team (занимающейся анализом военных конфликтов по открытым источникам) Руслан Левиев в ответ замечает, что рассказ Хасана никак не опровергает версию о химической атаке:

«Хасан говорит, что они прятались в подвале. Т.е. ниже уровня земли. Ряд химических боевых отравляющих веществ, которые уже не раз применялись в Сирии, тяжелее воздуха. А значит газ стекается и скапливается как раз в такие низкие помещения, наподобие подвалов. Поскольку в больницы уже начали поступать первые пострадавшие от химоружия, естественно спасатели сказали Хасану и его близким срочно уходить из подвала и бежать в больницу. В подвале ведь как раз может накопиться этот газ, просто ввиду того, что он тяжелее воздуха.

Признаки отравления химическим оружием могут проявиться не сразу. Если они не проявились прямо сейчас, это ещё не значит что человек не пострадал, что он не был в зоне поражения. Тем более это тяжелее понять, когда человек находится в состоянии шока, в экстремальной ситуации. Поэтому конечно спасатели применяют профилактические меры ко всем, кто мог оказаться в зоне поражения: снимают потенциально заражённую одежду и обливают водой. И конечно особое внимание уделяется детям, их в первую очередь обливают водой. Не только потому что детский организм слабее и более восприимчив к химическому оружию, но и потому что дети банально ниже ростом, а чем ниже — тем больше там концентрация отравляющего вещества».

Любопытно, что российские пропагандисты, пытаясь разоблачить как фальшивку кадры, снятые в больнице, старательно обходят молчанием куда более страшное и важное видеосвидетельство, опубликованное «Белыми касками», где запечатлены многочисленные тела погибших от химической атаки.

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}