Jet-lag sb-skvortsov.livejournal.com

Волнения в Екатеринбурге-Свердловске и перспективы протестов в России

Несколько дней в столице Свердловской области проходили выступления горожан, недовольных строительством на месте одного из скверов очередного храма РПЦ.

И не только храма – судя по опубликованным документам, в комплекс входит и элитное жильё, и автостоянка, и даже фитнес-центр (!). Вероятно, застройщик (а это долларовый миллиардер из списка Форбс) решил, так сказать, совместить приятное с полезным – и грехи замолить, и получить немалый доход.

Протесты начались достаточно мирно, но ситуация постепенно накалялась. Сначала застройщик привлёк для силовой поддержки авторитетных «спортсменов», затем с протестующими начали расправляться официальные силовики. Но это лишь подлило масла в огонь, акция становилась всё более многочисленной.

Насколько можно судить, местные власти пребывали в растерянности, не зная, как поступить, и ожидая реакции федерального центра. И она, пусть с опозданием, но последовала - г-н Путин лично высказался в том духе, что, дескать, нужно, чтобы местные жители сами решали судьбу стройки, причём в любом случае должно быть учтено мнение меньшинства.

Свердловские власти тут же с радостью взяли под козырёк, и волнения прекратились. И если сначала говорили о каком-то опросе, который будет проводиться непонятно как и неизвестно кем, то сейчас власти уже заявляют о проведении официального референдума.

Если голоса посчитают честно, то сквер, скорее всего, останется на месте. Я говорю об этом потому, что последний социологический опрос, который проводился службой «Социум», показал значительное превосходство противников храма – их 52 процента, что практически вдвое больше числа его сторонников (часть опрошенных заявила, что им всё равно). А вот нечестно считать голоса я местным властям категорически не советую – если возникнут подозрения в каких-то серьёзных фальсификациях, волнения возобновятся с новой силой.

При этом очередной храм в центре города в любом случае будет построен – власти объявили, что скоро опубликуют список из четырёх альтернативных площадок. В общем, интересы меньшинства в любом случае должны быть соблюдены. Итак, формальную сторону событий я изложил, перейдём теперь к их политическим аспектам.

Большинство аналитиков сейчас ищет «зачинщиков» и гадает, «кто же стоит» за протестующими – то ли Навальный с либералами, то ли конкуренты застройщика. Но есть одна небольшая закавыка – массовый протест можно, конечно, поддержать организационно или финансово, но вот разжечь его на пустом месте совершенно невозможно. Как человек, который за тридцать лет накопил немалый опыт организации массовых мероприятий, я утверждаю это со всей ответственностью. Призывы к каким-то акциям кто-то постоянно выдвигает, но до дела доходит лишь тогда, когда сами власти своими действиями или бездействием подготавливают для этого нужную почву. Более того, очень часто протесты начинаются по призыву каких-то совершенно случайных людей.

Собственно, я даже не могу особенно винить такого рода экспертов в непонимании подобных вещей. В России уже многие годы не происходило спонтанных акций протеста, и мысль о том, что наш народ способен терпеть до бесконечности, глубоко вошла не только в сознание чиновников.

В данном конкретном случае основания для протеста были вполне реальными, что признал даже г-н Путин. И дело даже не в том, что кого-то возмущает уничтожение одного из немногочисленных зелёных уголков в центре большого города, в то время как неподалёку находятся уже четыре практически пустых храма. Больше всего людей оскорбляет, что с ними никто даже не посоветовался.

Со стороны казённых пропагандистов можно слышать лицемерные высказывания в том духе, что, дескать, где же раньше были противники застройки, когда проводились общественные слушания и проч.? Но ведь хорошо известно, как они обычно проводятся – противников застройки стараются туда просто не допустить. Как сообщают свердловские активисты, так же было и на этот раз. Выражаясь словами Владимира Ильича Ленина, «формально сделано всё правильно, а по существу – издевательство».

Реальных «зачинщиков» у этого протеста, по существу, не было, что признают даже некоторые политологи. Распространённые в сети эпизоды, где кто-то выкрикивает какие-то лозунги, которые затем подхватывают массы, вовсе не доказательство организованного характера акции. Опять же из имеющегося опыта могу сказать, что взбудораженные массы готовы подхватить любой лозунг, который не противоречит их убеждениям, но это совсем не означает, что выкрикивающий этот лозунг их туда привёл.

Если же говорить о реальных активистах, которые пришли на акцию организованно, то сторонники Навального там действительно были, но нельзя сказать, что они руководили процессом. Им, повторяю, никто не руководил, что, собственно, является для властей наихудшим вариантом – ведь в таком случае договариваться просто не с кем. Кстати, там были и сторонники других течений, в том числе левых. Ничего удивительного здесь нет – ведь деятельность любой политической организации состоит именно в поддержке определённых требований, а требование считаться с людьми является довольно элементарным. Другое дело – кто как распорядится полученным политическим капиталом. А теперь несколько слов о влиянии свердловских событий на ситуацию в стране в целом.

Прежде всего, они негативно отразятся на авторитете РПЦ. После привлечения к «обороне» стройплощадки «спортсменов» и чересчур радикальных высказываний некоторых церковных деятелей это совершенно неизбежно. Медвежью услугу оказал РПЦ и ведущий пропагандист г-н Соловьёв, обозвавший противников строительства «бесами». Но если даже Путин призывает с ними договариваться, то что же это за бесы?

С другой стороны, подобострастные высказывания казённых пропагандистов о том, что Путин «в своём неподражаемом стиле сделал ход конём», предложив провести опрос – это хорошая мина при плохой игре. Да, с его точки зрения это был правильный ход, т.к. любой другой вариант привёл бы к очередному резкому падению рейтинга власти. Тем не менее, это всё равно уступка, которую уже раскритиковала всегда его поддерживавшая организация православных граждан.

Впрочем, это действительно был своего рода «ход конём», поскольку для г-на Путина образ миротворца, призывающего считаться с мнением народа – нечто совершенно новое, ведь до сих пор он твёрдо отвергал любые попытки «давления на власть». Правда, уже был случай, когда после массовых протестов Путин отменил решение о передаче РПЦ Исаакиевского собора в Ленинграде, но тогда это было сделано без особой огласки – его пресс-секретарь твердил, что это, дескать, локальная проблема и пусть местные власти ею и занимаются.

Некоторые комментаторы уже заявили, что всё это, дескать, признак начала чего-то вроде «перестройки-2». Ходят даже слухи, что каким-то аналитикам уже поручили изучить, как в других странах происходил переход от диктатуры к демократии. Не буду делать поспешных выводов, хотя несомненно, что проявленная Путиным гибкость окажет значительное влияние на всю властную «вертикаль» и на пресловутый процесс «транзита власти».

В этой связи должен повторить, что, если власть не хочет получить сильнейший социальный взрыв, то переход от жёсткого подавления недовольства к какому-то диалогу с обществом является мерой практически неизбежной. Для повсеместного проявления «твёрдости» просто нет ресурсов. А мы уже давно отмечали, что на фоне постоянного и длительного ухудшения социально-экономической ситуации растущая социальная напряжённость будет периодически выплёскиваться то здесь, то там по самым различным поводам.

За последние месяцы Свердловск стал после Магаса и Архангельска уже третьим региональным центром, где произошли массовые акции протеста. Везде недовольство граждан имело свои конкретные основания, но фундаментальная причина здесь одна – общее разочарование во власти. При этом я хотел бы обратить внимание даже не на Свердловск, всегда отличавшийся высокой общественной активностью, а на некогда тихий Архангельск.

В сравнительно небольшом городе, где никогда не было масштабных акций протеста, в течение нескольких недель имел место самый настоящий Майдан. Ежедневно (!) проходили акции протеста, периодически собиравшие до нескольких тысяч человек, что равнозначно стотысячным митингам в Москве. При этом конкретным поводом к протестам послужило строительство мусорного полигона, находящегося не так уж и близко от Архангельска - в пятистах с лишним километрах.

Сопоставив эти факты, можно прийти к выводу, что практически в любом регионе России события Магаса-Архангельска-Свердловска в той или иной форме могут повториться уже в самое ближайшее время. И повод для них, повторяю, может быть самым неожиданным. Вероятно, к этому же выводу пришли и в Кремле, приняв решение о «заморозке» строительства мусорного полигона в Архангельской области и высказав сомнение в его необходимости. Некоторые считают, что власти хотят просто потянуть время, но даже в этом случае протестующие одержали серьёзную победу.

Кстати, архангельская полиция, как, впрочем, и в других вышеупомянутых городах, проявляла явное нежелание разгонять протестующих. Возможно, из сочувствия к их требованиям или из-за собственной социальной незащищённости. А дальше эта тенденция будет лишь усиливаться ещё и потому, что даже самый ретивый служака трижды подумает, прежде чем крушить дубинками людей, с которыми начальство вдруг может завтра сесть за стол переговоров. И это ещё один тревожный сигнал для федеральной власти.

Гасить деньгами социальный протест, грозящий перейти и уже переходящий в протест политический, становится всё труднее, так как из-за экономического кризиса этих денег становится всё меньше. А из-за низкого авторитета властей попытки силового решения проблем только усиливают озлобление. Остаётся маневрировать, но поле для манёвра со временем будет только сужаться.

Решить всё обостряющиеся проблемы нашего общества нынешняя система не способна. Нужна радикальная смена курса, которая невозможна без столь же радикальных кадровых изменений. Но это единственный способ избежать мощного социального взрыва.

 

Опубликовано: 23 мая 2019 г.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}