Jet-lag Павел Фельгенгауэр 2004.novayagazeta.ru

Сентябри буша и путина

После удара террористов по Америке в 2001-м граждане были возмущены, напуганы и требовали немедленных видимых ударов по врагу, чтобы переплавить испуг и бессильную ярость в энергию борьбы и уверенность в конечной победе.

За два года до того в России была схожая ситуация. Вторжение боевиков Шамиля Басаева в Дагестан удалось отразить с трудом и с немалыми потерями. Последовала странная серия взрывов домов, в которой погибли сотни ни в чем не повинных людей. Страна была в ужасе и ярости, никто не чувствовал себя в безопасности. Но у премьера Путина был на руках четкий план: идти в Чечню, чтобы уничтожить террористов в логове.

Вторжение в Чечню готовилось давно, объединенная группировка развертывалась с заранее согласованным сроком начала боевых действий в сентябре 99-го, по словам Сергея Степашина, который готовил операцию сначала в качестве главы МВД, а с мая 99-го — как премьер. По свидетельству Степашина, вторжение в Чечню началось бы вне зависимости от терактов или вторжения в Дагестан. Но предлог подошел кстати.

Существовал, правда, мирный договор, подписанный в 97-м лично президентами Борисом Ельциным и Асланом Масхадовым, который навечно запрещал использовать силу для выяснения чечено-российских отношений. Но власти сделали вид, что договора не существует.

В 99-м враг был очевиден и под боком, так что наши не слишком боеготовые и мобильные, вооруженные устаревшим тяжелым оружием военные смогли не спеша собраться, двинуться и одолеть. За два месяца прошли с боями 40 км от границы к Грозному, два месяца осаждали город, еще два месяца преследовали бежавший гарнизон и занимали оставшиеся населенные пункты. Воевали долго, кроваво, и особо досталось мирному гражданскому населению. Но было последовательное продвижение, были и победы, например в Комсомольском, где в 2000-м, по признанию самих сепаратистов, было убито свыше 800 боевиков. Тогда общественность сплотилась вокруг Кремля и Путина.

Джорджу Бушу в 2001-м пришлось напрягаться в поисках противника. Но возможности у американцев нашим не чета — пошли без разминки в Афганистан на другой конец света мочить бен Ладена и талибов. И, вопреки мрачным прогнозам наших экспертов, битых в свое время в афганских горах, в месяц сумели опрокинуть талибов и рассеять отряды «Аль-Каиды».

Конечно, руководство талибов и «Аль-Каиды» успешно скрылось, время от времени в Афгане продолжаются стычки, и героин там производят ударными темпами. Зато эхо афганской победы вызвало в США такой патриотический подъем и национальное единение, что после этого и вторжение в Ирак было встречено с одобрением. Сегодня, несмотря на продолжающиеся потери в Ираке, мало сомнений в том, что первоначального национального подъема Бушу хватит на переизбрание в ноябре.

А у нас о единении образца осени 99-го остается только мечтать. То есть после Беслана президент объявил, и гостелеканалы стараются как могут, но выходит не то. Подавляющее большинство граждан не поддерживает решение Путина назначать из Центра руководителей регионов даже под прикрытием прежде безотказного лозунга «Ради единства России». В обществе нарастают раскол, недовольство властями, беззастенчивой цензурой на телевидении, и лично президент не кажется столь хорош, как прежде.

Конечно, власти не бездействуют. В принципе, была принята за основу предложенная спецслужбами программа из 11 пунктов, многие из которых уже выполнены. В частности, идет усиление антитеррористического блока внутри ФСБ. Негласно выделены десятки миллионов долларов на вербовку ближайшего окружения Масхадова и Басаева, а также официально объявлена награда в 10 млн долларов за их головы.

Берут на вооружение опыт Израиля по борьбе с экстремистами. МИД совместно с другими ведомствами и государственными СМИ усердно выполняют поручение по «формированию за границей крайне негативного облика тех, кто на политическом и военном уровнях противостоит российской группировке на Северном Кавказе». Москва предложила принять резолюцию в Совбезе ООН по выдаче террористов. Резолюцию Запад, конечно, поддержит, но выдавать на расправу очевидно непричастных к Беслану политических беженцев не станет.

Потому планируется, несмотря на неудачу в Катаре «завершающей фазы операции по ликвидации Яндарбиева», продолжить практику устранения «лидеров чеченских сепаратистов и эмиссаров Масхадова». Особые усилия будут сконцентрированы вокруг Бориса Березовского, который, по мнению наших спецслужб, является мозгом антипутинской оппозиции и одновременно связан с чеченскими боевиками.

Но все это звучит и выглядит неэффектно. До политэмигрантов надо еще добраться, чтобы устроить яркую ликвидацию, а западные спецслужбы, имея в виду опыт Катара, будут ждать наших гастролеров.

А тут еще Масхадов объявил, что привлечет к суду Басаева за бойню в Беслане, причем шансы на успех у него явно выше, чем у ФСБ с прокуратурой. Интересно, а если Масхадов Басаева как-нибудь «выведет из активного политического процесса», то ему ФСБ в благодарность тоже обеспечит «10 млн долларов, анонимность, безопасность» и прочее?

Внятно ударить надо позарез, а доступный враг не просматривается. Остается, похоже, одна Грузия — слабая, нелюбимая и под боком. Есть Панкиси, по которому можно отбомбиться и доложить. Правда, затевать транскавказский конфликт под зиму — безумие, и Грузия Саакашвили не так уж слаба, как прежняя. Но нужда не знает закона.

 

Опубликовано: 27 сентября 2004 г

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Спасибо за сообщение, Ваш комментарий отправлен на модерацию.

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}