Jet-lag Дэн Александер, Ричард Бехар forbes.ru

Торговля людьми, отмывание денег и связи с ОПГ: в чем Сенат заподозрил «российских» партнеров Дональда Трампа

Сенаторы собрали новое досье на деловых партнеров президента США, которые помогали ему с несостоявшимися бизнес-проектами в России.

Новый отчет Специального комитета по разведке при Сенате США дает представление о людях, которых Дональд Трамп выбирал в качестве партнеров по потенциальным проектам в России. В их число входят лица, которым приписывают связи с организованной преступностью и Владимиром Путиным, а также участие в торговле людьми.
 
Такие союзники могли бы скомпрометировать любого бизнесмена в мире, не говоря уже о действующем президенте Америки.

Представители Trump Organization не ответили на запросы редакции при подготовке данного материала. В 2016 году адвокат организации Алан Гартен настаивал, что по всем направлениям бизнеса была проведена правовая оценка внешних партнеров. «Мы крайне избирательны по отношению к тем, с кем ведем дела, ― рассказывал он тогда в интервью Forbes. ― Проверяем все данные на международном и местном уровнях, выясняем информацию по всем доступным нам базам данных и привлекаем сторонних экспертов. И все это в дополнение к скрупулезному анализу условий сделки. Все лишнее постоянно отметается».

Похоже, в действительности дела обстоят иначе. Ниже ― подробности о людях, связывающих Трампа с Россией.

Феликс Сейтер

Трампа давно критикуют за связи с Феликсом Сейтером, управляющим директором фирмы Bayrock Group, которая вместе с будущим президентом США работала над потенциальными проектами в Нью-Йорке, Флориде и Аризоне. В 1995 году Сейтер отбыл 15-месячный срок за нападение. Через три года он признал вину за рэкет в рамках мафиозной схемы по накачке и сбросу ценных бумаг. Тюрьмы за эти признания ему удалось избежать: он согласился сотрудничать со следствием и более десяти лет делился со спецслужбами информацией о различных подозреваемых, в том числе из криминальных группировок, Северной Кореи и даже окружения Усамы бен Ладена.
 
В сенатском отчете раскрываются источники, с которыми Сейтер тесно общался: «Он задействовал свои связи, преимущественно в России, чтобы установить целую сеть контактов, включая сотрудников спецслужб, военнослужащих и персонал военных исследовательских институтов в ряде стран. Сейтер объяснял, что общался «в основном с парнями из ГРУ».
 
В документе также проясняется характер взаимоотношений Трампа с Сейтером. У партнера нынешнего президента США даже имелась собственная визитка как представителя Trump Organization. С организацией он заключил соглашение, согласно которому получал долю доходов от некоторых сделок. «Благодаря такой договоренности и тому, что кабинет Сейтера располагался на 26-м этаже Trump Tower в паре шагов от офиса самого Трампа, Сейтер имел на него прямой выход, мог часто с ним видеться и «подкидывать» идеи по бизнесу, ― подчеркивается в отчете. ― В то время Трамп, скорее всего, виделся с Сейтером ежедневно, обычно не один раз. Сейтер вспоминал, что взаимодействовал с Трампом «сотни» раз».
 
Теврик Ариф

В 2007 году издание The New York Times опубликовало историю о прошлом Сейтера, и Трамп немедленно отдалился от него. «Мы максимально тщательно проверяем биографию своих ключевых партнеров, ― заверял тогда будущий президент США. ― Я не особо хорошо знал его».

Через несколько дней после выхода статьи Трамп заявил следствию, что работал в основном с тем, кого считал владельцем Bayrock Group, — Тевриком Арифом. «Я общался с Арифом», ― говорил Трамп, уточняя, что Ариф работал с ним над проектами в Турции, Польше, Украине и, разумеется, России. «У Арифа были нужные контакты, ― отмечал будущий глава государства. ― У него везде есть партнеры, уверен, что вы сами поймете, когда спросите его. И у него были международные связи».

У Арифа был собственный груз прошлого, который на тот момент еще не провоцировал особого ажиотажа вокруг его персоны. В свежем отчете Специальный комитет Сената по разведке предъявил Арифу массу обвинений: «Согласно полученной комитетом информации, Ариф был вовлечен в деятельность российских преступных группировок, отмывание денег и торговлю людьми и занимался этим по меньшей мере с 2000 года».

Пресс-секретарь Арифа заявила, что не может дать по этому поводу какие-либо комментарии.
 
В отчет внесены значительные правки, поэтому доказательства против Арифа в документе разглядеть сложно. Тем не менее ясно, что некоторые обвинения исходят от его бывшего союзника: «Сейтер, давний деловой партнер Арифа, высказал комитету предположения о том, что Ариф связан с торговлей людьми в Штатах и других странах. По словам Сейтера, Ариф привез в США «тысячи женщин, в основном из Украины».
 
Совместные планы Трампа и Арифа пошли прахом. «Один раз мы с ним увиделись, ― вспоминал Трамп в 2007 году, ― и я сказал: «Очень жаль, что мы так и не заключили те сделки». Он ответил: «Да, жаль». Потому что, если знать обстановку в Москве и других местах, рынок там просто зашкаливает и более рентабелен, чем в Штатах. Вот я ему и сказал: «Очень жаль, что мы так и не заключили те сделки. Они были бы крайне выгодными».

 
Новый отчет Специального комитета по разведке при Сенате США дает представление о людях, которых Дональд Трамп выбирал в качестве партнеров по потенциальным проектам в России. В их число входят лица, которым приписывают связи с организованной преступностью и Владимиром Путиным, а также участие в торговле людьми.
 
Такие союзники могли бы скомпрометировать любого бизнесмена в мире, не говоря уже о действующем президенте Америки.

Представители Trump Organization не ответили на запросы редакции при подготовке данного материала. В 2016 году адвокат организации Алан Гартен настаивал, что по всем направлениям бизнеса была проведена правовая оценка внешних партнеров. «Мы крайне избирательны по отношению к тем, с кем ведем дела, ― рассказывал он тогда в интервью Forbes. ― Проверяем все данные на международном и местном уровнях, выясняем информацию по всем доступным нам базам данных и привлекаем сторонних экспертов. И все это в дополнение к скрупулезному анализу условий сделки. Все лишнее постоянно отметается».
 
Связные Путина: как миллиардеры и чиновники пытались подружить Россию с Трампом
 
Похоже, в действительности дела обстоят иначе. Ниже ― подробности о людях, связывающих Трампа с Россией.
 
Феликс Сейтер

Трампа давно критикуют за связи с Феликсом Сейтером, управляющим директором фирмы Bayrock Group, которая вместе с будущим президентом США работала над потенциальными проектами в Нью-Йорке, Флориде и Аризоне. В 1995 году Сейтер отбыл 15-месячный срок за нападение. Через три года он признал вину за рэкет в рамках мафиозной схемы по накачке и сбросу ценных бумаг. Тюрьмы за эти признания ему удалось избежать: он согласился сотрудничать со следствием и более десяти лет делился со спецслужбами информацией о различных подозреваемых, в том числе из криминальных группировок, Северной Кореи и даже окружения Усамы бен Ладена.
 
В сенатском отчете раскрываются источники, с которыми Сейтер тесно общался: «Он задействовал свои связи, преимущественно в России, чтобы установить целую сеть контактов, включая сотрудников спецслужб, военнослужащих и персонал военных исследовательских институтов в ряде стран. Сейтер объяснял, что общался «в основном с парнями из ГРУ».
 
В документе также проясняется характер взаимоотношений Трампа с Сейтером. У партнера нынешнего президента США даже имелась собственная визитка как представителя Trump Organization. С организацией он заключил соглашение, согласно которому получал долю доходов от некоторых сделок. «Благодаря такой договоренности и тому, что кабинет Сейтера располагался на 26-м этаже Trump Tower в паре шагов от офиса самого Трампа, Сейтер имел на него прямой выход, мог часто с ним видеться и «подкидывать» идеи по бизнесу, ― подчеркивается в отчете. ― В то время Трамп, скорее всего, виделся с Сейтером ежедневно, обычно не один раз. Сейтер вспоминал, что взаимодействовал с Трампом «сотни» раз».
 
Теврик Ариф

В 2007 году издание The New York Times опубликовало историю о прошлом Сейтера, и Трамп немедленно отдалился от него. «Мы максимально тщательно проверяем биографию своих ключевых партнеров, ― заверял тогда будущий президент США. ― Я не особо хорошо знал его».
 
«Главное — хаос» . NYT рассказала о новой тактике вмешательства хакеров в выборы в США
 
Через несколько дней после выхода статьи Трамп заявил следствию, что работал в основном с тем, кого считал владельцем Bayrock Group, — Тевриком Арифом. «Я общался с Арифом», ― говорил Трамп, уточняя, что Ариф работал с ним над проектами в Турции, Польше, Украине и, разумеется, России. «У Арифа были нужные контакты, ― отмечал будущий глава государства. ― У него везде есть партнеры, уверен, что вы сами поймете, когда спросите его. И у него были международные связи».
 
Дональд Трамп и Теврик Ариф на церемонии открытия Trump Soho 19 сентября 2007 года в Нью-Йорке. / Фото Mark Von Holden / WireImage / Getty Images
 
У Арифа был собственный груз прошлого, который на тот момент еще не провоцировал особого ажиотажа вокруг его персоны. В свежем отчете Специальный комитет Сената по разведке предъявил Арифу массу обвинений: «Согласно полученной комитетом информации, Ариф был вовлечен в деятельность российских преступных группировок, отмывание денег и торговлю людьми и занимался этим по меньшей мере с 2000 года».

25 богатейших женщин России — 2020
 
Пресс-секретарь Арифа заявила, что не может дать по этому поводу какие-либо комментарии.
 
В отчет внесены значительные правки, поэтому доказательства против Арифа в документе разглядеть сложно. Тем не менее ясно, что некоторые обвинения исходят от его бывшего союзника: «Сейтер, давний деловой партнер Арифа, высказал комитету предположения о том, что Ариф связан с торговлей людьми в Штатах и других странах. По словам Сейтера, Ариф привез в США «тысячи женщин, в основном из Украины».
 
Совместные планы Трампа и Арифа пошли прахом. «Один раз мы с ним увиделись, ― вспоминал Трамп в 2007 году, ― и я сказал: «Очень жаль, что мы так и не заключили те сделки». Он ответил: «Да, жаль». Потому что, если знать обстановку в Москве и других местах, рынок там просто зашкаливает и более рентабелен, чем в Штатах. Вот я ему и сказал: «Очень жаль, что мы так и не заключили те сделки. Они были бы крайне выгодными».

Тогда же Трамп особо подчеркивал, что хочет инвестировать в Россию: «Это одно из самых горячих направлений в мире инвестиций. Когда-нибудь мы все-таки появимся и в Москве».
 
Эмин и Араз Агаларовы

До Москвы Трамп добрался в 2013-м, когда миллиардер Араз Агаларов F 55 и его сын — певец Эмин F 29 — проводили конкурс «Мисс Вселенная» в «Крокус Сити Холл» на окраине столицы.
 
С эффективностью предприятия что-то не заладилось. Компания Агаларовых потратила на организацию и проведение мероприятия около $12 млн. Половина средств пошла на лицензионные отчисления и столько же — на иные расходы. Заработали организаторы всего $2 млн, то есть потеряли на конкурсе $10 млн.

Трампа, совладельца конкурса, получившего свои деньги, казалось, не заботит, что партнерам повезло куда меньше. «Я отлично провел выходные с тобой и твоей семьей, ― написал он Аразу Агаларову в Twitter после мероприятия, где, помимо прочего, выступал Эмин. ― Ты проделал ПОТРЯСАЮЩУЮ работу. Следующий шаг ― TRUMP TOWER-МОСКВА. ЭМИН ЗАЖЕГ!» Впоследствии Агаларовы и Трампы действительно занялись девелоперским проектом, но его быстро свернули.

Исходя из того, что говорится о партнерах в новом отчете, для Трампа это было к лучшему: «Агаларовы имеют значительные связи с российской организованной преступностью и тесно взаимодействовали с лицами, причастными к убийствам, проституции, торговле оружием, похищениям, вымогательствам, наркоторговле, отмыванию денег и другим серьезным преступным операциям. Деятельность в рамках некоторых мероприятий выходила за границы России, в том числе в Соединенные Штаты».
 
В документе также отмечается: «Араз Агаларов имеет прочные связи с российским правительством, включая лиц, задействованных в операциях по влиянию на результаты президентских выборов в США в 2016 году. Он имеет выход на президента России Владимира Путина и его пресс-секретаря Дмитрия Пескова».
 
Представители фирмы Агаларовых Crocus Group не дали комментариев для данной статьи (повторный запрос от редакции российского Forbes также остался без ответа. — «Forbes Россия»).

Ираклий Кавеладзе

Согласно отчету Роберта Мюллера о российском вмешательстве в президентские выборы 2016 года, предварительные переговоры по предполагаемому совместному проекту Трампов и Агаларовых в сфере недвижимости шли через сына Трампа Дональда Трампа-младшего и Ираклия Кавеладзе, работавшего на Араза Агаларова.
 
В новом отчете выясняется, что у Кавеладзе были и собственные сложности, появившиеся еще во время предыдущего расследования американских властей: «По сведениям отчета Счетной палаты США от октября 2000 года, Кавеладзе причастен к некоторым видам деятельности на территории Штатов, которая наводит на серьезные вопросы об отмывании денег россиянами. Согласно информации Счетной палаты, открытые Кавеладзе компании учредили приблизительно 2000 фирм ― некоторые из них назывались вымышленными именами российских брокеров. Компании Кавеладзе перечислили свыше $1 млрд банковскими переводами на 236 счетов в двух американских банках, причем львиная доля средств была переведена обратно на счета российских брокеров в Восточной Европе. Кавеладзе заверял, что ни к каким нарушениям не причастен и называл расследование Счетной палаты «охотой на ведьм».
 
Георгий Рцхиладзе

От другого партнера, Георгия Рцхиладзе, Trump Organization получала предостережения об Агаларовых. «По информации от [бывшего юриста Трампа] Майкла Коэна, ― излагается в отчете, ― в период проведения конкурса «Мисс Вселенная» 2013 года, друг Георгий Рцхиладзе предупредил, что ему «плевать на Агаларовых, что они бандиты и что дел с ними он не ведет». Как утверждает Коэн, узнав, что Дональд Трамп-младший подумывает о совместном проекте с Агаларовыми в сфере недвижимости, Рцхиладзе снова предостерег его о том, что Агаларовы, в частности Араз Агаларов, «очень жесткие».
 
После публикации сенатского отчета Рцхиладзе смягчился. «Я сказал Майклу, что Агаларовы ― важные люди в деловых кругах, и несмотря на успех Crocus Group, я бы продолжал общение с осторожностью, ведь заниматься бизнесом в России иногда весьма трудно, а сводить Трампа с Россией нужно крайне осмотрительно, ― написал Рцхиладзе в электронном письме. ― Майклу Коэну я рассказал, что мой бизнес с Crocus Group просто оказался не таким, как я ожидал. И уж «бандитами» я Агаларовых точно не называл».

Рцхиладзе, сотрудничавший с Trump Organization в Грузии, со временем выступил с предложением еще одного проекта, уже в России. Сделку в итоге не заключили, но из-за нее кандидат Трамп мог сойтись с членами российского правительства. Как отмечается в документе Сената, Рцхиладзе рассказал Коэну, что концепцию проекта «направили на рассмотрение в кабинет президента и московскую мэрию».
 
«Не помню, что именно я сказал Майклу», ― написал Рцхиладзе Forbes. Он подчеркнул, что передавал идею от имени одного своего приятеля в Москве: «Если мне не изменяет память, друг сообщил мне, что застройщик готовит презентацию его проекта для мэра Москвы, и намекнул, что с лицензией на бренд Трампа затея была бы еще более впечатляющей».

«Главной целью Майкла было ни много ни мало заполучить проект по строительству сияющей башни Trump Tower в Москве, ― добавляет Рцхиладзе. ― И он надеялся, что проект поддержит правительство. Наверняка он думал, будто если у строительства не будет поддержки со стороны верхушки власти, то ничего не получится».
 
Андрей Розов

В ходе избирательной кампании 2016 года вместо предложения Рцхиладзе руководство Trump Organization решило заключить сделку с застройщиком Андреем Розовым, который, в свою очередь, работал с Феликсом Сейтером. «Я пришел к Майклу и сказал: «Майкл, у меня есть потенциальная сделка по Trump Tower в Москве, и мы бы могли ее провернуть, ― вспоминает Сейтер в отчете Сената. ― У меня есть хороший застройщик. Я хочу поговорить с мистером Т». Он ответил: «Конечно». Потом вернулся ко мне и сказал: «Приступим».
 
В документе цитируется и Коэн, изложивший историю со своей стороны: «После беседы с Сейтером я сказал Трампу, что есть возможность построить в Москве высочайшее в мире здание. Он спросил, с кем придется работать. Я ответил, что предложение поступило от Феликса, и он сразу обрадовался: «О, Феликс!» Я добавил: «Но учтите, что партнер не Феликс, он лишь представляет получателя лицензии и в проекте участвовать не будет». Трамп тогда сказал: «Ладно, держите его поближе». Имелось в виду, держать его на коротком поводке».
 
Безотносительно Сейтера у Розова были собственные дела. «Собранные сведения указывают на то, что личная и профессиональная сеть контактов Розова по крайней мере частично связана с лицами, причастными к российским операциям по вмешательству, ― говорится в отчете. ― Например, партнер Розова Сталбек Мишаков тесно общается с Олегом Дерипаской F 41, российским олигархом, который, по мнению комитета, руководит значительной долей внешних операций правительства» (Дерипаска эти обвинения в свой адрес неоднократно отвергал. — Forbes). Попытки выйти на связь с Розовым оказались безуспешными.
 
Согласно отчету Мюллера, в середине 2016-го стимул к заключению сделки с Розовым сошел на нет, но Коэн не стал говорить Трампу, что идея похоронена навеки, ведь, по его мнению, шанс вернуть проект к жизни оставался. Когда Коэна на слушании Конгресса спросили, почему бизнес Трампа отказался от строительства башни в Москве, тот ответил очень просто: «Потому что он победил на выборах». 

 

Опубликовано: 24 августа 2020 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}