На грани russiangate.com

Рутений-106 как средство от социальных рисков

21 сентября «Росгидромет» опубликовал данные о многократном превышении содержания радиоактивного изотопа рутений-106 в воздухе на Южном Урале. Экологи предполагают, выброс мог произойти на печально известном комбинате «Маяк». Через несколько дней после вероятной аварии «Маяк» заключил госконтракт на 43 млн рублей на «оказание услуг по снижению уровня социальных рисков» с неизвестной компанией. Russiangate изучил договор.

«Маяк»

Предположительно, выброс рутения-106 произошел на Южном Урале 25-26 сентября. Об этом говорит хронология, составленная журналистами. Источником аварии называют завод «Маяк», где с 1953 года произошло 30 аварий, в том числе Кыштымская трагедия 1957 года — взрыв хранилища ядерных отходов.

Производственное объединение «Маяк» находится в городе Озерске в Челябинской области. Директор Михаил Похлебаев — учредитель общественной организации «Федерация хоккея» в городе Трехгорный. До того как прийти в «Маяк» в 2014 году, он возглавлял ФГУП «Приоборостроительный завод» в Трехгорном, который производит оружие и боеприпасы.

«Маяк» принадлежит государственной корпорации Росатом. Его уставной капитал — 19 млрд рублей. В таких же объемах считаются госконтракты — за последний год завод оформил подрядов на 16 млрд рублей. Цифры вполне понятны: «Маяк» производит основные неорганические вещества. Такие, как рутений.

С начала 2017 года завод посетило 13 проверок. Государственная инспекция труда несколько раз выявляла, что с некоторыми сотрудниками не заключены договоры. Также были задержки выплаты зарплаты.

В январе Федеральное медико-биологического агентство указало предприятию на нарушения санитарных правил обеспечения радиационной безопасности. В апреле история повторилась.

В том же месяце «Маяк» посетила комиссия из уральского отделения по надзору за ядерной и радиационной безопасностью (Ростехнадзор). Проверка выявила 30 нарушений.

«На предприятии не проведены мероприятия по обеспечению радиационной безопасности, в т.ч. при организации радиационного контроля при передвижении приборов между заводами для проведения ремонта и поверки, которые направлены на предотвращение поступления приборов для ремонта и поверки с загрязнением внутренних поверхностей радиоактивными веществами», — писала комиссия.

Соответствующие службы нашли также нарушения транспортной безопасности — их было 11.

В октябре 2017 года Федеральное медико-биологического агентство должно было посетить «Маяк». Кроме обычных вещей вроде санитарных условий работников, ФМБА следит и за особо опасными ситуациями. Чем закончилась проверка — не известно.

Социальные риски

29 сентября — то есть через четыре дня после предполагаемого происшествия производственное объединение «Маяк» заключило контракт на «оказание услуг по снижению уровня социальных рисков в г. Озерск Челябинской области». Стоимость договора — 42,8 млн рублей.

Выходит, что 25 сентября в Озерске «планово» проверяют сирены, а 29 сентября «Маяк» вкладывает деньги в «снижение социальных рисков» с помощью информационных агентств.

Это — второй раз, когда «Маяк» заказывает подобную услугу. Первый раз с точно такой же формулировкой госконтракт был заключен в августе 2016 года — только на 16 млн рублей. Подрядчиком выступило ООО «Улица Свободы».

Что такое «социальные риски» в понимании завода «Маяк» — не известно, так как документов — контракта или технических требований заказчика — на портале госзакупок нет.

Подрядчики

Чтобы понять, как «Маяк» борется с социальными рисками, можно посмотреть подрядчиков.

ООО «Улица Свободы» зарегистрирована в 2010 году в Ярославле. Она принадлежит Павлу Дорошенко. Директор компании — Наталья Дорошенко. Владелец компании также значится учредителем фонда «Здоровая жизнь» в Москве. За время своего существования — с 2012 года фонд ни разу не предоставил отчетность в Минюст, следует из базы данных Министерства юстиции. Директор фонда – Евгений Потапов числится учредителем двух компаний, занимающихся бухгалтерским учетом. Обе компании принадлежат офшорам — кипрскому и зарегистрированному на Британских Виргинских Островах.

«Улица свободы» за три года получила госконтрактов на 135 млн рублей. Основные заказчики в 2017 году — Федеральное агентство по туризму и министерство инвестиций и инноваций Московской области. До этого компания работала с «Российским федеральным ядерным центром», Приборостроительным заводом в Трехгорском (где директором был нынешний глава «Маяка»), ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» (принадлежит «Росатому»).

На контракты с «Национальным оператором», заключенные в 2015 году, стоит обратить внимание. Контрактов всего на 14 млн рублей, но «Улица свободы» всегда соревнуется с одной и той же компанией — ООО «Агентство Полилог». Это агентство специализируется на PR- и GR-консалтинге. А на их публичной странице можно найти поздравление директору их вечного «конкурента» на госзакупках – Павлу Дорошенко, который числится в пиар-компании заместителем генерального директора.

Агентство «Полилог» на госконтрактах часто соревнуется с фондом «Здоровая жизнь» или «Улицей свободы». И зачастую кто-то из трех компаний выигрывает. Само агентство получило госконтрактов на 168 млн рублей за последние 12 месяцев, а всего — на 1,1 млрд рублей.

Второй подрядчик «Маяка» — ООО «Опен Медиа Кит» зарегистрировано в Москве в 2011 году.  Ее владелец — Роман Мазур числится бывшим генеральным директором ООО «Национальный экспертный центр». Также он зарегистрирован как председатель центрального координационного совета «Партии человека труда».

Такая партия действительно существовала — по крайней мере, она официально зарегистрирована в Минюсте. Она значится в мероприятиях «Антимайдана» Старикова. Но если проанализировать программу партии — например, через «антиплагиат», то точная копия найдется только у «Партии развития предпринимательства».

«Опен Медиа Кит» за все время работы получила пять госконтрактов на 149 млн рублей: от «Маяка», «Росэнэргоаэтома», ФГУП «Комбинат Электрохимприбор» (принадлежит «Росатому») и аппарата главы администрации Волгоградской области — в 2011 году она организовывала деловую программу экспозиции Волгоградской области на международном инвестиционном форуме в Сочи.

Первоначальный учредитель компании — Лин Светлана Эмильевна. Ее полная тезка аккредитовывалась от журнала «Капитал страны» на ежегодное послание президента Федеральному собранию, а на инвестиционном форуме в Сочи, правда, уже 2012 году, представляла РИА «Новый регион». В данный момент ресурс заблокирован на территории России, в 2016 году сменил название и теперь находится «в юрисдикции Литовской республики».

Директор — Наталья Чазова также значится как генеральный директор журнала «Капитал страны» в 2009–2010 годы. В ее биографии говорится, что она занималась «социологическим сопровождением» выборов кандидата в губернаторы Санкт-Петербурга в 1996 году, пиар-компаниями выборов губернатора Ленигиградской области, депутатов Заксобрания.

«Капитал Страны» работает под патронажем Совета Федерации Федерального собрания РФ, сотрудничает с регионами, написано на сайте журнала.

Кто же такой директор компании Роман Мазур? Возможно, ответ кроется в ООО «Национальный экспертный центр», который он возглавлял до 2014 года. Один из учредителей «центра» — Георгий Белозеров. Также он основал ООО «Агентство развития регионов» и общественную организацию «РУС», полное название которой звучит как «Российское управленческое сообщество участников Президентской программы подготовки управленческих кадров».

«РУС объединяет несколько тысяч активистов по всей России для продвижения управленцев по карьерной лестнице, создания среды для инициирования бизнес- и социальных проектов, а также для обеспечения активного участия предпринимателей России в общественной жизни страны», — сказано на официальном сайте организации.

В 2016 году «Лента.ру» писала, что глава организации Георгий Белозеров занимает дожность заместителя главы департамента по формированию системы «Открытое правительство». Также он входил в совет директоров ОАО «Росспиртпром».

Зачем заводу «Маяк» платить за социальные риски президенскому резерву и консалтинговой компании? И возможно ли, что это «снижение социальных рисков» не для простых людей, а для руководства компании (заплачу — мне ничего не будет за аварию)? Вопрос остается открытым. Как и то, что власти то признают, то не признают радиоактивную аварию.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}