Jet-lag Анастасия Башкатова ng.ru

Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Российские предприниматели не ощутили пользы от переизбытка денег в казне и резервах.

В РФ складывается парадоксальная ситуация: российский бюджет исполняется с рекордным профицитом, низкая инфляция пока близка к целевым ориентирам Центробанка. Однако российские предприниматели признаются, что три их самых главных страха в РФ – это бюджетный кризис, межгосударственные конфликты и неуправляемая инфляция. К такому результату пришли специалисты Всемирного экономического форума (WEF).

Российский список угроз для бизнеса отличается от общемировых опасений, свидетельствует новый отчет «Региональные риски ведения бизнеса», выпущенный специалистами WEF и основанный на ответах более 12,5 тыс. руководителей из 140 стран.

Опрошенным в этом году предпринимателям предлагалось выбрать пять рисков, которые будут представлять основную угрозу их бизнесу в ближайшие 10 лет. В различных регионах мира на первое место вышли совершенно разные угрозы.

В Европе, Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также в Северной Америке риском номер один стали киберугрозы. В Латинской Америке и Южной Азии на первом месте страх возможного краха государственного управления. Регионы, богатые энергоресурсами, – Евразия, Ближний Восток и Северная Африка – назвали основным риском резкие изменения цен на энергоносители. Безработицу поставили на первое место в странах Африки южнее Сахары.

Если говорить про Россию, то в этом случае «результаты опроса имеют существенные отличия от Евразийского макрорегиона и общемировых показателей», сообщают исследователи.

Самыми главными рисками на ближайшие 10 лет российские предприниматели назвали бюджетный кризис, межгосударственные конфликты и неуправляемую инфляцию. Далее следует крах финансового механизма или институтов. И только на пятом месте – резкие изменения цен на энергоносители.

В России было опрошено более 300 владельцев бизнеса промышленных, нефте- и газодобывающих компаний, компаний IT и телеком-сектора, строительства, топливно-энергетического комплекса и ЖКХ, оборонно-промышленного комплекса, транспортных и логистических компаний, сообщили «НГ» в консалтинговой компании Strategy Partners (вместе с Евразийским институтом конкурентоспособности она выступила партнером проведения опроса в России).

Российские бизнесмены не уделили внимания таким рискам, как безработица и киберугрозы. И они «сравнительно низко оценили риск изменения цен на энергоносители». «Это интересный феномен с учетом того, насколько остро влияет на экономику страны волатильность цен, как, например, это было при их резком спаде в 2014 году», – замечают исследователи.

Ключевым риском для бизнес-руководителей в РФ стал бюджетный кризис. Исследователи поясняют: «Согласно выводам доклада, это может быть связано со сравнительно высокой экономической активностью в теневой экономике. Что, в свою очередь, создает потенциальные риски для честных компаний: их теневые конкуренты находятся вне видимости налоговых органов, поэтому основная нагрузка по восполнению объема налоговых поступлений в бюджет страны может лечь именно на них (на честные компании. – «НГ»)».

«Межгосударственный конфликт» занимает второе место в РФ и Евразии в целом: ни один другой макрорегион не поставил этот риск в первую пятерку.

Действительно, для России удивительным кажется не только столь «легкое» отношение бизнеса к колебаниям цен на энергоносители, но и чуть ли не алармистский взгляд на ситуацию с бюджетом и инфляцией. И это – в условиях, когда федеральный бюджет исполняется с рекордным после 2008 года профицитом (по итогам января–октября – 3,6% ВВП) и когда инфляция, несмотря на ускорение, пока близка к целевому ориентиру в 4%.

«Считаю наступление в России бюджетного кризиса маловероятным сценарием, – сказала «НГ» аналитик компании «Фридом Финанс» Анастасия Соснова. – Более вероятной кажется неуправляемая инфляция, поскольку инфляционные ожидания в нашей стране не заякорены. Для России характерен перенос валютного курса на цены. Валютный курс у нас плавает и уязвим к спекулятивным атакам».

Между тем в ответах российских участников опроса WEF все же есть логика. Фактически они описали целиком весь клубок взаимосвязанных друг с другом проблем. Ведь следствием резкого нефтяного обвала и окончательного ухудшения межгосударственных отношений как раз станут бюджетный кризис с крахом финансовых механизмов и неуправляемой инфляцией.

Опрошенные «НГ» эксперты дополняют список угроз своими вариантами. «Другие весомые факторы после цен на энергоносители – это пресловутый инвестиционный климат (сюда же отнесем пристальное внимание силовиков к предпринимателям) и доступность кредитования», – говорит член президиума «Опоры России» Ирина Капитанова.

«В целом результаты опроса показывают крайнюю степень зависимости российского бизнеса, частного сектора от государства», – замечает эксперт компании «Солид Менеджмент» Сергей Звенигородский. По его словам, госсектор влияет на финансовое благополучие бизнеса посредством размещения контрактов на поставку товаров и услуг.

Также сказывается в целом внешняя политика государства. О трудностях взаимоотношения с другими странами свидетельствуют в том числе перипетии вокруг предстоящего Всемирного экономического форума в Давосе. Сначала в СМИ появилась информация, что некоторых российских бизнесменов не пустят на Давосский форум. Затем премьер Дмитрий Медведев пригрозил отказом России от участия в форуме. После чего в четверг президент Владимир Путин объявил, что каждый предприниматель сам может решить, ехать ему в Давос или нет, и тем самым снял угрозу бойкота.

Звенигородский продолжает: «У бизнес-сообщества, судя по всему, сформировалось представление о том, что темпы роста экономики уже не связаны со стоимостью энергоресурсов». Похоже, именно поэтому бизнесмены уже не так боятся нефтяных колебаний, судя по данным WEF. «Из-за бюджетного правила сверхприбыли, получаемые от экспорта, отправляются на спецсчета, изымаются из оборота. Фактически нефть для страны, сколько бы она ни стоила на внешнем рынке, стоит теперь в рамках бюджетного правила около 40 долл. за баррель», – поясняет эксперт. Так что, судя по его объяснениям, у несырьевого бизнеса может возникнуть вопрос: какая разница, сколько стоит нефть на рынке, если российская экономика от нее не получит живых денег?    

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}