Jet-lag Илья Калашников medvestnik.ru

Авторы нового порядка оказания онкопомощи не согласились с критикой профсообщества

Новый порядок онкопомощи не ограничит работу клиник, утверждают его авторы. По их словам, переход группы патологий от других специалистов в ведение онкологов — необходимый этап развития системы помощи онкобольным, а все остальное это «путь к деструкции».

В ближайшие несколько лет в России необходимо создать вертикальную систему онкологических центров регионального и федерального значения, «все остальное это путь к деструкции, снижению качества, а впоследствии и доступности онкологической помощи». Такое мнение выразил один из авторов нового порядка онкопомощи, заместитель директора по реализации федеральных проектов НИМЦ онкологии им. Н.Н. Блохина Тигран Геворкян на «круглом столе» «Онкологическая служба России 2022: новые порядки, правила и перспективы» 26 июля, организованным фондом поддержки противораковых организаций «Вместе против рака».

Консилиумы
Одним из центральных вопросов дискуссии авторов проекта с представителями профессионального сообщества и пациентских организаций стал новый регламент проведения врачебного консилиума. В соответствии с новым порядком оказания онкологической помощи, консилиум может проводиться в медучреждении, которое имеет в составе отделения хирургических методов лечения злокачественных новообразований, противоопухолевой лекарственной терапии и радиотерапии. Противники проекта опасаются, что новый порядок ограничит самостоятельность ЛПУ, которые не имеют в составе одного или нескольких из указанных подразделений и, соответственно, не смогут определить тактику лечения пациентов, а также создаст дополнительные трудности для онкобольных.

По словам директора НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина, главного внештатного специалиста онколога Минздрава Ивана Стилиди, принимавшего участие в разработке порядка, медучреждения, где нет, например, отделения радиотерапии, смогут привлекать для проведения консилиума специалистов из других организаций, в составе которых такое подразделение есть. В том числе принимать участие в консилиумах смогут и сотрудники частных клиник.

Передел пациентов
Кроме того, специалисты обсудили переход к онкологам права ставить диагноз и определять тактику лечения пациентов с некоторыми доброкачественными новообразованиями (ДНО): соединительной и других мягких тканей, глаза и его придаточного аппарата, мозговых оболочек, эндокринных желез, других и неуточненных локализаций, в перечень также вошла группа ДНО неопределенного или неизвестного характера.

Такое распределение обязанностей не устраивает врачей других специальностей, которые с 2022 года не смогут лечить пациентов с этими патологиями, если в составе их клиники не будет указанных подразделений. По мнению директора Института клинической эндокринологии Минздрава академика РАН Галины Мельниченко, проблема нового порядка в том, что и диагностика и лечение таких патологий как, например, адренокортикального рака и рака щитовидной железы требует участия эндокринолога. Необходимость направлять больных в специализированные онкоучреждения создает дополнительную нагрузку как на эндокринологов, так и на онкологов, которым придется принять на себя серьезный пациентопоток.

«Если рак щитовидной железы в силу его особенностей затрагивает очень большой объем, ну неужели мы сами не позовем онколога? И неужели каждый раз, когда у нас будет опухоль Bi-Rads 4 мы должны собирать консилиум? Подумайте о количестве таких больных», — отмечает Мельниченко.

По словам Стилиди, при лечении таких пациентов вопрос, напротив, должен стоять о необходимости привлечения специалиста-эндокринолога, онкологический консилиум может самостоятельно принять решение о тактике лечения.

«Иначе нас это приведет к тому, что при раке прямой кишки необходим проктолог, а при раке почки — общий уролог и так далее», — утверждает Стилиди.

Пациентопоток, который перейдет от врачей других специальностей к онкологам, напротив, пойдет на пользу организации онкопомощи в стране, объясняет Геворкян. По его словам, из-за того, что в регионах больные неправильно маршрутизированы и оперируются в непрофильных учреждениях, в онкоклиниках приходится закрывать профильные отделения. Так, в Тульской области отделение «Опухолей головы и шеи» было расформировано лишь потому, что маршрутизация не была сконцентрирована на онкологическом диспансере. Кроме того, переход ряда ДНО в ведение онкоспециалистов приведет к более понятному распределению ответственности врачей.

«До сего дня, если где-то кем-то допускаются ошибки, за них отвечают главные внештатные специалисты-онкологи. Ни один врач-эндокринолог, ни один хирург общей специальности не отвечает ни за раннее выявление, ни за одногодичную летальность. Тем более за смертность», — сообщил Геворкян.

Ранее о срыве целей федерального проекта (ФП) «Борьба с онкологическими заболеваниями» сообщила директор Департамента организации медицинской помощи Минздрава Екатерина Каракулина. По ее данным, к маю 2021 года план по доле ЗНО, выявленных на ранних стадиях, не достигнут в 53 регионах, цель по снижению одногодичной летальности пациентов с ЗНО не выполнили 37 субъектов, а планового показателя по повышению удельного веса больных, более пяти лет состоящих на диспансерном наблюдении, не смогли достигнуть 23 региона.

Среди регионов, данные о которых представила Каракулина, хуже всего достижение целей федпроекта происходит в Алтайском крае. Средний процент реализации необходимых мероприятий здесь только 37,8%. В Ростовской области показатель реализации составил 49%, в Иркутской области — 49,4%, в Томской области — 46,6%.

 

Опубликовано: 26 июля 2021 г

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}