Интервью Сергей Аксенов svpressa.ru

Коронавирус — приговор экономике Путина: Кремль надеется на возрождение Китая

Нефтяной экспорт России в Китай упал почти на треть. Об этом, свидетельствуют данные Федеральной таможенной службы (ФТС).

По информации РБК, в январе 2020 года РФ поставила в Китай сырой нефти на сумму около 2 млрд долларов, а в январе 2019 года — почти на 2,8 млрд долларов. В натуральном выражении объем экспорта упал еще сильнее — на 36%.

Причем Китай находится на первом месте среди импортеров российской нефти. За ним по покупке в январе следуют Нидерланды (1,3 млрд долларов), Германия ($ 1 млрд долларов) и Италия (0,6 млрд долларов). Российский экспорт нефти в США, Великобританию и Турцию ниже. Причиной снижения российского экспорта нефти в Китай стало падение там в январе-феврале промышленного производства на 13,5%. Таковы последствия короновируса. В декабре 2019-го, когда эпидемия еще только начиналась, оно росло на 6,9%.

Сводки крайне тревожные для такой страны как Россия. За годы правления Владимира Путина мы, увы, так и не слезли с нефтяной иглы. В результате по данным главы Минфина Силуанова потери российской экономики только от пертурбаций в Китае исчисляются суммой в 1 млрд рублей в день.

Цена нефти ниже 40−42 долларов за баррель означает, что перечисление «излишков» в ФНБ, согласно бюджетному правилу, прекратится. «Кубышка» росла-росла, да и перестала. Утешить россиян может лишь то, что им средства ФНБ и так не перепадали. Правительство предпочитает за них покупать у ЦБ Сбербанк.

А ведь есть еще общая ситуация на мировом нефтяном рынке. «Миру грозит третий крупный нефтяной кризис. На этот раз его причиной станут не растущие, а падающие цены. Это падение цен затронет нефтяную промышленность всего мира», — паникует западная пресса.

Плохо не иметь развитой промышленности. Что же ждет теперь Россию? Руководитель Центра социально-экономических исследований Китая Института Дальнего Востока РАН, д. э. н. Андрей Островский уверен, что КНР скоро восстановится и это увеличит российский нефтяной экспорт в эту страну, а значит и доходы бюджета.

— Действительно, Китай закупал у России в разное время от 40 до 70 млн тонн сырой нефти в год. По этому показателю он на первом месте. Так, по состоянию на прошлый год нам удалось обогнать Саудовскую Аравию.

Если оценивать долю нефти в нашем экспорте в КНР, то это очень много — около 70 процентов. То есть на всю эту пшеницу, соевые бобы, о чем частенько говорят, приходится мизер. Нефть, нефть и еще раз нефть. Это кстати касается и любого другого экспортного направления. Структура экспорта примерно везде одинаковая. Ну а поскольку Россия сильно зависит от объемов нефтяного экспорта, то чем больше Китай будет покупать у нас нефти (а также газа), тем нам будет лучше.

«СП»: - Каковы перспективы возрождения китайской экономики?

— А чего ей возрождаться? Она не очень-то и падала. Они как производили товары, так и производят. Как экспортировали, так и экспортируют.

«СП»: — По-вашему получается, что зафиксированный в январе-феврале серьезнейший провал более чем на 13 процентов по итогам года может нивелироваться?

— В ближайшие месяцы Китай ликвидирует свои провалы. Надо понимать, что у них в первые два месяца всегда происходит падение. Причина этого в праздновании китайского Нового года. Поэтому первый квартал всегда нестандартный. Сейчас они начнут наверстывать упущенное.

Но многое будет зависеть от того, как пойдут высокотехнологичные отрасли, как пойдет китайский экспорт. Как получится решать транспортные вопросы внутри страны, развивать логистику. Тут много различных факторов. Так что по итогам 2020 года китайская экономика 6 процентов роста ВВП, как планировалось, конечно не даст. Но 5,6−5,8 процента — вполне реально. Эти цифры привела недавно Кристалина Георгиева из Всемирного банка. И я согласен с этой оценкой. Точнее надо смотреть после полугода.

«СП»: — А Вашингтон позволит? Какова перспектива продолжения торговой войны между двумя странами?

— Замечу, что 15 января Китай подписал соглашение с американцами. Многие говорят, что Китай уступил. Ничего подобного! Пекин добился главного — США официально отказались считать КНР валютным манипулятором. Это значит, что Китай сможет как угодно опускать свой юань. А чем меньше курс юаня по отношению к доллару, тем больше товаров Китай сможет экспортировать в Америку. И Америка всегда будет иметь дефицитный бюджет по отношению к КНР. Именно из-за курса, а не по какой-то другой причине.

«СП»: — Но эпидемия короновируса продолжает влиять на экономическую активность…

— Китай — страна большая. Эпидемия была мощной только в провинции Хубэй. А ее доля в китайской экономике незначительная — 3−4 процента. Это в основном логистический центр, хаб, где перекрещиваются транспортные пути. Это река Янцзы и железная дорога Пекин — Гуанджоу.

Основные провинции, которые создают ВВП Китая, — это приморские провинции. Можно выделить город Шанхай, провинции Цзянсу, Гуандун, Чжэцзян. И потом вспомните 2003 год. Тогда в Китае была атипичная пневмония. Тоже все паниковали. Но тогда по итогам года был зафиксирован прирост ВВП на 10 процентов.

«СП»: — На величину российского нефтяного экспорта в Китай, как и на доходы от продажи нефти в целом, может влиять также ситуация на глобальном нефтяном рынке?

— Конечно. Мы же не договорились с Саудовской Аравией в рамках ОПЕК+ в результате чего мировые цены на нефть сильно упали. Но у саудитов себестоимость нефти составляет 8 долларов, а у нас 25 долларов. Тем более качество их нефти повыше. В этой ситуации мы проигрываем.

Интересная ситуация сложилась на рынке бензина. Цена на нефть падает, а цена на бензин растет. На это даже президент Путин обратил внимание. Но если этот процесс продолжится, цена на бензин вырастет до 70−80 рублей за литр, то у нас экономика рухнет. Доля транспортных расходов не должна быть выше 10 процентов в цене. А вот директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов надеется, что коллапс нефтяного рынка позволит миру по-новому взглянуть на свои нефтяные потребности. И Россия здесь может оказаться в выигрыше.

— У меня есть сомнение в приведенных РБК цифрах падения нефтяного экспорта России в Китай. Дело в том, что наш общий экспорт нефти в январе-феврале в дальнее зарубежье вырос на 5−6 процентов. Но если при этом у нас «провис» крупнейший покупатель — Китай, то непонятно, куда мы экспортируем нефть? В какие места, если в США и Европе идет сокращение из-за короновируса? То есть статистика ФТС не совсем сходится со статистикой ЦДУ ТЭК. Так что тут надо разбираться. По поводу Китая я панику не разводил бы. У нас пока другие проблемы.

«СП»: — Какие? Давайте поговорим о них…

— Основная проблема — падение цен и попытки саудитов пристроить свою нефть в Европе с огромным дисконтом. Это сейчас главное. Саудиты нарастили добычу и обещают довести ее объем до 13 млн баррелей в сутки. Куда ее продавать?! Остается европейский рынок. Они туда и кинулись. А как вытеснять российскую нефть, которая неплохо подходит под европейские заводы? Только скидками. Вот они и убивают цены.

Саудиты занимаются откровенным «самострелом», но пытаются и нас за собой утащить. Это безумная политика. Сейчас идет война нервов, где каждая из сторон будет нести жертвы. Вопрос, кто первый образумится. Хотя я понимаю их расчет. Они думают, что у нас все рухнет. Но есть большие сомнения, что рухнет. Другое дело, что мы начинаем тратить резервы, которых у нас 550 млрд долларов. Пусть для нас это тоже не очень.

«СП»: — Можно спрогнозировать поведение рынка на 2020 год?

— Практически невозможно. Многое зависит от мирового спроса на нефть, а он зависит от ситуации с короновирусом. Можно говорить только о силе и слабости воюющих сторон. На ближайшие недели нефть точно будет дешевой — в районе 25 долларов и этот период может затянуться на несколько месяцев. Это реальность. Это, кстати, подарок для китайской экономики. Хотя общемировой спрос на нефть все равно упадет.

«СП»: — В общем ясно, что мало, что ясно…

— Интересно, что это падение случится вовсе не из-за зеленой энергии или электромобилей, не из-за энергоперехода, а из-за вируса, который выкашивает сейчас мировую экономику как таковую. Европа сидит по домам, никуда не летает и ест макароны. Люди оказались в идеальном мире Греты Тумберг. Посмотрим, будут ли европейцы довольны всем этим. Мы, Россия, можем задать им этот вопрос. Так что нет худа без добра.

 

Опубликовано: 18 марта 2020 г.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}