Jet-lag Илья Мильштейн snob.ru

Шестьдесят одним махом

Илья Мильштейн размышляет о том, что заставило американского президента активно поддержать демократические страны в их противостоянии с Кремлем.

Круче всех поступил Дональд Трамп. В отличие от европейских союзников, чья солидарность с Лондоном проявилась в том, что они выслали от одного до четырех российских дипломатов, президент США не стал мелочиться. Вчера в Вашингтоне объявлено об изгнании 60 дипломатических представителей РФ, а также о закрытии консульства в Сиэтле, и это конечно полноценная сенсация. Как такое могло случиться?

Если брать хронологию только последних семи дней, то в начале был телефонный звонок. Трамп позвонил в Москву и, разглядывая у себя на столе выложенные помощниками бумаги, на которых крупными буквами было написано «не поздравлять», поздравил российского коллегу с победой на выборах. Кроме того, хозяин Белого дома анонсировал «в обозримые сроки» возможную встречу с собеседником. Потом слово взял бывший директор ЦРУ Джон Бреннан, который в интервью телеканалу MSNBC высказал предположение, что Трамп боится Путина и что «у русских может быть что-то личное на него». Эта тема стала предметом очередного бурного обсуждения в американском обществе. В субботу, как бы в рамках борьбы с подобными фейковыми новостями, прошла утечка, что президент США намерен выслать «десятки» наших дипломатов, но окончательно вопрос еще не решил. В понедельник сюжет завершился.

Холодная война между Россией и Западом, начавшаяся после того, как Крым приплыл в родную гавань и взорвался Донбасс, победоносно шествует по планете.

Объяснять его можно по-разному.

Трампа взяли на слабо, и он просто вынужден был обидеть друга Владимира Владимировича, с которым ему все никак не удается неспешно потолковать по душам и заключить великолепную сделку. Трамп реально боится, но не Путина, а спецпрокурора Мюллера, ведущего свое неспешное расследование «русских» и прочих связей людей из окружения президента-миллиардера. Трамп ведет сложную игру с Европой, стремясь продавить штрафные пошлины на импорт стали и алюминия в США и не получить ответных пошлин, для чего демонстрирует единство со старым континентом. Наконец теракт в Солсбери с распылением нервно-паралитической дряни — это событие столь серьезное, что у Трампа просто не было иного выхода. Ну, а для того, чтобы уязвить проклятого Обаму, которому он адресует свои бесконечные внутренние монологи, Трамп выслал почти в два раза больше наших посольских, чем его предшественник в декабре позапрошлого года.

Как бы то ни было, поступок совершен, и это означает, что холодная война между Россией и Западом, начавшаяся после того, как Крым приплыл в родную гавань и взорвался Донбасс, победоносно шествует по планете. Развиваясь в соответствии со своей железной логикой, когда в качестве ответа на санкции предполагается бомбежка Воронежа, украинскую бойню из мировых сводок вытесняют при помощи сирийской, а вслед за презентацией ядерного величия приходит время расправиться с предателем. Дабы другим неповадно было; для того, чтобы вломить англичанке за всех ее лордов Керзонов; ну и не забывая о главной цели. О том, что ситуацию в отношениях с Западом необходимо обострять до предела, закошмаривая врагов, имитируя полнейшую отмороженность и готовность хоть Землю снести с лица земли, ежели в кошмарных снах мы не обнаружим Россию на глобусе. Поскольку в честной холодной войне, как показывает исторический опыт, победить шансов нет ни малейших.

Холодная война идет по плану, сочиненному в Москве, однако друг Дональд подкачал и внезапно обернулся каким-то, прости господи, Рейганом. И это не может не беспокоить. Самого Владимира Владимировича, для которого телефонный звонок из Вашингтона стал таким приятным сюрпризом. А также на свой лад и европейских союзников Америки, довольно давно уже ломающих головы над задачкой с двумя неизвестными. С Путиным, от которого уже ничего не ждут, кроме негаданных диверсий, вредительства и других гнусностей. И с Трампом, который абсолютно непредсказуем и в разумных действиях своих, объединяющих Запад, и в идиотских демаршах, Запад раскалывающих.

Есть все-таки вещи, которые прощать нельзя, и теракт в европейском городе, сопровождаемый глумливыми комментариями российского официоза, — из этого ряда.

Оттого и ситуация, сложившаяся сегодня в треугольнике Америка — Европа — Россия, принципиально непредсказуема. Непонятно прежде всего, в какой степени Европа может рассчитывать на поддержку Белого дома и что, собственно, намерен предпринять Трамп в том вполне возможном случае, если Путин будет и дальше повышать ставки. То есть отволакивать в родную гавань разные лакомые территории, воевать, убивать, терроризировать, куражиться. Ясно лишь, что холодная война, если в ходе локальных конфликтов мир не соскользнет в войну горячую и не погибнет в ней, — это наша повседневность. Это перманентная плохая новость, внутри которой предстоит жить долгие годы, а то и десятилетия. Как некогда жили при Сталине и Трумэне, при Хрущеве и Кеннеди, при Андропове и Рейгане.

Это данность, и ежели есть надежда эту войну всем пережить, включая Россию, то связывать ее можно только с решимостью лидеров демократических стран оказывать жесткое сопротивление противнику. В особенности лидеров Америки, без поддержки которой Европа обречена. Тогда, как опять-таки показывает исторический опыт, в Москве начинают задумываться о происходящем и даже сомневаться в своей несокрушимой правоте. Сомнения эти благотворны — и для российских граждан, и для остального человечества. Ибо могут обернуться прекращением гонки вооружений, добровольным роспуском империи, возвращением граждан в семью цивилизованных народов и т. д. Даже не верится, что все это уже было однажды при нашей жизни.

Тем не менее вчера порывистый Трамп вдруг проявил солидарность с Европой, что тревожных мыслей о будущем не убавляет, но смягчает чувство безнадежности. Есть все-таки вещи, которые прощать нельзя, и теракт в европейском городе, сопровождаемый глумливыми комментариями российского официоза, — из этого ряда. Даже Трампа вроде проняло, и он, человек размашистых жестов, поступил круче всех. Неизвестно почему, да это сейчас и неважно.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}