На грани Игорь Пушкарев znak.com

«Такое не покажут по Первому каналу»

Дальнобойщики в Екатеринбурге объявили о недоверии Путину и потребовали отставки Медведева.

Дальнобойщики, Екатеринбург,платон,протесты,президент,недоверие

На 47-м километре Екатеринбургской кольцевой автодороги сегодня прошла акция протеста дальнобойщиков против системы взимания платы за проезд большегрузов по федеральным трассам «Платон». В отличие от стихийных протестов осени — зимы 2015 года, когда эта система еще только вводилась, нынешнее мероприятие выглядело менее эффектным. Никаких  шествий по пешеходным переходам, никаких  автопробегов с сотнями фур, блокирующих трассы. В акции поучаствовало не больше 200 человек. Однако в этот раз из микрофона прямо с борта машины прозвучало то, что без сомнения требует самого пристального внимания к происходящему. Дальнобойшики, сместив прицел своей критики с Ротенбергов на первых лиц страны, потребовали отставки правительства РФ и объявили о своем недоверии президенту РФ Владимиру Путину.

Внутри охраняемого периметра
Улан-Удэ, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Рязань, Мурманск, Екатеринбург, Кострома, Вологда, Иркутск — все эти города, по данным общественного движения «Объединение перевозчиков России» (ОПР), сегодня, 27 марта, должны примкнуть к всеобщей стачке дальнобойщиков против системы «Платон». Главный повод — очередное повышение ставки: с 15 апреля сбор планировалось поднять до 3 рублей с километра. Правда на прошлой неделе, в аккурат перед протестной акцией, правительство РФ продлило льготный тарифный период — плата составит 1,91 рубля. Кроме того, Дмитрий Медведев поручил проработать вопрос скидок. Тем не менее дальнобойщики не отказались от своего протеста.

Напомним, оператором «Платона» выступает ООО «РТ-Инвест Транспортные системы». Владеют этой структурой бизнесмен Игорь Ротенберг (50%), сын близкого Владимиру Путину олигарха Аркадия Ротенберга, и ООО «РТ-Инвест» (еще 50%), соучредителем которого выступает госкорпорация «Ростех» (руководит Сергей Чемезов).

В Екатеринбурге они вышли на согласованную площадку — стоянку в районе 47-го километра ЕКАД. Это в Железнодорожном районе возле таблички «Археологический памятник Каменные Палатки». Задолго до начала акции (в 11.00) на подъездах к месту ее проведения были выставлены многочисленные посты ДПС. Саму площадку полицейские заботливо огородили металлическими решетками. Внутрь пускали с двух сторон, пропуская через рамки металлодетектора. Кроме того, подогнали «Газель» и установили на ней специальную мачту с камерами видеонаблюдания. Внутри периметра за пять минут до начала оказалось человек 50, из которых с десяток — журналисты. Согласно данным счетчиков, установленных на рамках, спустя час после начала мероприятия внутрь прошло только 127 человек (к концу акции счетчики показывали 200).

«У нас же в России старая традиция опаздывать», — отшучивался координатор местного отделения ОПР Наиль Нигматуллин. Его коллега Андрей Гуров тем временем работал с микрофоном в руках зазывалой: «Ребята подъехали?! Ждем или начинаем? Витя Мельников, привет братан, давайте пацаны быстренько подходим сюда». Сценой служила фура Volvo с откинутым по левому борту пологом. На нее поставили колонки и стол. 

О водителях-«собаках», Навальном и ценах в магазинах
Собравшиеся водители охотно раздавали комментарии, поясняя мотивы проведения сегодняшней акции. «„Платон“ — это последний гвоздь в крышку моего гроба. В стране такая ситуация экономическая! Производство сжалось, перевозок становится меньше, а машин осталось столько же и идет демпинг. Я понимаю так, что государство хочет собрать „Платон“ побольше, а ты крутись здесь, как хочешь», — поделился своими мыслями дальнобойщик Денис Давыдкин из Невьянска. По его словам, он принципиально не платит взносы в систему «Платон», при этом штрафы пока не получал. Говорит, что при ежемесячном пробеге в 120 тыс. километров «на межгороде» пришлось бы «по году» отдавать около 200 тыс. рублей — «и помимо этого есть акциз в топливе 6,5 рублей с литра».

В 2015 году он участвовал в первых протестных акциях водителей большегрузов. «Призыв был всем на Москву ехать. Поехали, и что? Там всех поделили, посчитали и не дали доехать», — вспоминает мой собеседник. Сейчас, утверждает, акция будет принципиально иной — «просто не выйдем на работу». «Никто не может меня заставить сесть в кабину грузовика и поехать», — отмечает Давыдкин. Сам он рассчитывает продержаться месяц.

Расположившаяся рядом компания — Василий, Михаил и Игорь — не менее охотно принялась объяснять происходящее на дорогах и в стране. «Если мы не будем дома спать, то в месяц это будет 50–60 тыс. рублей. А если все-таки спать, то и 15 тыс. может только выйти. У охранника и то больше получается, а у нас колоссальная ответственность за груз, за безопасность других, кто на дороге», — говорит Михаил. Он считает, что ему с товарищами еще повезло— «у нас администрация фирмы берет на себя расходы по „Платону“, на четыре машины в неделю по 10 тыс. уходит».

По словам моих собеседников, расходы на «Платон» серьезным образом сказались на доходности автоперевозок в России. «Дороги кто-то отремонтирует в стране или нет? Ездят машины, даже масло поменять не могут, на лысой резине идут, среднюю ось выбрасывают, чтобы не тратиться на ремонт. Водители, как собаки, живут в этих машинах, без страховок ездят. Все, что зарабатываем, остается на заправках и в магазинах запчастей», — пояснил Василий Он уверен, что, как только схлынет протестная волна, руководство страны все-таки установит ставку «Платона» в 3 рубля с километра. «Отожмут все, как им надо. Сейчас все уже поняли, что надо просто прекращать эту тему с „Платоном“, другой дороги нет у нас», — продолжил мой собеседник.

Проезжающие мимо фуры часто сигналили в знак поддержки протестной акции. Впрочем, у бастующих это вызывало скорее раздражение. «Типа мы с вами пацаны, что ли? Ага, вы тут стойте, а мы там на заказах поработаем», — часто неслось из толпы. 

Неожиданно разговор зашел о митингах против коррупции, прокатившихся 26 марта по всей стране. Мои собеседники, оказывается, уверены — решение отложить введение повышенной ставки «Платона» и деятельность Алексея Навального тесно связаны между собой. «Они прислушиваются сейчас к нам. Тем более, что Навальный на Медведева бочку накатил, показал все эти хоромы. Вдобавок к этой молодежной акции еще дальнобойщики заявились. Но потом все успокоится, и они опять катком пойдут по нам. Нас давят, давят и давят. А самое интересное, куда эти деньги все идут? Дорог как не было, так и нет», — рассуждали в слух мои собеседники. «Подпишем резолюцию и будем требовать свои человеческие права. Они что — не видят, какие цены в магазинах и как народ живет?!» — почти о том же говорил чуть в стороне соорганизатор акции Наиль Нигматуллин журналистам.

 «Они находятся у власти на птичьих правах»
Митинг начался с выступления дальнобойщика Андрея Гурова. К этому времени за пределами огороженного периметра появились несколько полковников в каракулевых шапках. Впрочем, ничего в поведении силовиков после этого не изменилось. «Каракулевые шапки» смотрели сквозь пальцы даже на то, что их подчиненные болтали через забор с водителями грузовиков, костеря правительство.

«Наше требования: полная отмена системы „Платон“, или пускай это государство всё контролирует, второе — это отмена транспортного налога. Далее о режиме труда и отдыха — его надо наладить под реалии российский жизни, чтобы не стоять нам на обочине и не спать в машинах», — перечислял тем временем со сцены Гуров. Затем зазвучали политические требования. «Наше требование — отставка правительства и недоверие нашему президенту, который гарант Конституции. Этот „Платон“ нарушает Конституцию, наши отцы и деды защищали эту землю и кровь свою проливали, задумайтесь, наконец, кто мы и что мы», — заявил Гуров.

25 ноября 2015 года, когда на этом же месте дальнобойщики проводили аналогичную протестную акцию, самое большее, на что они решились, — это называть «Платон» «налогом Ротенбергов» и договориться передать список своих требований полпреду президента на Урале Игорю Холманских.

Более того, сегодня Гуров не оказался единственным, кто открыто заявил о претензиях федеральной власти. «Они находятся у власти на птичьих правах по нашему молчаливому согласию. Идти сюда, честно говоря, не хотелось. Но вчера был на митинге против коррупции. В нем участвовали более 90 городов, и он вдохновил меня. На самом деле не все потеряно. Очень много молодежи вышло, и эта молодежь не верит нашей власти. А что нам еще делать? Наша власть просто толкает нас на украинский сценарий, хотя я уверен — никто не хочет этого», — заявил выступавший следом мужчина. В завершение он настоятельно рекомендовал коллегам по цеху включить все ставки «Платона» в тарифы на перевозку, чтобы «86% потом задали правильные вопросы гаранту Конституции».

Одной из последних к микрофону прорвалась женщина с российским флагом на плече. «Не платить совсем им! Мы рабочий люд, и мы должны вывернуть последние карманы в казну, а почему? Потому что у них, видите ли, нет денег на дороги. На все остальное у них есть деньги, а на дороги нет! Пусть сначала построят дороги, а потом будем платить», — заявила дама, сорвав овации.

Впрочем, куда чаще у микрофона говорили о наболевшем: о стоимости топливных форсунок, которые «в Америке по 100 баксов, а у нас китайское дерьмо по 70 тыс.», о несправедливом весовом контроле, который сейчас выполняется на дорогах автоматически. Один из выступавших принялся даже рассказывать о том, как его обманули с кредитом в банке, заставив платить 24,7% годовых вместо 18%. «Кидать банк, видимо, будут сейчас»,— честно признался незадачливый спикер.

«Лишь бы это что-то дало»
На самом деле, кроме выдвижения политического лозунга и сбора подписей под трехстраничной резолюцией, каких-то еще эффектов от сегодняшней акции дальнобойщиков на ЕКАДе так и не возникло. Предложение пройти по трассам автоколонной организаторы отринули. Идею на 10 дней прекратить выезжать на линию никто не поддержал. «У меня ипотека, за дочь в институте платить надо — я не могу не работать», — выразил мнение большинства дальнобойщик, приехавший недавно из Якутии. Он кстати, больше всех возмущался сегодня по поводу ставок «Платона»: «Федеральная трасса на Якутск, я только оттуда, за что там платить? За день на цепях проходишь максимум 250 километров». 

Также собравшиеся не отреагировали на идею организовать мобильные пункты протеста на трассах. Зато поговорили о том, что основные СМИ России все равно будут игнорировать протестную акцию. «По Первому каналу такого не покажут», — выразил общее мнение кто-то из собравшихся.

Единственным более или менее внятным предложением оказалось сделать наклейки с призывами против системы «Платон». «Платишь “Платон” — кормишь казнокрадов или олигархов, что одно и то же», — предложил слоган для наклейки тот самый мужчина, кто жаловался на проблемы с кредитом.

Спустя два часа после начала митинг окончательно перерос в онлайн-форум по обсуждению тягот водительской жизни. С акции мы уходили вместе с двумя дальнобойщиками. «Лишь бы это дало хоть что-то»,— посетовал один из них вслух. Точно такие же настроения царили среди дальнобойщиков на излете протестных акций 2015 года.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}