Интервью fomag.ru

«Сейчас мне 50 лет, и четыре с половиной года я провел в тюрьме, где, уж поверьте, мне пришлось несладко»

Ник Лисон – известный во всем мире трейдер по большей части благодаря громкой истории о том, как он довел один из самых старейший и развитых банков Великобритании до банкротства – на тот момент Barings было 230 лет.

Сегодня мы делимся с вами переводом интервью Лисона с генеральным директором Core London Ником Бэтсфордом.

Ник Бэтсфорд

Ник, давайте немного поговорим о вашей нынешней жизни. Как нам известно, о вас был снят документальный фильм, получивший в свое время большую популярность. Чем вы занимаетесь в настоящее время?

Ник Лисон

Несколькими разными вещами. С тех пор как я вышел из тюрьмы в Сингапуре, я часто выступаю с докладами на финансовую тематику – как раз для этого я сегодня и приехал в Лондон. В то же время я читаю лекции о том, как работают финансовые рынки, на одной обучающей онлайн-платформе. Я не рассказываю, что трейдинг – это простое занятие, потому что это не так. Я не говорю своим ученикам, что им с легкостью удастся заработать большую сумму денег, потому что и это неправда.

В своих лекциях я фокусируюсь именно на обучении торговле на бирже. Как вы понимаете, мое имя можно назвать синонимом краха. Так что я способен на собственном примере продемонстрировать слушателям ситуацию, в которой отсутствие опыта и должного уровня образования приводит к большим проблемам.

Ник Бэтсфорд

Представим, что в комнате собралось 100 человек, желающих послушать вашу лекцию. Если бы каждый из них был специально отобран по критерию «финансовый гуру», как вы думаете, что бы произошло? Часть из них аплодировала бы, а остальные – выражали бы свое неодобрение?

Ник Лисон

Нет, я убежден в том, что все 100 человек аплодировали бы. Если честно, я довольно редко встречаю людей, которым не нравились бы мои лекции, – такое случилось лишь однажды. Каждый раз перед началом своей лекции я сообщаю аудитории, что не уверен, понравится ли им то, о чем я буду говорить, или нет. Так вот, мероприятие проходило в шотландском городе Сент-Андрус, и после этих моих слов один джентльмен поднялся с кресла и освистал меня. Он знал, кто я такой, но я даже не догадывался, кем был он. Я попросил его представиться. Его звали Гэвин Лэрд. Он был близким другом Мэгги Тэтчер, а также входил в состав команды управления надзором за деятельностью банков.

В общем, причина, по которой он не желал слушать мою лекцию, была проста – он верил, что в прошлом я пытался подорвать банковскую систему Великобритании. А то, чем я занимаюсь сейчас, считал вычурным, наигранным и неискренним. В полемику мы с ним тогда не вступили, потому что абсолютно вся остальная аудитория была несогласна с его упреками.

Ник Бэтсфорд

Я убежден в том, что вся наша жизнь делится на отдельные главы. Например, если человек находит новую работу, для него начинается новая глава. А если ему эта работа не нравится, он переходит на другое место и заканчивает главу. Удалось ли вам подвести к финишу свои неудачные главы?

Ник Лисон

Ответ может показаться вам немного странным, но он будет следующим: и да, и нет. Лично для себя я закончил их. Но я продолжаю встречать людей из своего прошлого, хотя и стараюсь всякий раз начать общение с чистого листа, никак при этом не влияя на их мнение обо мне.

Окружающие сейчас делятся для меня на две категории. Первая – это те, кто знает меня лично. А вторая – люди, прочитавшие мою книгу, и знающие меня лишь по ней. Между этими двумя группами находится большая пропасть, и это абсолютно нормально. Я понимаю, почему так происходит.

Я уже оказывался в похожей ситуации, когда много лет назад вернулся из Сингапура и стал общаться с ликвидаторами. Мы могли вместе смеяться над происходящим за чашкой кофе, могли вечером пойти в паб. Но после им приходилось контактировать со СМИ, рассказывать прессе о том, как они собираются обрушить на меня постановление суда. Это всего лишь бизнес. Личные отношения никак с ним не связаны. Вы можете сколько угодно обижаться, считать людей двуличными, но однажды поймете, что они просто выполняют свою работу.

Несколько лет назад меня пригласили на заседания правления одного крупного банка в Южной Африке. Нет, я не входил в состав правления, им просто было интересно услышать мое мнение насчет рисков и так далее. Одна женщина тогда задала мне очень умный вопрос, над ответом на который мне пришлось задуматься. Она спросила: «Какое качество пригодились вам в жизни больше всего?»

Самое важное для меня – я могу адаптироваться к любым условиям, могу находить общий язык с любыми людьми. Именно это качество и помогло мне пройти через период тюремного заключения. Даже если я понимаю, что некоторые люди никогда не станут моими друзьями, я могу заставить их поверить в то, что нас связывает крепкая дружба. В общем, без этого качества я никогда бы не был уверен в себе.

Ник Бэтсфорд

Какие советы вы могли бы дать молодым людям, желающим связать свою жизнь с миром финансов?

Ник Лисон

Есть две вещи, которые я всегда говорю любой аудитории. Они довольно простые.

Мне было 25 лет, когда я переехал в Сингапур, а в возрасте 28 лет я уже попал в тюрьму. Так вот – есть два совета, которые могли бы изменить мою судьбу, если бы я вовремя ими воспользовался.

Первый – никогда не бойтесь обращаться за помощью, не бойтесь признавать, что вы не можете с чем-то справиться. Как вы понимаете, я в свое время боялся. Я думал, что смогу наладить ситуацию самостоятельно, но сильно ошибался. Моя проблема заключалась в том, что я воспринимал просьбу о помощи как признак слабости. На самом же деле это не слабость, а желание сделать все правильно. В то время меня окружали очень умные люди, каждый из которых помог бы мне. Но я свой шанс упустил.

Второй совет – примите тот факт, что вы будете ошибаться, и это нормально. Один из моих друзей управляет крупным банком. Он всегда напоминает своим подчиненным, что ошибиться может каждый. Он не поощряет их делать ошибки, а просит рассказывать о своих промахах, не скрывать их.

Точно так же я общаюсь и со своими детьми. Я пытаюсь донести до них, что всегда буду рядом, что бы с ними ни приключилось. Я хочу, чтобы они не боялись рассказывать мне о своих ошибках, не боялись просить о помощи. Сейчас мне 50 лет, и четыре с половиной года я провел в тюрьме, где, уж поверьте, мне пришлось несладко. Но сейчас я могу назвать себя олицетворением фразы: «Все, что не убивает, делает нас сильнее».

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}