Jet-lag Алексей Привалов versia.ru

Аварийный слив

Виктор Вексельберг распродаёт свои активы в России

Через пять-шесть лет, а возможно, и раньше мы все окажемся совсем в другой стране. Россия никуда не исчезнет, но выглядеть она, похоже, будет абсолютно иначе. Сменятся лица во власти, поменяется и состав рейтинга русского Forbes. Потому российские элиты уже вовсю решают «проблему-2024», и начали они, похоже, с главного – финансов. К процессу подключился один из богатейших людей страны Виктор Вексельберг.

Всеобщее внимание на прошлой неделе привлекла продажа братьями Магомедовыми своей доли в Новороссийском морском торговом порту (НМТП). Братья по-прежнему находятся в СИЗО, сделку с «Транснефтью» они оформили через своих представителей. НМТП был ключевым активом подконтрольной Магомедовым группы «Сумма», и продажа остальных её предприятий, по всей видимости, не заставит себя долго ждать. На фоне этого идёт подготовка к ещё более масштабным событиям. Одно из них – слияние энергохолдинга «Т Плюс», который принадлежит «Ренове» Виктора Вексельберга, с «дочкой» «Газпрома».

Название «Т Плюс» мало о чём говорит российскому обывателю, но именно от этой компании зависит снабжение электричеством и теплом дюжины регионов страны (см. Кстати). «Т Плюс» (ранее «КЭС Холдинг») является крупнейшим частным игроком на этом рынке, появившимся в своё время благодаря реформе РАО ЕЭС (привет Анатолию Чубайсу). И вот теперь владелец энергетического гиганта Виктор Вексельберг, похоже, решил вернуть приватизированные предприятия государству. Что же заставило его отказаться от активов, нажитых честным непосильным трудом?

Время пришло

До этого Вексельберг уже пытался продать «Т Плюс» дважды, но в 2011 и 2015 годах сделку заблокировала Федеральная антимонопольная служба. В ФАС посчитали недопустимой ситуацию, при которой 25% электрогенерации будут сосредоточены в одних руках, пусть даже эти руки наполовину растут из государственного «Газпрома». Почему олигарх рассчитывает, что теперь антимонопольщики утрутся и одобрят сделку? Ответ лежит на поверхности: слияние «Т Плюс» с «Газпром энергохолдингом» (ГЭХ) – одна из просьб, с которой «Ренова» обратилась к премьер-министру Дмитрию Медведеву в рамках пакета предложений по поддержке компании на фоне западных санкций. Хотя, казалось бы, при чём тут они? «Т Плюс» генерирует тепло и электричество на территории РФ и получает деньги от российских потребителей. Компания зарабатывает и тратит в рублях, в рублях же получая кредиты в отечественных банках. Санкции могут повлиять разве что на закупку импортного оборудования, например газовых турбин, которые производят Siemens и General Electrics. Но если верить одному из топ-менеджеров «Т Плюс» Кириллу Лыкову, компания не считает этот риск критическим. «Большая часть необходимого нам импортного оборудования уже оплачена и ввезена в страну – это гарантия того, что наши проекты будут работать как надо», – заявил он.

Кроме того, чтобы обезопасить компанию от санкций, в сентябре структуры Виктора Вексельберга отказались от контроля над «Т Плюс», снизив свою долю в ней с 57,1 до 39,59%. Казалось бы, теперь точно бояться нечего. Но, вопреки всем «антисанкционным мероприятиям», олигарх, похоже, решил избавиться от энергохолдинга окончательно. Причём мало кто удивится, если Вексельберг продаст акции «Т Плюс» «дочке» «Газпрома» по завышенной цене. Перед глазами есть заразительный пример: государственная «Транснефть» выкупила акции НМТП у братьев Магомедовых по цене, которая почти вдвое превышает их биржевую стоимость. «Газпром энергохолдинг», к слову, уже намекнул, что при слиянии с «Т Плюс» за ценой не постоит. По словам гендиректора ГЭХ Дениса Фёдорова, компания согласна только на контрольный пакет в холдинге Вексельберга, меньшая доля ей не нужна.

Почему же всё это происходит именно сейчас? Понятно, что иностранные активы Вексельберга оказались под ударом и ему срочно нужны деньги. Но «Т Плюс», от которой зависит подача света и тепла в дома миллионов людей, – идеальный «заложник» для получения помощи от государства. Правительство всегда спасёт её за счёт налоговых льгот и дешёвых длинных денег из госбанков. Тем не менее Вексельберг всё же решил избавиться от этого бизнеса. Вывод напрашивается один: будущее миллиардера на территории России самому ему кажется туманным и потому он хочет «выйти в кэш», пока покровительство со стороны Дмитрия Медведева позволяет это сделать.

Ни «Ренова», ни ГЭХ пока не раскрывают подробности возможного слияния. По неофициальной информации, Вексельберг хочет, чтобы события развивались по следующему сценарию. В результате слияния «Т Плюс» и ГЭХ он получит 25% акций нового предприятия. В течение нескольких лет олигарх будет получать от него гарантированные дивиденды, а в 2022–2025 годах продаст свою долю всё той же «дочке» «Газпрома». Сложно не увидеть привязки этих сроков к окончанию полномочий Дмитрия Медведева во главе кабмина в 2024 году.

Но это позитивный сценарий, испортить который легко может уголовное дело против миллиардера.

Дело Гайзера живёт и процветает

Тревожные для Вексельберга новости приходят из Свердловской области, где сосредоточена значительная часть активов «Реновы». В начале октября стало известно об уголовных делах в отношении ряда действующих и бывших силовиков региона. В частности, был задержан и допрошен бывший замглавы ГУ МВД по Свердловской области Владимир Романюк. Генерала подозревают в злоупотреблении должностными полномочиями (ч. 1 ст. 286 УК РФ), что может быть связано с крышеванием нелегального игорного бизнеса в Екатеринбурге. Понятно, что Вексельберг вряд ли участвовал в деятельности мелких подпольных казино. Но вполне возможно, что для смягчения своей участи фигурант этого дела Владимир Романюк раскроет следователям интересные факты о коммунальном бизнесе «Реновы».

Генерал-майор Романюк – знаковая фигура. Несколько лет назад многие на Урале связывали его назначение в Екатеринбург именно с лоббизмом со стороны команды Вексельберга. А ещё известно, что бывший замглавы ГУ МВД владеет коттеджем в Подмосковье, который расположен бок о бок с домом известного криминального авторитета Юрия Пичугина. Бригада Пичугина действовала в Республике Коми и могла быть связана с бывшим главой этого региона Вячеславом Гайзером. В сентябре 2015 года Гайзер вместе с группой своих подчинённых стал фигурантом дела о создании преступного сообщества и мошенничестве. И вот отсюда ниточки тянутся напрямую к «Ренове» и «Т Плюс».

Один из эпизодов коррупционного скандала вокруг Вячеслава Гайзера связан с гигантскими взятками от энергетиков. Следствие считает, что команда бывшего главы Республики Коми получила от компании КЭС и её наследницы «Т Плюс» не менее 800 млн рублей. Взамен чиновники якобы способствовали установлению в регионе максимально выгодных поставщику тарифов на электроэнергию и воду. Вместе с людьми Гайзера фигурантами уголовного дела стали генеральный директор холдинга «Т Плюс» Борис Вайнзихер и управляющий директор «Реновы» Евгений Ольховик. Почти год оба топ-менеджера провели под стражей, однако в июле 2017-го суд внезапно изменил им меру пресечения на домашний арест. А буквально на днях обоих также внезапно отпустили под подписку о невыезде. По слухам, Виктор Вексельберг мог лично просить премьер-министра Дмитрия Медведева «урегулировать ситуацию» с Ольховиком и Вайнзихером. Оно и понятно – вдруг сломаются и наболтают следователям чего лишнего.

Если обвинения против топ-менеджеров «Реновы» и «Т Плюс» справедливы, то неужели кто-то поверит, будто они платили взятки за манипулирование тарифами только в Республике Коми? Неужели ничего подобного не могло быть в Свердловской области и других регионах? Кстати, в данный момент холдинг «Т Плюс» возглавляет бывший председатель правительства Свердловской области Денис Паслер. А там, где крупный бизнес настолько тесно переплетается с властью, правоохранительные органы почти всегда найдут конфликт интересов и коррупцию.

Ситуация, в которой Ольховика и Вайнзихера отпускают на свободу, а их шеф ведёт активные переговоры с «Газпромом» о слиянии «Т Плюс» и ГЭХ, может указывать на то, что Вексельбергу всё-таки позволили убраться восвояси с деньгами. Вероятную угрозу повторения дела Гайзера в Свердловской области можно считать сигналом: «Беги и не оглядывайся!»

Подготовка к большой распродаже

Говорят, что при входе в «коммунальный» бизнес в нулевых Виктор Вексельберг воспринимал его как своеобразную «общественную нагрузку», которая позволит ему получать поддержку в более крупных газовых и металлургических проектах. Теперь, когда миллиардер решил, по сути, сбросить холдинг «Т Плюс» на плечи государства, это может свидетельствовать о подготовке к масштабной распродаже его российских активов. По большому счёту распродажа уже началась. В конце 2017 года, за несколько месяцев до попадания в американский санкционный список, Вексельберг избавился от своей доли в золотодобывающей компании Petropavlovsk, предприятия которой находятся в Амурской области. Вернее, подконтрольные Вексельбергу офшорные фирмы Renova Assets (Багамские острова) и Lamesa Holding S.A. (Панама), а также подконтрольный Вексельбергу Меткомбанк продали акции Petropavlovsk компании Fincraft Holdings Ltd (Кипр), единственным собственником которой является казахстанский предприниматель.

К слову, Виктор Вексельберг собирался продать и другую принадлежащую «Ренове» золотодобывающую компанию – «Золото Камчатки». Купить актив намеревалась компания GV Gold, стороны планировали закрыть сделку весной 2018 года, но этого не случилось. GV Gold тогда готовилась к первому публичному предложению своих акций на Московской бирже. Похоже, что в компании посчитали, что санкции против Вексельберга сделали «Золото Камчатки» токсичным активом, приобретение которого может отпугнуть инвесторов.

В 2018 году группа компаний «Ренова» снизила свои доли сразу в нескольких ключевых для неё предприятиях. В уставном капитале Уральского турбинного завода (УТЗ) ей принадлежит теперь не 80%, а 49. В начале прошлой недели стало известно, что структуры Виктора Вексельберга отказались от части акций Каменск-Уральского завода по обработке цветных металлов, их доля в предприятии уменьшилась с 89,45 до 49,45%. Вполне вероятно, что вслед за окончательным выходом из «Т Плюс» в ближайшие четыре-пять лет Виктор Вексельберг продаст оставшиеся у него доли в других предприятиях на территории России. Тенденция, как говорится, налицо. Просматриваться она стала задолго до введения санкций. Почему?

Тщетные надежды

Виктор Вексельберг – это не только «Ренова». Миллиардер является президентом фонда «Сколково», то есть руководит главным проектом «инноватора всея Руси» Дмитрия Медведева. Именно Вексельберга можно считать одним из главных интересантов возможного возвращения Медведева в президентское кресло в 2024 году. Несмотря на высокий антирейтинг премьера, часть российских элит по-прежнему надеется, что он снова займёт Кремль и начнёт «договариваться» с Западом об отмене санкций. В связи с этим недавние события вокруг бизнеса «Реновы» в России можно считать ясным сигналом о том, что «преемником» Дмитрий Анатольевич не будет, а также вряд ли сохранит за собой пост премьера в новом политическом цикле.

Очевидно, что такой же сигнал обществу призвано передать уголовное дело против Зиявудина и Магомеда Магомедовых. Дмитрий Медведев стал президентом в 2008 году. По итогам 2009 года Зиявудин Магомедов с капиталом в 70 млн долларов едва просматривался в рейтинге российского Forbes. Однако в следующем году его состояние увеличилось десятикратно, преодолев отметку в 700 млн долларов. Резкий рост благосостояния Магомедова и объёмов бизнеса подконтрольной ему группы «Сумма» некоторые связывают с фигурой Аркадия Дворковича – помощника Дмитрия Медведева на посту президента. Дворкович был одногруппником Зиявудина Магомедова во время их учёбы на экономическом факультете МГУ. Отсюда, возможно, многомиллиардные госконтракты и назначение Магомедова представителем РФ в деловом консультативном совете форума АТЭС.

И вот теперь братья Магомедовы находятся под следствием и теряют ценные активы, Аркадий Дворкович удалён от рычагов власти и работает на декоративных должностях, а Виктор Вексельберг распродаёт свои компании. Чем бы ни закончились обе эти истории, очевидно, что к 2024 году их патрон не сможет похвастаться поддержкой крупных финансово-промышленных групп.

Якутия в заложниках у Магомедовых

Крушение империи братьев Магомедовых обрастает удивительными подробностями. Вслед за НМТП группа «Сумма» может попрощаться с Якутской топливно-энергетической компанией (ЯТЭК). Не последнюю роль в этом сыграет другой соратник Дмитрия Медведева – Герман Греф.

Якутская топливно-энергетическая компания опасается «возможной неустойчивости в деятельности из-за исковых требований Сбербанка». Об этом говорится в свежем финансовом отчёте компании. ЯТЭК – единственный поставщик природного газа в центральные районы Якутии, именно от неё во многом зависит бесперебойное снабжение республики теплом. Компания через ООО «Инвестор» принадлежит группе «Сумма» Зиявудина Магомедова.

В начале сентября «Наша Версия» сообщила, что Сбербанк, который является основным кредитором ЯТЭК, потребовал от неё досрочно рассчитаться по кредитам на сумму 4,4 млрд рублей. Требование это, по всей видимости, напрямую связано с арестом братьев Магомедовых и желанием банка сменить собственника газового актива в Якутии. Учитывая, что суммарные долги компании превышают её оборотные активы, ситуация для ЯТЭК выглядит катастрофической. Похоже, что на горизонте маячат уголовные дела, поддержки со стороны «Суммы» нет, и потому менеджмент ЯТЭК решил выкручиваться своими силами.

Якутская топливно-энергетическая компания подала целую пачку судебных исков о взыскании долгов со своей материнской компании ООО «Инвестор» (входит в группу «Сумма»). Шесть из семи исков поданы в один день – 18 сентября. В общей сложности ЯТЭК требует вернуть более 6 млрд рублей, которые она предоставила «мамаше» по договорам займа. Уточним: газовая компания получала многомиллиардные кредиты в Сбербанке и выдавала займы ООО «Инвестор», которое выглядит как типичная фирма-прокладка с парой сотрудников и уставным капиталом в 10 тыс. рублей.

Важная деталь: Сбербанк пытается взыскать 4,4 млрд рублей с ПАО ЯТЭК и ООО «Инвестор» при помощи двух гражданских исков. На фоне этого в Арбитражный суд Якутии поступило заявление о банкротстве ЯТЭК, которое подал один из её контрагентов – местная строительная фирма «Кинг-95». Мы не знаем, сколько задолжали газовщики этой компании. Но уместно предположить, что этот долг на несколько порядков меньше, чем требует от ЯТЭК Сбербанк. С учётом этих обстоятельств трудно удержать себя от мысли, что речь идёт о попытке начать в газовой компании процедуру контролируемого банкротства. Пока суд оставил заявление ООО «Кинг-95» без движения.

Сегодня с уверенностью можно сказать только одно: в течение ближайшего года Якутская топливно-энергетическая компания сменит владельца. Но кто им станет? Компания – ключевой элемент системы ЖКХ региона, за пределы республики она газ не поставляет. Будет логично, если правительство Якутии захочет забрать её под своё крыло. Но где республиканские чиновники возьмут миллиарды рублей, которые, по всей видимости, потребуются для спасения ЯТЭК? Попросят у федерального центра?

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}