Интервью dw.com

Мишустин - эффективный менеджер, но в России ничего не изменится

Эксперт по России и Восточной Европе Вильфрид Йильге рассказал в интервью DW, что стоит за назначением Мишустина на пост премьер-министра РФ и чего теперь ждать россиянам.

Госдума одобрила предложенную президентом РФ Владимиром Путиным кандидатуру Михаила Мишустина на пост премьер-министра. Его назначение последовало за неожиданной отставкой правительства Дмитрия Медведева и обращением Путина к Федеральному собранию, в котором российский президент озвучил ряд предложений по изменению Конституции страны. О том, что все это значит, DW поговорила с историком и экспертом по России и Восточной Европе Вильфридом Йильге (Wilfried Jilge).

DW: Что означают предложенные Путиным изменения в Конституцию и отставка правительства Медведева?

Вильфрид Йильге: Послание Путина Федеральному собранию обозначило важные изменения в политической системе. Вместе с последовавшей за ним отставкой правительства Дмитрия Медведева это означает, что мы увидели первый технический шаг к трансформации политической системы. И поскольку мы говорим о тщательно подготовленном процессе, это должно гарантировать Путину место во власти в другом институциональном поле, поскольку его президентский срок истекает в 2024 году.

Это, на мой взгляд, первый и решающий момент. Второй момент состоит в том, что Путин - если посмотреть на содержательную сторону его послания - ищет новые источники легитимности своей власти. В таких сферах, как экономическая модернизация, демография и социальная политика (к примеру, очень низкие зарплаты), накопилось много серьезных проблем, которые он сам не может решить. До сих пор ответственность за их решение он мог переложить на правительство, которое не пользуется расположением россиян.

Однако это недовольство правительством и социально-экономическим положением может ослабить и авторитет Путина. Судя по результатам опросов, его популярность уже снизилась. Положение еще стабильно, но Путин, очевидно, понимает, что необходимо что-то делать. Поэтому он и предложил сразу же нового премьера, новое лицо. Это подготовка общества и, прежде всего, политических элит к трансформации системы.

- Почему Путин выбрал неизвестного Мишустина в качестве кандидата на пост главы правительства?

- Автократии тоже иногда нужны новые лица, чтобы ее суть осталась неизменной. Тот факт, что Путин привел во власть абсолютно новое лицо, показывает, что развития настоящей демократии - к примеру, за счет усиления Государственной думы, которое предложил Путин, -  ожидать не стоит. Тот факт, что весь этот процесс идет как по маслу, что кандидатура абсолютно неизвестного премьер-министра так быстро прошла, свидетельствует о том, что, несмотря на эти изменения, реальное соотношение сил во власти останется прежним. 

Хороший имидж Мишустина на посту главы Федеральной налоговой службы - вторая причина, по которой Путин его выбрал. В последние годы Мишустину удалось добиться того, что ФНС стала работать эффективнее. Это означает, что он эффективный менеджер, и его назначение - это попытка произвести какие-то изменения для людей, не устраняя при этом, собственно, причины кризиса. Путин здесь ходит по краю пропасти.

Он пытается внушить обществу, что изменения происходят, но настоящими изменениями их назвать нельзя. То есть это лечение симптомов, а не устранение причины болезни. На переднем плане стоит не общественное благо, не прогресс в России и не поощрение творческих людей, а гарантия власти действующего президента и его ближайшего окружения. Они построили клептократию, в условиях которой коррупция перешла всякие границы. Эти люди должны обеспечить себе иммунитет, поскольку им будет угрожать опасность, если в России когда-нибудь изменится политический расклад. 

- Какое влияние предложенные Путиным изменения могут оказать на отношения России и Германии?

- В принципе вряд ли стоит ожидать реальных изменений. Путин и его ближайшее окружение будут стараться гарантировать сохранение своей прежней власти в изменившемся институциональном поле - будь то через Государственный совет, через Совет безопасности, через оба этих института или напрямую через Путина или его доверенное лицо. Поэтому особых изменений ждать не стоит.

Путин не идет на какие-то реальные уступки, но в отношениях с западными партнерами пытается добиться по возможности как можно больших уступок для себя. При этом он продолжает придерживаться политики силы. В конфликте на востоке Украины политическая позиция (России - Ред.) совершенно не меняется. В Ливии Путин тоже ведет циничную игру.

В условиях обострения ситуации он может выставить себя крупным политическим деятелем. Думаю, он понимает, что его позиция на Ближнем Востоке сильна, и замечает разногласия среди западных стран. И поэтому, думаю, он не видит вообще никаких причин менять свою политику доминирования и отмежевания от Запада.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}