Jet-lag Юрий Болдырев svpressa.ru

«Путин» — не равно «Россия». Как украсть один кошелек дважды

Самые проверенные и благонадежные граждане России, вознесенные высшей властью на высшие посты, уверены и прямо заявляют, что «Путин» — равно «Россия».

Отдельные неблагонадежные, не подпускаемые даже к заборам вокруг власти, сомневаются. Но как может сознательный гражданин, да еще когда вокруг такое напряжение и сплочение, подготовка к «плебисциту», всерьез утверждать, что «Путин» — не равно «Россия»? Только инопланетные агенты могут подобное даже допускать.

Понятно: у инопланетных не принято входить в положение и покорно рассчитываться своими деньгами за грехи, ошибки и преступления властителей. Кто проиграл в Гаагском арбитраже? Компенсация в пользу акционеров ЮКОСа в 55 млрд. долларов (в сумме вместе с накопившимися процентами) возложена на Россию — на нас с вами. Но с чего вдруг? Напоминаю. Основанием вообще для рассмотрения сугубо внутреннего российского дела в Гаагском третейском суде был исключительно Договор к Энергетической хартии. Далее, внимание: договор — не признанный Россией.

Поясняю. Президент и правительство могут подписывать что угодно, но волей народа это становится исключительно после ратификации международного договора Парламентом. Счетная палата России в бытность мою заместителем ее председателя дала отрицательное заключение на Договор к Энергетической хартии, после чего тогдашняя Дума отказалась ратифицировать этот договор.

Соответственно: никаких законных оснований для направления представителей даже для отбора судей в Гаагском третейском суде у президента и правительства России не было. Единственная ответственная позиция: знать не знаем такой третейский суд, не признаем его юрисдикцию применительно к нашим внутренним делам — и точка. Президент Путин и его правительство направили представителей сначала для отбора судей, но далее втянулись в судебный процесс, ныне с треском проигранный, но кто им дал такое право?

Главное: у президента Путина и его правительства не было полномочий соглашаться на распространение юрисдикции Гаагского третейского суда на внутреннее дело Российской Федерации. Соглашаться даже в косвенной форме — направляя представителей для отбора судей. Так кто же проиграл суд: Россия или ее высшие должностные лица, фактически превысившие свои полномочия?

Правда, для такой постановки вопроса, в том числе, перед международными судами, следует несколько потеснить превысивших свои полномочия высших должностных лиц. А именно: радикально отделить их, с их прегрешениями перед страной, собственно, от самой страны, от управления государством. Кстати, заявленный «плебисцит» — чем не шанс?

Если бы судил наш народ

А какое решение приняли бы мы с вами, будь это суд на нашей территории — в рамках нашей юрисдикции? Первое. Акционеры ЮКОСа уж никак не были бы признаны добросовестными приобретателями: либо непосредственно жулики, либо скупщики затем похищенного. Изначально притворная сделка «кредитно-залоговый аукцион» была бы признана ничтожной.

Напомню: подпись непосредственно моя, как зампреда Счетной палаты России, стоит под обращением к Генеральному прокурору еще от 26 августа 1996 года (исх.номер 02−402/04) с требованием выступить в суде с иском в защиту государственных интересов — признать кредитно-залоговые аукционы ничтожными.

Основание: 603 млн. долларов государственных бюджетных средств было положено правительством на счета в «уполномоченные» коммерческие банки, после чего правительство «взяло в кредит», по сути, эти самые наши с вами деньги у этих же банков, но уже под залог ключевых стратегических активов России — ЮКОС, Норильский никель, Сибнефть и других. Подробнее все это описано в изданной еще в 2003-м году моей книге «О бочках меда и ложках дегтя», с приложением документов, включая и упомянутое выше обращение к Генеральному прокурору. Сделка была бы ничтожна, собственность возвращена государству.

Второе. Было бы вынесено частное определение или что-то аналогичное в отношении должностных лиц, поправших государственные интересы и организовавших обнищание страны. Перед следственными органами был бы поставлен вопрос о непризнании срока давности и привлечении к уголовной ответственности всех участников небывало в мире масштабной криминальной махинации. И затем — суд присяжных.

Третье. Аналогичное определение было бы вынесено и в отношении должностных лиц Генеральной прокуратуры, покрывших это преступление, не исполнивших свой долг и тем самым предавших интересы страны — не выступивших на основании материалов Счетной палаты в суде с иском в защиту государственных интересов и требованием признания притворной сделки ничтожной. Иного органа, который был бы вправе (и обязан!) это сделать, не было. Здесь также пришлось бы ставить вопрос о неприменении к преступлению такого масштаба срока давности. Тоже на суд присяжных.

Четвертое. Стоило бы вынести аналогичные частные определения и в отношении высших должностных лиц, образно говоря стиравших следы преступления в последующем, целенаправленно уводивших преступников и выгодоприобретателей от ответственности. В частности, напомню, одни их первых решений, принятых по окончании «лихих 90-х» — это были законы о недопустимости привлечения к ответственности бывшего президента, а также о сокращении всего до трех лет сроков исковой давности по сделкам с имуществом. Как раз для того, чтобы тогдашние друзья-олигархи Ходорковский, Абрамович, Потанин и им подобные ни о чем могли не беспокоиться.

Пятое. Все организаторы фарса с «Байкалфинангруппой» и им подобными, через махинации с которыми ЮКОС отнимался у прежних жуликов и скупщиков похищенного, якобы в пользу государства, также были бы привлечены к ответственности. Но и это не все. Я ведь не зря указал выше «якобы в пользу государства». Посмотрите в реестр: сколько акций Роснефти принадлежит непосредственно России? Удивитесь: ничтожная доля — практически ноль. А где же госпакет? У структуры, которую я никак не могу оценивать иначе, нежели как типичную паразитическую прокладку — у Роснефтегаза.

Это — типичная прокладка между госсобственностью и федеральным бюджетом, в который должны идти дивиденды на госпакет акций. Должны, но идут в прокладку, из которой затем лишь небольшую часть милостиво направляют в бюджет. Сакраментальный вопрос: ради чего прокладка? Очевидно: чтобы не мытьем, так катанием, но дивиденды уводить из бюджета.

Шестое. Госпакет акций Роснефти — безусловно, вернуть в госсобственность, безо всяких паразитических прокладок. Просто на основании записи в действующей Конституции, что правительство «управляет госсобственностью», а не «организует управление через паразитические прокладки». И к ответственности всех, кто причастен к затянувшейся на полтора десятилетия схеме управления крупнейшей нефтяной компанией через паразитическую прокладку, с уводом в нее дивидендов на госпакет акций. Со взысканием всего ущерба, конфискацией всего имущества… Здесь компетенцию суда присяжных стоило бы расширить.

Неразменный ЮКОС

Обращаю внимание: ЮКОС у нас и так уже умыкнули, по сути, дважды. Первый раз — в ходе притворной сделки 1995−96 гг. Второй раз — когда формально он, вроде, наш, но дивиденды на госпакет акций полтора десятка лет уводятся мимо бюджета. Теперь мы должны еще заплатить за него же (у нас умыкнутый, как будто, возвращенный, но не нам) еще 55 млрд. долларов.

Если так пойдет, если будем соглашаться, то почему бы потом не сделать это в третий, в пятый, в десятый раз? Будет у наших властей этакий универсальный инструмент ограбления страны — «неразменный ЮКОС».

Вопрос для самопроверки

Если не будем внимательными и наблюдательными, а желательно еще и пристрастными, даже подозрительными к власти, то так нас и будут «обувать» до бесконечности.

Как минимум, схемами, манипуляциями, махинациями чисто экономическими. Более системно — махинациями со всей системой государственного устройства. В конечном счете, ради облегчения жульничества прежнего — финансово-экономического, гарантирования безнаказанности дальнейшего разграбления страны.

Предложения о поправках в Конституцию изучили? Есть ли в них хоть намек на то, что описанный выше беспредел будет не то, что пресечен, но хоть как-то ограничен? Напротив, ограничен, буквально, окончательно пристегнут к ноге президента будет Конституционный суд. То есть, между описанными выше мошенническими финансовыми схемами и предложенными президентом поправками в Конституцию — ничего общего не заметили?

 

Опубликовано: 28 февраля 2020 г.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}