Интервью Ондржей Кундра (Ondřej Kundra) respekt.cz

Respekt (Чехия): даже условное разрешение «Спутника V» — неверный путь, который нанесет вред отношениям с ЕС

Признавая инновационный характер российской вакцины «Спутник V», ведущий чешский вирусолог тем не менее не верит, что на российских заводах соблюдаются соответствующие производственные нормы, принятые на Западе. Рассуждая о рисках, связанных с поспешным одобрением «Спутника V» в Европе, он видит в российской вакцине лишь оружие против ЕС.

Интервью с вирусологом Либором Грубгоффером о рисках в производстве российской вакцины, неоправданной разработке чешского препарата и о том, почему он не летит с премьер-министром в Израиль.

Европейское агентство лекарственных средств устами председателя своего управляющего совета Кристы Виртумер-Хохе призвало страны-члены ЕС не одобрять экстренное применение российской вакцины от коронавируса «Спутник V». Сначала агентство должно проверить ее безопасность. О рисках, связанных с поспешным одобрением «Спутника V», говорит и ведущий чешский вирусолог Либор Грубгоффер. В интервью он также объяснил, почему не вошел в состав делегации, которая будет сопровождать премьера Андрея Бабиша в Израиле на переговорах о вакцинации от covid-19.

Respekt: Вокруг безопасности российской вакцины «Спутник V» ведутся жаркие споры. Некоторые европейские государства уже вакцинируют ею своих граждан, не дождавшись одобрения Европейского агентства лекарственных средств. Лично вы привились бы этой вакциной?

Либор Грубгоффер: Я точно не стал бы прививаться неодобренной, непроверенной и незарегистрированной вакциной.

— Иммунолог Вацлав Горжейши говорит, что решился бы на вакцинацию, и его устраивает производственный процесс «Спутника V». А чего вы боитесь?

— Опасения в меня вселяет как раз производственный процесс, те технологические проблемы, которые в прошлом возникали у российских и советских препаратов иммунологического типа. Боюсь, что сегодня все может повториться. На российских биотехнологических заводах могут не соблюдаться производственные нормы. Кроме «Спутника V», то же говорят о китайском препарате «Синофарм». О нем нам, кстати, вообще ничего не известно. Вообще у нас в подсознании закрепились негативные представления о том, как у них там работают производства самых разных типов.

— С чем конкретно вы сталкивались в связи с советскими вакцинами?

— Я имею в виду две конкретные инактивированные советские вакцины. Одну — от бешенства, а вторую — от клещевого энцефалита. В свое время это были единственные вакцины от этих тяжелейших инфекционных заболеваний. Но существовала проблема с их чистотой. От производственных организмов, в которых размножали вирусы бешенства и клещевого энцефалита, в финальных препаратах вакцины оставалось большое количество загрязняющих элементов. Из-за этого возникали самые разные проблемы, особенно когда вакцинация проводилась в несколько этапов.

— Какого рода проблемы?

— У людей, получивших эти препараты, повышалась температура, болели мышцы, случались воспаления. Причем в значительно более тяжелой форме, чем допустимо. Это что касается вакцины от клещевого энцефалита. При заражении бешенством человеку делают прививку шесть раз подряд за короткий промежуток времени, и последствия были еще тяжелее. Помимо повышения температуры, возникали очень тяжелые состояния, в том числе угрожающие жизни.

— В чем причина?

— На советских, а позднее российских заводах не соблюдались соответствующие производственные нормы, которые приняты на Западе. Не соблюдалась технология и предписания, и поэтому даже если вакцина разработана правильно, последующий производственный процесс делал ее хуже.

— Иммунолог Горжейши возражает, что если бы со «Спутником V» возникли проблемы, они уже проявились бы. Вас этот аргумент не убеждает?

— Нет, поскольку пока у нас очень мало информации об этих вакцинах. Есть официальная информация о двух смертях от «Спутника V», а недавно я услышал, что погибших уже четверо. Но главное, мы не знаем ничего о том, как люди реально переносят вакцину и как на нее реагируют. Без достоверной документации с достоверными данными закупка «Спутника V» превращается в покупку кота в мешке с риском для жизни людей.

— Как вы объясняете, что производитель «Спутника V» долгое время не подавал заявку в Европейское агентство лекарственных средств?

— Возможны две причины. Во-первых, может, у них совесть нечиста, и они не до конца уверены в качестве и безопасности вакцины или содержательной и формальной правильности подготовленной документации. Во-вторых, Кремль ведет политическую игру с помощью «Спутника V». Отправляя индивидуальные партии вакцины отдельным странам Европейского Союза, Москва пытается вбить клин между членами ЕС и выставить его беспомощным и так далее. Когда кто-то, как в Венгрии или Словакии, невзирая на евросоюзные правила, заказывает вакцину из России сам, без санкции на то, Москва очень радуется, поскольку это помогает ей ослабить Евросоюз.

— Недавно россияне подали заявку на одобрение «Спутника V» через одну немецкую компанию. Что изменилось?

— Трудно сказать. Может, они почувствовали себя увереннее. Может, они забеспокоились, что отстают от конкурентов. В любом случае сейчас Европейское агентство лекарственных средств изучает «Спутник V», но не в рамках процедуры одобрения. Мы стоим лишь в самом начале процесса. Речь идет о предварительной оценке, которая предшествует собственно процедуре одобрения. Я надеюсь, что агентство заинтересуется техническим и технологическим уровнем иммунологического производства на российских заводах, где изготавливают «Спутник V». Важно уделить этому внимание, чтобы общественность отбросила сомнения.

— Какая из ныне существующих в мире вакцин от covid-19 наиболее инновационная?

— Об инновациях можно говорить только в связи со «Спутником V». Эта вакцина соответствует четвертому поколению вакцин, являясь так называемой векторной вакциной на базе аденовирусов человека. Эти вирусы вызывают насморк. В векторной вакцине эти вирусы снабжены геном, несущим S-белок коронавируса, и при этом лишены способности размножаться в организме человека, получающего вакцину. Особенность российской вакцины «Спутник V» заключается в применении сразу двух разных аденовирусов человека как троянских коней, доставляющих генетическую информацию для синтеза S-белка коронавируса в организм получающего вакцину. Похоже, благодаря их совмещению в одном препарате удалось достигнуть более интенсивной стимуляции иммунной системы, что выражается в большом количестве специфических антител.

— Стоит ли Чехии условно разрешить «Спутник V»?

— Определенно нет. Это совершенно неправильный путь, который нанесет большой вред Европейскому Союзу и взаимоотношениям между его членами.

— Аппарат правительства уже обратился в Государственный институт по контролю лекарств, чтобы он занялся оценкой «Спутника V». Институт не может его одобрить, но может дать рекомендацию Министерству здравоохранения, которое, в свою очередь, может сделать для этого препарата исключение. Известно ли вам, чтобы на институт кто-то оказывал давление в этой связи?

— Исходя из имеющейся у меня информации, я не могу ответить на этот вопрос.

— В прошлом году на спонсорской конференции Чехия пообещала выделить 750 тысяч евро на разработку вакцины от коронавируса для развивающихся стран. Однако деньги до сих пор не отправлены. Знаете ли вы что-то об этом?

— Признаюсь, нет. На мой взгляд, в том, что касается выполнения обещаний, а также международной помощи и солидарности с более слабыми, наше правительство очень медлительно и ненадежно.

— А ведь правительство подумывает выделить сотни миллионов инвестиций на разработку вакцины в Чехии. Есть ли у нас для этого мощности и способности?

— Что касается так называемой чешской вакцины, то я этот проект совершенно не поддерживаю. Я считаю его бессмысленным и ненужным. Его сторонники говорят о так называемой «срочной вакцине», которой воспользовались бы в случае особой опасности для иммунизации сотрудников интегрированной спасательной системы. Мне кажется, что сегодня это излишне. В мире есть несколько крупных производителей вакцин, которые уже сегодня решают вопрос об их применении против новых вариантов вируса, возникающих в результате мутаций. В этом смысле мы с нашей чешской вакциной очень отстаем. Я бы даже сказал, не вписываемся вообще. Чешское правительство подчеркивает, что цель — произвести инактивированную поливалентную вакцину, то есть помножить разные варианты, скажем первоначальный вирус и британскую мутацию, и перемешать их в каком-то соотношении для окончательного закрепления состава вакцины. Мысль, конечно, оригинальная, но в момент, когда в мире разработаны передовые вакцины от коронавируса, инвестиции в подобный проект, как мне кажется, — это выброшенные деньги.

— Почему?

— Прежде чем подобная вакцина была бы готова, прошло бы некоторое время. К тому моменту британская мутация уже может исчезнуть, и не дай бог появится какая-нибудь новая. В общем, конкурировать с западными вакцинами в этой сфере просто невозможно. Кроме того, сейчас в Чехии нет условий для крупносерийного производства.

— В среду премьер-министр ЧР летит вместе с 20 членами делегации в Израиль, чтобы обсудить возможность присоединиться к производству новой вакцины, над которой работают Израиль, Австрия и Дания. Вы тоже летите?

— Мне предлагали два раза, но я отказался. Первое приглашение отправиться с премьером в Израиль я принял, потому что наивно думал, что этот визит окончательно отобьет у Бабиша охоту закупать вакцину из России. Но в тот же день я прочитал в «Твиттере» заявление пресс-секретаря президента ЧР о том, что премьер попросил Милоша Земана поговорить с китайским председателем о поставке незарегистрированной китайской вакцины от covid-19. И тут я понял, что в таком обществе я не могу и не хочу вращаться. Я не могу ехать с премьером в Израиль и одновременно его критиковать.

(…)

 

Опубликовано: 10 марта 2021 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}