На грани Андреас Мим inopressa.ru

Шредер, Сечин и путинская нефть

Большинству потребителей название российского концерна "Роснефть" ни о чем не скажет, даже при том, что они пользуются его продукцией, будучи автовладельцами, пассажирами самолетов и отапливая свои дома. Практически половина импортируемой в Германию нефти доставляется из России, большая часть приходится на долю "Роснефти". НПЗ "Шведт", контрольный пакет акций которого находится в руках российского концерна, получает западносибирскую нефть.

Кроме того, сообщает Frankfurter Allgemeine Zeitung, российский концерн владеет акциями таких НПЗ, как Miro и Bayernoil. "Роснефть" планирует инвестировать 600 млн евро в модернизацию и расширение своего бизнеса в Германии, говорится в статье.

В ходе пресс-конференции по итогам рабочего визита на НПЗ "Шведт", в котором принял участие и глава "Роснефти" Игорь Сечин, председатель совета директоров концерна и лицо "Роснефти" в Германии Герхард Шредер высоко оценил "первоклассный производственно-экономический результат" работы НПЗ, замечает автор публикации Андреас Мим.

"Шведт" продемонстрировал, "как инфраструктура позволяет нам эффективно доставлять нефть из Западной Сибири до Центральной Европы и перерабатывать ее оперативно и в непосредственной близости к потребительскому рынку", заявил Сечин позднее в интервью FAZ.

"Нашей целью было получить контрольный пакет акций этого НПЗ, и мы считаем, что это один из наших самых успешных европейских проектов", - заметил глава российского концерна.

Игорь Сечин возглавляет "Роснефть" с 2012 года. Нефть и газ входили в сферу его интересов еще в его бытность вице-премьером. Как он оценивает себя, как политика или как менеджера? - поинтересовался журналист.

"Знаете, это непростой вопрос. У меня такое ощущение, что я уже прожил несколько жизней, причем совершенно разных. Поэтому непросто ответить на этот вопрос однозначно. Думаю, скорее, как менеджера. Это хорошее определение", - говорит собеседник FAZ.

"Звучит скромно для главы концерна, который осуществляет свою деятельность в десятке стран мира, на который работают 280 тыс. человек и доходы которого являются важнейшими источниками финансирования для Москвы. Сам Сечин, - напоминает автор публикации, - находится в санкционном списке США (...)". Сечин сетует на негативные последствия санкций для бизнеса как внутри страны, как и за границей. И, тем не менее, Сечин не считает нефтяной бизнес "политическим".

"Тут нет ничего общего с политикой. Нефть - бизнес, основанный на конкуренции. Я убежден в том, что самое главное - выполнять условия договоров, вот, по сути, и все". Сечин гордится тем, что ему удалось построить. "Нам кое-что удается, это правда. Когда мы начинали 18 лет назад, мы производили 4 млн тонн нефти в год. Сегодня мы производим 281 млн тонн в год в жидком эквиваленте. Это хороший результат", - подчеркивает он.

"Роснефть" была построена на обломках других частных концернов, которые - нередко вне западных представлений о законе - были низвергнуты не без помощи российского государства. Речь идет о таких концернах, как ЮКОС, ТНК-ВР и "Башнефть". Нельзя сказать, что к политике это не имело никакого отношения. За одну только компанию ТНК "Роснефть" заплатила в 2012 году 55 млрд долларов - практически столько же, сколько сегодня составляет стоимость всего концерна", - комментирует автор публикации.

"Причины последующей потери стоимости концерна носят не экономический, а политический характер, - уверен Сечин. - Я имею в виду в первую очередь экономические санкции, они повлияли на нашу рыночную капитализацию". Истинная стоимость "Роснефти" гораздо выше. "Мы исходим из того, что объективно она составляет 130 млрд долларов, к тому же следует учитывать качество и объемы наших резервов и ресурсов. Если мы сравним себя по этим критериям с крупными мировыми нефтяными концернами, то "Роснефть" выйдет на первое место".

Те механизмы, с помощью которых "Роснефть" приобретала компании, наталкивались на критику и внутри России, в том числе в правительственных кругах. В конце 2014 года, пишет журналист, в интервью FAZ тогдашний министр экономического развития Алексей Улюкаев подверг критике арест мажоритарного акционера "Башнефти" и отъем у него доли в компании. Улюкаев был против продажи "Башнефти" "Роснефти". "Как сообщается, он потребовал у Сечина 2 млн долларов за свое согласие на сделку. Его задержали при получении взятки и (...) приговорили к 8 годам лишения свободы - несмотря на все несостыковки, которые были обнаружены в ходе судебного процесса. Игорь Сечин, свидетель обвинения, в суде так и не появился. Почему он пренебрег приглашением в суд?" - задает вопрос журналист.

"Не понимаю, что вас беспокоит, - отвечает Сечин. - То, что Улюкаев совершил преступление или что я не имел возможности приехать в суд? Не я совершил преступление, а он - какие еще могут быть вопросы. У меня действительно очень плотный рабочий график, особенно под конец года. Понимаете, я по 600 часов в год провожу в самолете, еще 300 - в вертолете. Наша компания - глобальный игрок на разных рынках, это нужно контролировать, в том числе топ-менеджменту. Тем не менее, я дал свидетельские показания, (...) суд вынес решение. Какие могут быть еще комментарии?"

Как отмечает автор, недавно 14,2% акций "Роснефти" приобрел китайский энергетический концерн CEFC China Energy. Это часть пакета акций российской компании (составляющего 19,5%), которые у Москвы были выкуплены за год до этого компанией Glencore и Катарским государственным инвестиционным фондом. Некоторые эксперты подобную поспешность объяснили финансовыми трудностями, в которых оказалась Москва. Сечин, напротив, доволен сделкой и новыми инвесторами.

"У нас есть совместные проекты с Китаем. Мы будем дополнительно поставлять 10 млн тонн нефти, начнем уже в этом году".

"Для нас хорошо, что в Китае наблюдается фаза стремительного потребительского роста. Конечно, мы воспользуемся возможностями нашего нового партнера, чтобы расширить деятельность в Китае. Но это не должно стать поводом для беспокойства: в Европу мы поставляем гораздо больше, 168 млн тонн в год. Мы верим в европейский рынок и попытаемся сохранить свою долю на этом рынке", - подчеркивает глава российского концерна.

"Роснефть", пишет в заключение журналист FAZ, ведет бизнес и там, где другие боятся. Это Ирак, Ливия или Венесуэла. Никакой внешней политики, уверяет Сечин: "Только бизнес, причем рентабельный".

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}