Jet-lag Головин Василий tass.ru

Два острова плюс "добавка"

Василий Головнин — о том, как Япония надеется договориться с Россией, не пересматривая позицию по "незаконной оккупации северных островов".

Официальные лица в Токио проявляют предельную осторожность в своих публичных высказываниях после состоявшейся 14 января встречи в Москве главы японского МИД Таро Коно с его российским коллегой Сергеем Лавровым. Ее расценивают как первый раунд новых переговоров о выработке мирного договора на основе договоренностей лидеров двух стран, достигнутых в ноябре прошлого года в Сингапуре.

Президент Владимир Путин и премьер-министр Синдзо Абэ высказали тогда намерение опираться в ходе этого процесса на советско-японскую Совместную декларацию 1956 года. Это действительно самый важный документ в послевоенных отношениях двух стран — он положил конец состоянию войны между ними, восстановил дипломатические, торговые и прочие связи, был ратифицирован парламентами двух стран.

В Токио при этом уделят основное внимание девятой статье декларации: в ней СССР более 60 лет назад выразил готовность в знак доброй воли передать соседу после подписания мирного договора южнокурильский остров Шикотан и прилегающую к нему гряду мелких необитаемых островков, которую японцы называют Хабомаи и на переговорах считают для удобства за один остров.

Непростые переговоры

Дальневосточные соседи России надеялись сейчас взять быка за рога и немедленно начать обсуждение условий передачи этих территорий. А также по возможности завести разговор о самых крупных и населенных южнокурильских островах — Итурупе и Кунашире, на которые правительство Японии тоже претендует, хотя в декларации 1956 года они не упомянуты. Но переговоры 14 января пошли не так, как думали в Токио.

"Мы были готовы к жесткому стилю российской стороны, однако столкнулись с еще более сложной ситуацией", — приводит одна из крупных токийских газет слова неназванного высокопоставленного японского дипломата.

Сергей Лавров в беседе с журналистами после переговоров четко заявил, что первым и обязательным шагом к договоренности должно стать ясное признание того, что все Курилы, включая их южную часть, после Второй мировой войны законно вошли в состав СССР, а теперь РФ. Со стороны Токио должен быть четко и недвусмысленно подтвержден суверенитет Москвы на островах — и без этого продвижения вперед не будет, предупредил министр.

Такое условие требует от правительства Японии кардинального изменения его позиции.

Дело в том, что в официальных документах Токио острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи уже долгие десятилетия открыто называются "исконными северными территориями нашей страны, находящимися под незаконной оккупацией". Правительство Японии официально обещает, что будет добиваться "возвращения всех четырех северных островов".

Такая позиция и терминология, разумеется, совершенно неприемлемы для Москвы.

Официальные лица Японии, правда, в последнее время усиленно избегают говорить и о "незаконной оккупации", и о "возвращении четырех островов", чтобы не осложнять атмосферу в диалоге с Россией. Однако, конечно, это означает только временное изменение стиля.

На пресс-конференции в Токио 15 января генеральный секретарь кабинета министров Есихидэ Суга нехотя подтвердил, что "позиция нашей страны в отношении мирного договора с Россией остается неизменной". Таким образом он ответил на прямые и настойчивые вопросы журналистов о том, будет ли правительство Японии отказываться от своего прежнего мнения о "незаконной оккупации исконных территорий".

Японские фантазии

Синдзо Абэ и его окружение, судя по многочисленным утечкам информации, понимают нереалистичность "борьбы за четыре исконных острова". Как многие считают, японский премьер готов вернуться к варианту 1956 года с некоторой символической добавкой.

Токио, конечно, открыто об этом не говорит, но большинство наблюдателей считают, что Абэ согласен получить после подписания мирного договора лишь Шикотан и Хабомаи, а по поводу остающихся у России Итурупа и Кунашира удовлетвориться чем-то менее осязаемым. Например, обещанием создать там особую зону с льготами для японцев — допустим, с правом безвизового въезда. Однако, конечно, пока это тоже остается фантазиями.

Никак не ответил Токио (по крайней мере публично) и на высказываемые российской стороной опасения по поводу того, что на островах в случае их гипотетической передачи могут появиться американские военные объекты.

Премьер Абэ, правда, говорил, что союз между Токио и Вашингтоном отвечает интересам России и не угрожает ее безопасности. 9 января командующий вооруженными силами США в Японии генерал-лейтенант Джерри Мартинес сообщил журналистам, что у Вашингтона "на данном этапе" нет планов размещать войска на части Южных Курил в случае ее перехода к Токио.

Однако, естественно, такие заверения вряд ли удовлетворят Москву. Ей потребуются четкие гарантии, и это может поставить под сомнение основы альянса Токио с Вашингтоном, который предполагает, что США могут использовать в военных целях всю территорию своего дальневосточного островного союзника — с его согласия, разумеется.

Вопросов пока больше, чем ответов, а официальные лица Японии заявляют, что больше ничего не будут сообщать о конкретном содержании начавшихся переговоров. Большие надежды при этом возлагаются на новую встречу Владимира Путина и Синдзо Абэ, которая состоится 22 января в Москве.

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}