Интервью Надежда КЕВОРКОВА gzt.ru

"Россия сегодня - это автократия"

Интервью Григория Явлинского.

Григорий Явлинский. Фото: http://www.gzt.ru.

«Яблоко» - первая демократическая партия новой постсоветской России. На сегодня она оказалась вне стен парламента. Ее не допускают к выборам, а там, где она в выборах участвует, не набирает проходных процентов. В отличие от многих других политиков, Григорий Явлинский не менял своих убеждений, всегда - и при Борисе Ельцине, и при Владимире Путине - был противником чеченской войны и остается самым последовательным критиком власти. О том, каким он видит настоящее и будущее страны, Григорий Явлинский рассказал в интервью специальному корреспонденту "Газеты" Надежде Кеворковой.

- Григорий Алексеевич, начинается пора подведения итогов восьмилетнего президентства Владимира Путина. Что бы вы назвали главным?

- Рано подводить итоги. Слишком много важных событий произойдет в ближайший год. Пока можно сказать, что за последние семь лет было сделано немало верных шагов и принято полезных решений. Это касается экономики, возврата долгов, некоторых внешнеполитических продвижений.

Но это отдельные штрихи, а в главном, в целом страна идет в неверном, бесперспективном направлении, становясь все больше и больше страной периферийного капитализма, который свойственен странам третьего мира.

Владимир Путин закрепил и развил основные негативные тенденции, которые сложились в России в ельцинское время в 1990-е годы. Он окончательно ликвидировал независимость средств массовой информации, имеющих политическое значение (Первого и Второго каналов телевидения, НТВ), окончательно превратил выборы всех уровней в фарс, ликвидировал местное самоуправление, подчинил бизнес властям соответствующих уровней и, по сути, очень серьезно укрепил олигархию.

Коррупция стала неотъемлемой частью жизни. Независимость судебной системы не просто отсутствует - вся правоохранительная сфера коммерционализирована. Все знают, сколько и за что платить, суммы взяток называются открыто.

Если заглянуть в недалекое будущее, то окажется, что Путин не решил и проблему собственности, полученной полукриминальным образом в 1990-е годы. Скоро проблема начнет обостряться, например в связи с передачей крупной собственности по наследству. Государство ведь не признает по существу прав собственности. Опять вспомнят о залоговых аукционах, воровстве, убийствах, шантаже - и начнется...

Кроме того, Путин так и не сформулировал стратегических целей развития страны в ХХI веке, не показал ее место в мире, не определил идеологию и политическую философию развития России.

- Рейтинг Владимира Путина ниже 70% не опускается. Народ его поддерживает, а оппоненты, получается, ничего положительного назвать не могут?

- Люди смотрят на то, что происходит, с точки зрения 1990-х. Тогда не платили зарплату - сейчас платят. Тогда пенсии были крошечные - сейчас повыше. Тогда жили беднее - сейчас получше. Вот и 70%.

По телевизору все время говорят, что Россия тем показала кузькину мать, этих «прогнула». А если сравнивать, что Россия имеет сейчас и что она могла бы иметь, учитывая, что получает ежегодно по $50 млрд дополнительно просто от высоких цен на нефть, это будет совершенно другой разговор. И с этой точки зрения годы просто прошли зря.

Это подтвердил и президент, когда собрал всех своих олигархов и сказал им, что они создали примитивную экономику. Что они деньги в России только зарабатывают и вывозят, а надо бы еще и вкладывать. А они боятся - нет уверенности ни в чем, непонятно, что будет.

Преступность нисколько не уменьшилась. Кстати, те же 70% граждан ждут беды не от преступников, а от правоохранительных органов.

Только за последние полгода произошло полтора десятка громких убийств. Я уж не говорю о приключении в Лондоне - это случай отдельный.

- Вы возлагаете ответственность за события в Лондоне на Владимира Путина?

- Я возлагаю ответственность за то, что в стране существуют и действуют такие опаснейшие силы, которые власть под руководством Путина за семь лет не смогла или не захотела обезвредить и обезопасить. Силы, которые, так или иначе, хозяйничают в России.

- Знаете, надо бы определиться, как далеко, с вашей точки зрения, простирается ответственность президента.

- С учетом созданной вертикали власти, административного подчинения всего и вся фактически главе государства - чья же это ответственность, если не его? Надо было бы определяться, если бы это был только эпизод. А если одно за другим: убивают первого зампреда Центробанка, потом кого-то из Внешторгбанка, потом директора нефтяного фонда, кандидата в мэры, Политковскую, Литвиненко.

В прошлом году было 36 убийств на национальной почве, а в этом за два месяца - 39! Что тут определяться?

- Убийство Анны Политковской стоит особняком.

- А сожжение священников - тоже особняком?

- Вы считаете, что Владимир Путин и в сожжении священника виноват?

- Его ответственность в том, какова атмосфера в обществе и как работает власть. Президент критически влияет на это.

Священник просил милицию помочь ему защитить его храм от грабежей, выступал на ТВЦ, патриархия обращалась в МВД, чтобы его защитили, но милиция не захотела этого делать. А закончилось тем, что его сожгли с детьми и женой. К кому надо обращаться и кто несет ответственность? Кто за это ответил - министр внутренних дел?

- Следствие не закончено.

- А какое следствие закончено? По Холодову, или по Листьеву, или по Хлебникову? Безопасность жизни в России - это едва ли не главный вопрос, который стоял перед Путиным. Он же с этого начал, и это было главным объяснением войны в 1999 году. И что?

- Войну начал Борис Ельцин. Владимир Путин войну закончил. Бомбардировщиков в небе Чечни нет.

- В таких формах сегодня войны нет. Но болезнь-то там не вылечена, она запрятана вглубь. Там люди как боялись жить, так и боятся. Как могло с любым человеком случиться все что угодно, так и сейчас может. Просто там теперь всем командует другая группировка. А порядки примерно такие же, как были.

Путин говорит, что он укрепил политическую систему, диверсифицировал экономику и сохранил целостность страны. Мне кажется, первого и второго он не сделал. А о какой целостности речь, я не понял.

- Скажем, Владимир Путин разобрался с ситуацией на Северном Кавказе, хотя после 1990-х все шло к большой кавказской войне.

- Что значит «разобрался»? В политике зачастую проблемы, которые выглядят благополучно разрешенными, - только вершки. А корешки не тронуты.

Повторяю, стратегические проблемы страны не решаются, не создан даже механизм смены власти. Не определено, какой должна быть Россия через 20-30 лет. Со всеми соседями поссорились.

- У нас в Конституции написано, как власть переходит. Но почему-то представители политического класса, которые любят на Конституцию сослаться, с большим азартом обсуждают преемника. А Россия ведь не монархия.

- Выборов нет, потому и обсуждают. Россия сегодня - это автократия. А монархией она, к сожалению, стать не может: монарха нет.

- Вы сожалеете об отсутствии монарха? Вы - за монархию?

- Мне кажется, хорошо, если бы у нас была современная конституционная монархия. Был бы общенациональный моральный авторитет. Как в Испании, Великобритании, Нидерландах, Швеции.

Я не монархист в силу невозможности решения этой задачи после того, что последовало за переворотом 1917 года. Не может быть монархом самозванец, член какой-нибудь ОПГ, представитель партии «Единая Россия» или «Справедливая Россия». Монарх должен быть особой фигурой, принятой всем обществом.

Шутки шутками, а для России было бы важно найти исторически оправданную консолидирующую фигуру. Но это политическая утопия.

- А почему тема преемника президента легитимна? Никто не возражает, либералы вообще уверовали, что Медведев - это их креатура.

- Для нас она не легитимна. Операция «Преемник» совершенно неприемлема для «Яблока», о чем мы много раз говорили. Но дело-то в том, что выборы уничтожены. Поэтому все ваши коллеги только о преемнике пишут и говорят.

- А вы будете участвовать в президентских выборах?

- Если в 2008 году будут выборы, как в 2004-м, где будет участвовать только Путин с большой или маленькой буквы и «подтанцовка» из охранника Жириновского и новосибирского агрария, то не вижу никакого смысла в этом участвовать. Пускай для всех станет очевидно, что есть на самом деле.

- Правда, что на прошлых думских выборах Владимир Путин вас лично поздравлял с тем, что партия прошла?

- Да, поздравил с победой после выборов в два часа ночи. А в семь утра уже стало ясно, что нам не хватает доли процента. Мы оспорили результаты выборов во всех судах, а сейчас наш иск в Страсбурге - лет через 10 узнаем, что мы незаконно не попали в Госдуму.

- «Яблоко» в ближайших думских выборах будет принимать участие?

- Если нас не снимут, как осенью сняли в Карелии, а сейчас - в Петербурге.

- Может, вы с кем из администрации президента поссорились?

- Я ни с какими администрациями не ссорюсь. Я и с Путиным не ссорюсь, просто у нас разные взгляды на сегодняшнюю жизнь страны и на ее будущее. А оппонентов на политическом поле в нашем государстве устраняют. Конкурентов эта система не терпит, она очень боится альтернатив и открытых дискуссий. Она любит вещать все в виде монологов.

- Дмитрий Рогозин поссорился в свое время с администрацией - и нет его в политике. У вас другая ситуация?

- Рогозин принадлежал к партии, которую создавал Путин. «Яблоко» он не создавал. Мы политически независимая партия.

- Почему вы так и не договорились с Союзом правых сил?

- Потому что они не отказались от идеологии и практики криминальных и антисоциальных реформ и тех, кто осуществлял такие реформы, бережно прячут в своей партии. Когда у них появился новый человек Никита Белых, возникла надежда, что он произведет какое-то переосмысление. Надежда не оправдалась.

- Вы отказывались от участия в реальной политике, отказывались занимать посты, брать ответственность на себя, а они - нет. Разве не так?

- Нет, не так. Я был не согласен с принципами и логикой реформ, с тем, как они проводились. И, как любой нормальный человек, у которого цель не обогатиться, а профессионально и честно работать, не мог участвовать в том, что очевидно неверно или даже преступно.

Они очень хотели всех, кого только можно, взять в долю. У мафии это называется повязать. Правда, даже этого хотели только в очень специальные моменты: чтобы я снял свою кандидатуру, когда боролся с Ельциным в 1996 году; чтобы я при Примакове исполнял должность главного по раздаче пенсий и пособий.

- Дмитрий Медведев как раз раздает пенсии и пособия, его называют преемником, он готов шагнуть в президенты. А вы отказывались.

- Неплохая должность, но это не моя специальность.

- Если не ошибаюсь, политика - это искусство возможного?

- Нет, политика - это стремление к невозможному. И только таким образом достигается возможное.

- Существует мнение, что фракция «Яблоко», когда была в Госдуме, лоббировала те законы, которые привели к ситуации с «Сахалином».

- «Сахалин» на 100% построен на указах Ельцина 1993 года. Ни одна буква ни одного нашего закона к «Сахалину» не имеет никакого отношения вообще. Мы делали закон, который был принят в 1995 году и который исправлял эти указы. Но он до сих пор не работает.

- Вы никогда не занимались лоббированием интересов западных компаний, в том числе американских?

- Посмотрите наши голосования. Мы никогда никого не лоббировали вообще. Мы не занимаемся лоббированием. Мы политическая партия, мы не занимаемся бизнес-интересами.

- К закону о соглашении о разделе продукции (СРП) вы отношения не имели?

- Мы считали, что нужно сделать настоящий закон о СРП, чтобы исправить эти указы. Мы такой закон сделали, его приняли. Правда, нефтяники - и ЮКОС в частности - его сильно испортили. Они провели огромное количество поправок, которые сделали закон неработоспособным. Они были заинтересованы в ликвидации конкуренции. Ни одно месторождение в Российской Федерации не работает по нашему закону.

К слову, в 2000 году на Сахалине Путин хвалил СРП. Знаете, что недавно в Индии он повторил, что СРП - самая лучшая вещь и сотрудничество с Индией на правильном пути?

Государственная контрпропаганда по СРП была затеяна, чтобы выдавить «Шелл» и отдать Сахалин «Газпрому». Операция завершилась удачно.

- А какие у вас отношения теперь с наследниками ЮКОСа, с Леонидом Невзлиным?

- Никаких. Я знаком с Невзлиным, но отношения у нас были только с Ходорковским - он нас поддерживал полтора года.

- Вы не считаете, что ваши проблемы с властью начались из-за поддержки «Яблока» Борисом Ходорковским?

- Ходорковский был одним из тех, кто активно поддерживал "Яблоко" в 2002-2003 годах, и мы не делали из этого никакой тайны. Это же была крупнейшая компания страны. В разгар выборов началась война против нашего главного спонсора. Его арестовывают и сажают за два месяца до выборов. Проходит обыск, изымаются все документы.

По нам тогда нанесли очень сильный удар. Непрохождение в Госдуму в нашей стране - это как команда «фас». Вот нас и начали рвать на куски: снятие с выборов, шантаж, произвол. Нас объявили как бы вне закона.

С другой стороны, если бы президент хотел, он бы давным-давно нас просто смел с лица земли. Но пока по каким-то своим причинам этого не делает. Время от времени посылает сигнал своим, чтоб "не доедали".

Путин вообще мог бы развернуть в стране полную зачистку. Люди с советским мышлением и напуганные криминальными реформами согласились бы на что угодно.

А проблемы с властью у нас были всегда, потому что у нас иная точка зрения на пути развития страны, а власть как система не терпит никого кроме себя.

- Ни в одной стране мира люди не избирают тех, кто довел страну до нищеты и позора.

- Это не так. К сожалению, у нас избирают. Например, в 1996 году переизбрали Ельцина. И сейчас так же. Сегодня в правительстве и у власти вообще практически все, кто, когда доводили нашу страну до позора и нищеты, в лучшем случае помалкивал, пользовался моментом, урывая себе куски пожирнее. В отличие от тех, кто был в «Яблоке» и с 1991 года категорически и открыто противостоял этой политике, не отступая от этой линии ни на шаг.

- Поддержка Владимира Путина базируется и на том, что он впервые за полтора десятилетия сказал: Россия встала с колен.

- Имеется в виду изгнание грузин из Москвы? Или перекрытие газа Белоруссии? А может, поздравление Януковича на украинских президентских выборах и развал СНГ? Хорошо, что поссорились почти со всеми соседями? Что коррупцию и преступность развели до предела? Что население сокращается и молодежь уезжает за границу работать, не хочет служить в армии? Это, что ли, называется «встать с колен»?

Нет, это называется ошибочным политическим курсом, за который страна будет расплачиваться как за упущенные шансы.

- Вам ясно, зачем Владимир Путин произнес мюнхенскую речь?

- Многие его оценки, которые касаются структуры мировой «реальной политики», правильные. Это относится, например, к Ирану: Россия заняла позицию сдерживания, чтобы ситуация не пошла вразнос, как в случае с Ираком. Это касается и установки американских радаров в Чехии и Польше, которые будут скорее психологической дразнилкой для России, нежели необходимым техническим элементом ПРО. Безусловно, верна критика и по Ираку, да и вообще критика американского бульдозерного подхода к политике, который в последние годы продемонстрировал свою опасную убогость.

Однако некоторые оценки совершенно неверны и выражают скорее раздражение в отношении Запада и желание продемонстрировать свой изоляционистский подход.

Например, по Косово - о том, что там можно что-то сделать без посредников. Или по ОБСЕ. При всей крайней ограниченности своего мандата она остается единственной международной организацией и структурой, пытающейся хотя бы в некоторых вопросах поддержать «общеевропейский» минимальный стандарт на всем политико-географическом пространстве от Ванкувера до Владивостока, включая весь бывший СССР.

Сама форма речи была куда более нервная и агрессивная, чем это, на мой взгляд, может требоваться при выступлении от имени России.

- Критика США - прерогатива не одного только президента. Вам это близко?

- В текущей политике США в последнее десятилетие очень много провалов, серьезных просчетов. В этом Путин прав.

Америка, безусловно, могущественная страна, но не всемогущая, как ей иногда кажется. Ее сверхмогущество если и было, то осталось в прошлом веке. А сейчас все по-другому, другие угрозы. И США в одиночку не противопоставить этим угрозам все, что необходимо.

На Россию огромное влияние оказывают провалы мировой политики, где нет ни принципов, ни ценностей и процветает примитивный практицизм, с которого у нас берут грязный пример.

- Критики Владимира Путина говорят, что он мог согласовать такой демарш с Джорджем Бушем. А вы как думаете?

- Путин все делает сам. Как может, так и делает. Он ничего никому не объясняет. Он и здесь ни с кем не советуется. Слушает многих, наверное, и Буша тоже, собирает все, что считает полезным. Но решения принимает сам, и сам выстраивает все.

- Будет третий срок?

- Может быть.

- Останется Владимир Путин президентом с учетом пересмотра Конституции?

- К большому сожалению, не могу этого исключить.

- Сколько даете за такой исход дела?

- 50%.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}