Интервью Евгений Вышенков 47news.ru

«Не хочешь сидеть — не отрекайся от Навального». Как в Петербурге судили молодежь

Глазами петербургского адвоката 47news посмотрел на логику судей, отправлявших под арест молодежь, кого задерживали в ночь на 3 февраля. Это просто лайфхак какой-то.

47news поговорил с петербургским адвокатом Павлом Ясманом, кто защищал молодых людей, задержанных на Невском уже после приговора Алексею Навальному. Дело было к обеду 3 февраля в здании Фрунзенского районного суда.

— Летел из Москвы, как раз был в Мосгорсуде, где судили Навального, но у меня там более спокойный клиент, ехал домой и тут позвонили, попросили оказать помощь задержанным в седьмом отделе полиции. Я развернулся и поехал во Фрунзенский суд. Там было 22 задержанных, 14 из них и защищал, — объясняет наш собеседник.

36-летний Павел Ясман практикует адвокатом последние семь лет. До этого работал в прокуратуре и Следственном комитете. Если в свое время расследовал дело акциониста Павленского, то недавно его стараниями осужден по громкому делу оперативник ФСБ, изуродовавший бизнесмена на обыске. 31 января он защищал около 30 человек, свезенных в Фрунзенский суд Петербурга после массового несанкционированного митинга на Невском проспекте.

— Первый мой подзащитный получил штраф в 20 тысяч, он все отрицал. Он приехал из Новосибирска, студент, сказал, что просто мимо шел.

Зашел второй — аспирант, физик, пишет кандидатскую, петербуржец. Я думал — точно штраф, и чтобы уменьшить сумму, начал задавать вопросы, мол, где вы ходили, а когда вас задержали, то поили, кормили, дали ли поспать? Раскатал губу. Его ответ — не кормили, спали на стульях. И тут он отправился на 10 суток. Я расстроился. Черт! Из-за меня, только ухудшил все. Больше этих идиотских вопросов про содержание задавать не буду.

Следующему я такие вопросы уже не задавал. Но он тоже шел мимо и тоже поехал на 10 суток. Он был студент, подрабатывал репетиторством. Тут я понял, что дело не в моих вопросах. И не в еде, воде и в отделе полиции.
 
Следующий пояснил, что он был в кафе с товарищем и даже показал чек из кафе, а как вышел, его и хапнули. Тоже студент. Этого определили на семь суток.

Следом пришел мужичок, он прямо сказал, что вышел на этот митинг, чтобы поддержать Алексея Навального и это его принципиальная позиция. Так и сказал: «Это моя принципиальная позиция». Последовал вопрос от суда: «Чем вы занимаетесь и есть ли у вас возможность оплатить штраф?». Он ответил, что возможность есть, но он «повторник» (его 31 января уже привлекли за предыдущий митинг). И он получил пять суток. Я ничего не понял.

А судья сказала: «Молодец. Это первый, кто сказал правду». И я понял, как надо защищать. После этого я всем писал на бумажке, что вину можешь не признавать, но говори, что был на митинге и поддерживаешь Навального. И тут всем началась, буквально, амнистия. Всем давали даже не сутки, а штрафы. И не 20 тысяч, а даже 10 тысяч. Я зауважал судью.

— Но ведь это не про доказательство, а про внутренние убеждения, даже про убеждения просто. Суд-то здесь причем?

— Я не знаю, какие у судьи убеждения. Это просто про «говори правду». Там, по большому случаю, адвокат и не нужен. Все же решено. Короче, зауважал я ее.

— А сколько ей лет?

— Не знаю, под маской же. Молодая.

— А я слышал, что раньше глаза на фигуре Фемиды завязывали, а тут рот. Как вели себя задержанные?

— Спокойно, вежливо, без подхалимства, горизонтально, на равных. Это удивительно было для меня. Люди, начиная с нулевого года рождения, один только старше был, у них нет чинопочитательства, как у нас. Они будто говорят суду и власти: «Я вам ничем не обязан, и до свидания». Я и перед каждым судом с ними разговаривал. Достойные они, не грязнули в метафорическом плане. Меня ни за что не агитировали. С учетом того, что Захарьевская, где камеры, была полным-полна коробушка, я думал всем штрафы, а их в Лугу повезли.

— А другого плана судьи были?

— Меня один просто поразил. Мужчина. Судили девушку хорошую, божий одуванчик, до нее всем назначали штрафы и притом тот же судья. А ее привезли за статью 20.2.2 — за участие в митинге при неблагополучной пандемийной обстановке. Суд ей разъяснил суть предъявляемых ей претензий, она тихо сказала, что прекрасно понимает. Я говорю, давайте спустимся в метро — там половина без масок, без соблюдения дистанций, любого же можно так посадить. Судья отвечает: «Мы работаем не в метро, а с тем, что нам приносят». Девушка сказала, что переболела, была на митинге в средствах индивидуальной защиты, угрозу не представляла.
 
Тогда я попросил прекратить производство по делу за отсутствием состава правонарушения, но если суд придет к выводу о доказанности вины, то просил прекратить производство в связи с малозначительностью. Потому что ну совсем малыш, ангелочек. Судья ушел на решение, я был уверен, что сейчас ее отпустят. Я довольный такой, она же сама меня попросила ее защищать, а ее отправили на трое суток.

— И что вы на это скажете?

— Если можно судить за мысли, то многих надо отправлять в колонию. А если бы в этом случае мои мысли можно было прочитать, то я бы за оскорбление судьи отправился бы.

— Почему он так поступил?

— Я не хочу говорить вслух, что я думаю. Я понимаю еще парня под арест.

— Какие еще зарисовки?

— Такое впечатление, что это молодое поколение лучше нас. Один — кандидат наук, тот — физик, другой — айтишник, третий — студент, у родителей на шее не висит, репетиторством занимается. Суд им не верит, а верит ОМОНу. Я потом подумал, а дальше начинаем верещать об оттоке мозгов. Но это мы уже уходим в сторону.

 

Опубликовано: 7 февраля 2021 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}