Интервью Алан УРУСОВ utro.ru

НЕПРИЗНАННЫЕ ВОЙДУТ В РОССИЮ ПО-РАЗНОМУ

Интервью с вице-спикером Государственной думы РФ Сергеем Бабуриным.

Сергей Бабурин. Фото: partia-nv.ru.

"Yтро": Россия вернула своего посла в Грузию. По версии ряда СМИ, следующий шаг – отмена экономических санкций. Повлияет ли все происходящее на позицию Москвы в отношении Южной Осетии и Абхазии?

Сергей Бабурин: Прежде всего, нужно отделить зерна от плевел – вопросы взаимных отношений России и Грузии от вопроса дипломатического признания Южной Осетии и Абхазии. Потому что нелепо игнорировать правду: Южная Осетия и Абхазия – сложившиеся суверенные государства с соответствующими институтами и инфраструктурой. Россия должна, обязана выстраивать добрососедские отношения и с Абхазией и Южной Осетией, и с Грузией, как и с другими сопредельными государствами. То, что от эскалации напряженности в отношении России руководство Грузии перешло к поиску более комфортных механизмов, стоит только приветствовать. Возвращение российского посла в Тбилиси я считаю абсолютно правильным шагом, потому что нам все-таки необходимо быть соседями, которые разговаривают друг с другом, а не соседями, которые кидают друг другу через забор мусор.

Недавно Владимир Путин вновь подтвердил, что Косово для нас является фактором прецедента. В переводе на обиходный язык это означает, что мы не снимаем с повестки дня признание и установление дипломатических отношений с Абхазией и Южной Осетией. Тем более, вы знаете официальную позицию Государственной думы, выраженную в соответствующих заявлениях. Первый документ был по результатам референдума в Приднестровье, а документы по Южной Осетии и Абхазии появились отдельно. Мы выступаем за то, чтобы мировое сообщество выстраивало отношения с этими государствами, исходя из воли, выраженной народами Южной Осетии и Абхазии на референдумах и при голосовании.

"Y": Но Тбилиси как раз ставил свои отношения с Москвой в зависимость от решения абхазского и осетинского вопросов.

С.Б.: Это проблемы исключительно Тбилиси.

"Y": Какие шаги по поддержке самопровозглашенных республик остаются в запасе у российской власти? Москва первой признает их независимость?

С.Б.: Позиция "Народной воли", которую я возглавляю, здесь очевидна. Нам не нужно ждать решения вопроса по Косову для установления дипломатических отношений с Абхазией и Южной Осетией, потому что здесь совершенно разные ситуации. Абхазия и Южная Осетия – последние республики Советского Союза, которые остались верны СССР даже в 1991 году. А Косово – территория, оккупированная государствами НАТО. Державы, оккупировавшие край, пытаются отторгнуть его от Сербии и легализовать как суверенное государство. Это совершенно разные юридические моменты. Иное дело, что "Народная воля" сегодня не правящая партия в России. В этом отношении мы можем только предлагать, но все решает исполнительная власть, исходя из тех позиций, которые она формирует после консультаций.

На мой взгляд, сегодня процесс хоть и довольно медленно, но все-таки движется в нужном направлении. Если президент ждет косовского прецедента, то до этого осталось совсем немного. Таким образом, есть все основания предполагать, что вопрос дипломатического признания Абхазии и Южной Осетии должен быть решен до лета 2007 года. Важно не то, кто первым признает эти государства, а то, чтобы признание не было единичным. Важно, чтобы этот факт состоялся для мирового сообщества. Ведь признание нужно не государству (оно существует, несмотря ни на что), а тем, кто хочет выстраивать с этим государством отношения. Само по себе дипломатическое признание никого не делает суверенным. Суверенным государство становится, как правило, помимо международного признания.

"Y": Каждая из самопровозглашенных республик имеет свою историю. Как их самобытность может повлиять на процесс сближения с Россией?

С.Б.: Модели интеграции с непризнанными постсоветскими государствами должны быть различными. Если Приднестровье ставит вопрос о своем вхождении в состав РФ на правах субъекта Федерации, то Абхазия говорит об ассоциированных отношениях. Это особые отношения России и Абхазии, закрепленные законом. Международное соглашение в России утверждается законом, а в Абхазии – на референдуме. В том числе это предусматривает запрет на использование территории Абхазии третьими странами, размещение там российских военных объектов для защиты территории Республики Абхазия и российских граждан, проживающих там. Применительно к Южной Осетии, на мой взгляд, историческая и цивилизационная справедливость требует не только признания независимости Республики Южная Осетия, но и признания права осетинского народа на воссоединение в единую республику.

"Y": Почему в России до сих пор не признан геноцид осетинского народа?

С.Б.: Эту тему нужно сделать предметом общественного изучения и общественного обсуждения, а потом уже выносить на уровень государственного решения.

"Y": Грузия создала "альтернативные" правительства Южной Осетии и Абхазии. Так Тбилиси готовит контраргументы в пользу невозможности признания республик?

С.Б.: То, что сделала грузинская сторона по размещению так называемого "правительства Абхазии в изгнании", по формированию "альтернативного" руководства Южной Осетии, является очень продуманными политическими и правовыми шагами. Они лишний раз подтверждают, что нельзя бесконечно морозить статус-кво на уровне неопределенности. Конечно, ответные шаги со стороны Абхазии и Южной Осетии также будут носить политический и юридический характер.

"Y": В Южной Осетии в отношении российских миротворцев совершаются теракты. В Абхазии диверсанты, засланные из Грузии, убивают милиционеров. Что противопоставить вылазкам, во время которых гибнут граждане России?

С.Б.: С диверсантами надо бороться наведением порядка и выполнением спецслужбами своих прямых обязанностей. Не надо путать борьбу с террористами и диверсантами с политической деятельностью. Мухи отдельно, а котлеты отдельно. Борьба с диверсантами является проблемой спецслужб и Абхазии, и Южной Осетии. А переговорами должны заниматься политики и органы государственной власти. Надеюсь, что в обеих республиках есть профессионалы в той и другой сфере.

"Y": Сохранится ли преемственность российской политики в отношении непризнанных республик после выборов-2008?

С.Б.: Надеюсь, что политика России, независимо от года, будет меняться в сторону укрепления национально-государственных приоритетов. Это постепенно и поэтапно произошло за последние пять лет. Надеюсь, будет происходить и впредь.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}