Интервью Константин Джултаев ura.news

Автор Конституции-1993: почему закон устарел и нужно упоминание Бога

В России происходит конституционная реформа — вторая после распада СССР. Экс-премьер свердловского правительства Алексей Воробьев, участвовавший в работе над российской Конституцией, объяснил «URA.RU», что объединяет 1993 и 2020 годы.

Как нужно относиться к правкам в основной закон, зачем нужен Госсовет и нужно ли упоминание Бога? Воробьев всегда выделялся ультраконсервативными взглядами и красноречием, поэтому его интервью «URA.RU» ярко объясняет позицию политиков-государственников.

— Есть мнение, что Конституция для любого государства должна быть незыблемым документом, не подлежащим изменениям на протяжении веков. Разделяете ли Вы этот взгляд?

— Конституция — одновременно юридический и политический документ. Необходимость в корректировке Конституции (а мы сегодня не отменяем Конституцию, а вносим в нее изменения) появляется, когда коренным образом изменяются основы общества. Когда необходимо зафиксировать эти изменения, урегулировать накопившиеся противоречия.

— Вы были участником подготовки новой Конституции страны в 1993 году. Чем были обусловлены изменения тогда — более четверти века назад?

— В 1993 году страна погрузилась в политический кризис. Действовала Конституция, принятая в советскую эпоху, которая называла основой государственности полновластие Советов. Они принимали и утверждали основные решения, образовывали подотчетные им органы исполнительной власти. Принципа разделения властей не было.

Но в 1990 году мы приняли Декларацию о суверенитете России и проголосовали за то, чтобы главой государства стал президент. Не может быть в одной стране два высших органа — и Верховный Совет, и президент. Возникло двоевластие, которое вылилось в события октября 1993 года (роспуск Борисом Ельциным советов и вооруженное противостояние в центре Москвы, — прим. ред.). Его могло преодолеть введение принципа разделения властей.

— Противоречия возникали не только между органами власти, но и между федеральным центром и регионами. Они в том числе привели к созданию в июле 1993 года Уральской Республики?

— Это верно. Советская Конституция предусматривала различный статус и различные права разных регионов. У автономных областей был определенный набор полномочий, у краев и областей их было чуть-чуть побольше, у республик — еще больше. А если субъекты по своим правам разные, то это — залог серьезных противоречий. Проживающий в одном субъекте федеративного государства человек не может иметь больше прав, чем другой.

— Как шла разработка проекта поправок к советской Конституции и их принятию?

— В июне—июле 1993 года работало Конституционное совещание. В него вошло более 600 представителей широких слоев общества. Это был аналог Земских Соборов, которые собирали в свое время Иван Грозный, последующие цари, и которые сыграли существенную роль в истории нашего Отечества. По-другому было нельзя. Ведь мы уходили от советской государственности и строили совершенно другую страну.

— С какими инициативами при разработке Конституции 1993 года выступали представители Свердловской области?

— У нас было одно основное предложение: Россия должна состоять из равноправных регионов. Неравноправные субъекты в федеративном государстве — это опасность развала страны. Нельзя было допускать даже возможность этого. Мы тогда строили Россию на тысячи лет вперед как крепкое, единое, могучее и радостное для людей Отечество.

— С каким настроением шли свердловчане на участки по проведению референдума? Кто-то принуждал их идти или они голосовали по доброй воле?

— У народа было чувство, что принятие новой Конституции — наше общее дело. Перед проведением референдума был распущен свердловский областной Совет, отменено решение о формировании Уральской Республики, Эдуард Россель был снят с поста губернатора. Это область всколыхнуло. Всего за два дня штаб Росселя собрал необходимые для его выдвижения кандидатом в члены Совета Федерации подписи (выборы в Совет Федерации и референдум прошли в один день — 12 декабря 1993 года, — прим. ред.). Люди проголосовали и за избрание Росселя, и за новую Конституцию. Люди понимали — нужно поддержать тех, кто ратовал за введение одинакового статуса для всех регионов.

— Какие события привели к необходимости внесения сегодня изменений в Конституцию 1993 года? Почему она устарела?

— Александр III сказал: «У России два союзника — армия и флот». Это актуально и сейчас. Посмотрите нынешнюю международную обстановку. Наш президент Владимир Путин шесть часов вел тяжелые переговоры с президентом Турции. В результате договорились — войны не будет. И это только один эпизод деятельности нашего президента.

А ведь обстановка осложняется не только в Сирии. Посмотрите какие судебные решения по нашей стране выносят (речь идет о решении суда в Гааге о выплате Россией бывшим акционерам ЮКОСа компенсации в размере 50 млрд долларов, — прим. ред.). О нас пытаются ноги вытереть. Санкции появились после того, как страна с колен встала и сказала: «У россиян есть свои интересы». Какие это интересы? Защищать молодежь, строить заводы. Крымчане сказали: мы хотим быть только в России, и нигде больше. Что, Путин должен был, бросить их? На Западе поднялись против этого решения.

Президенту и Отечеству тяжело и мы, как народ, должны ему помогать — поддержать предложения президента и проголосовать за обновление Конституции. Юридически внести поправки в Конституцию можно и решениями федерального парламента и главы государства. Но президент сказал: я хочу посоветоваться с народом.

— Какие нормы действующей Конституции должны остаться в ее новой редакции?

— Не нужно отбрасывать то, что было хорошего в истории России. Эта мысль заложена в проекте поправки, что наше государство является правопреемницей царской России, советского и постперестроечного государства. Появление этой поправки говорит, что наш президент — диалектик, все хорошее он всегда берет с собой. Что было хорошего в СССР? Например, помощь молодежи. Страна защищала молодых людей. Фраза из песни «Молодым везде у нас дорога, старикам у нас везде почет» была не словами, а реальностью. Это надо в обязательном порядке сохранить, развить в нынешних условиях.

— Нужно ли прописывать в Конституции обязанность государства регулярно поднимать размер пенсий и обеспечивать другие социальные гарантии? Ведь в ней уже есть тезис, что Россия — социальное государство.

— В действующей Конституции записано, что у нас социальное государство. При этом в стране очень много бедных. Это позорище. Президент говорит: давайте в Конституцию внесем норму, что работающий человек не может получать зарплату меньше прожиточного минимума. И обеспечим, чтобы эта норма выполнялась не только государством, но и на предприятиях всех форм собственности. Если народ работает на бизнес, пусть бизнес платить достойную зарплату. Мы что, не должны поддержать в этом, этого президента? Провозгласив принцип, что зарплата не должна быть ниже прожиточного минимума, будем поднимать МРОТ. Вот так, без шапкозакидательства будем идти вперед.

— Зачем нужны дополнительные полномочия Госдуме?

— Сохранение страны, которую создали и защитили наши предки, обеспечивается балансом между централизмом и демократией. Президент удержал наше государство от развала. Опираясь на свой опыт, он говорит: я вижу, что надо дальше делать, давайте создадим широкий фронт по взаимодействию всех ветвей власти, дадим парламенту больше прав по участию в формировании правительства. Тем самым мы укрепим центральную власть. Ведь ослабление центральной власти — угроза существованию самой страны.

— Одной из наиболее спорных поправок стало внесение в Конституцию упоминания о Боге. Нужно ли говорить о нем в законе? Или лучше оставить это право церкви?

— В этой поправке Бог не проявляется так, как о нем в Библии написано: «В начале было Слово, и Слово было Бог…». В ней говорится об историческом аспекте: «Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога…». То, что мы получили от предков, действительно обязаны сохранить. В гимне нашей страны уже есть упоминание о Боге: «Хранимая Богом родная земля». Она ведь ни у кого не вызывает аллергии. Чьи-то религиозные чувства эта поправка не задевает. Во всех монотеистических религиях Бог единый.

— Аналогичные споры вызывает упоминание русского народа как государствообразующего…

— В действующей Конституции говорится, что русский язык является государственным. В России больше 80% русских. Поэтому русский является языком межнационального общения. В национальных республиках есть национальные языки. Это закреплено в соответствующих законах субъектов РФ.

Предлагается дополнить формулировку о государственном языке. Она будет выглядеть так: «Государственным языком РФ на всей ее территории является русский язык как язык государствообразующего народа, входящего в многонациональный союз равноправных народов». Никаких противоречий. И тот, кто пытается эту поправку использовать для разжигания негативных настроений — либо шовинист, либо националист. Мы — один народ.

Разделение нас по разным загородкам на руку только тем, кто руководствуется принципом «разделяй и властвуй». Народу такого разделения не нужно. Путин в своих поправках говорит: мы должны консолидироваться. Запад боится, что произойдет такая консолидация.

— Для чего России новый орган власти — Госсовет? Какую роль он займет в современной стране?

— Госсовет был создан еще во время царствования Александра I. И как орган действовал до 1917 года. В советское время Госсовета не было, но были другие органы коллективного руководства. Владимир Путин восстановил Госсовет возвращаясь к старым традициям на новых принципах. Пока это вспомогательный орган, работающий на общественных началах как механизм согласования интересов регионов, местного самоуправления и центральной власти.

Путин предлагает придать Госсовету новый статус дав ему право помогать главе государства принимать решения. У каждого члена Госсовета может быть свое мнение. И в истории царской России были случаи, когда весь Госсовет кроме одного человека голосовал «за». И наши цари прислушивались и поддерживали именно того, кто был против. Путин призывает внедрить такой принцип коллективного руководства страной. Он должен стать механизмом сочетания демократии и централизма.

— Что нужно сделать, чтобы уральцы пошли 22 апреля не в лес на шашлыки, а на участки для голосования? Сегодня предлагаются разные ходы — от организации лотерей на участках, до массовых рекламных кампаний? Предложите свой рецепт?

— Наш народ, в массе своей, очень умный и очень ответственный. Он внутренне понимает, что от его позиции на голосовании 22 апреля, очень многое зависит. Должен быть праздник с пониманием глубочайшей ответственности. Я бы предложил в этот день по старой советской традиции еще и субботник провести. Давайте встряхнемся, пойдем, поддержим президента. Деревья высадим, мусор выбросим. Найдем то бревно, которое несли наши предки. Все должно быть красиво, нарядно, весомо.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}