Интервью Анна ИВАНОВА forum.msk.ru

АВТОМОБИЛИСТЫ - КЛЮЧЕВАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИЛА РОССИИ

Так считает известный российский экономист, руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин: «Наиболее острые интересы, носящие политический характер, возникают в связи с конфликтами граждан с правящей бюрократией. Поэтому правильней будет сказать, что политическая жизнь современной России развивается через объединения граждан не «по интересам», а «по конфликтам».

- Михаил Геннадьевич, Вы неоднократно заявляли, что политическая жизнь современной России развивается помимо политических партий, через объединения граждан «по интересам». Как это понимать?

- А что непонятно? Наиболее острые интересы, носящие политический характер, возникают в связи с конфликтами граждан с правящей бюрократией. Поэтому правильней будет сказать, что политическая жизнь современной России развивается через объединения граждан не «по интересам», а «по конфликтам».

Обычные движения «по интересам», разнообразные фан-клубы легко используются властью в своих целях – им можно пообещать что-нибудь по мелочи, и многие из них будут отрабатывать. Так, клубы болельщиков «Спартака», например, многократно упоминались в связи с деятельностью «нашистов».

Общественные же объединения, возникшие стихийно ради защиты тех или иных интересов граждан от правящей бюрократии, изначально не могут быть «куплены» ею, ибо нуждаются в большем, чем она может им дать, и изначально, даже не понимая или вовсе отрицая это, носят политический характер.

- А как же традиционные структуры, например, профсоюзы?

- В последнее время их деятельность постепенно становится заметней, однако в массе своей профсоюзы – это бюрократическая и предельно зарегулированная структура, не имеющая отношения к реальной борьбе трудящихся за свои права. Это своего рода «осколок СССР», причем далеко не лучшей его части. Не будет преувеличением утверждать, что в России есть сейчас не только компрадорская бюрократия, но и компрадорские профсоюзы, которые еще некоторое время будут испускать политические миазмы. Да чего стоит один Андрей Исаев – «соловей монетизации»!

- А как же Госдума?

- А что Госдума? Болото болотом: квакают официальные лягушки и бродят официальные же Дуремары с сачками.

- Объединение граждан вокруг каких конфликтов наиболее серьезно?

- В Москве наиболее острой и массовой является борьба против «точечной застройки», однако она остается борьбой отдельных групп жителей со строительными компаниями. Она разделена примерно на 800 «очагов», разбросанных по всему городу и периодически вспыхивающих, однако это разрозненные конфликты – как со стороны жителей, так и со стороны компаний.

То же можно сказать и про примерно 30 тысяч семей, обманутых строительными компаниями в Москве и Подмосковье; кроме того, это во многом разовый конфликт, и часть пострадавших уже смогла так или иначе защитить свои интересы.

В связи с последними участившимися и пугающими авариями все больший резонанс получает московская организация диггеров, однако участие в ней требует специфических навыков и интересов.

- А что в стране?

- А что, у Вас есть какие-то сомнения?

Вот у Вас машина есть?

- Ну, если это изделие можно назвать машиной…

- То есть Вы за рулем. И как – белую ленточку не повязывали?

- Как не повязывала – оба раза: и в позапрошлом, по-моему, году на майские праздники, и сейчас, вот недавно совсем – за Щербинского…

- Во. И эти люди спрашивают меня, какое общественное движение самое серьезное в России! Вы же сами в нем участвуете: движение автомобилистов.

- Ну я… просто так повязала… услышала и, поскольку, в общем, меня тоже все это достало…

- Все правильно: это достало всю страну, и Вас как ее неотъемлемую часть. В отличие от «точечной застройки», когда каждого достала своя шарага, в отличие от обманутых вкладчиков, когда каждого обворовал свой жулик, у автомобилистов не только общие проблемы, но и общие противники, причем противники политические.

Проблемы понятны: никуда не годные дороги, насквозь коррумпированные дураки, якобы организующие движение по ним, безответственные грабители-страховщики, разнообразные бюрократы, запрещающие то машины с правым рулем, на которых ездит четверть страны, то красные стоп-сигналы, которыми пользуются и силовые структуры, эвакуаторы, устраивающие сафари на всех мало-мальски обеспеченных водителей, и так далее, и тому подобное.

- А разве эвакуаторы вызывают серьезное недовольство?

- Я когда-то в Интернете нарвался на баннер, до сих пор жалею, что не скопировал. На нем появлялись сменяющие друг друга надписи: «Стань человеком: воспитай сына, посади дерево, сожги эвакуатор». Не стану поддерживать этот призыв, но, по-моему, некоторое недовольство в нем проявляется.

И все эти проблемы, как в капле воды, фокусируются в одном-единственном враге – безответственной правящей бюрократии. И по совместительству этот враг оказывается и главным врагом всей сегодняшней России.

Так что автомобилисты, по сути дела, в наиболее концентрированном виде выражают нужды и интересы всей нашей страны.

- Но российское общество больно: оно пассивно и раздроблено. Большинство живет по описанному еще Солженицыным лагерному принципу «умри ты сегодня, а я завтра»…

- Ага, особенно Вы, когда защищали Щербинского, действовали по этому принципу!

Сталкиваясь с общими, по сути едиными для всех проблемами, автомобилисты являются носителями главного дефицита сегодняшней политической жизни России – солидарности, причем в масштабах всех страны. Акции в защиту Щербинского, несмотря на агрессивное противодействие ГАИ, прошли в 22 крупных городах России! Против запрета машин с правым рулем протестовали водители многих городов, где доля этих машин незначительна!

Кроме того, автомобилисты по самой своей сути являются наиболее активной социальной группой российского общества. Они относительно успешны, относительно адаптированы к рынку и потому, с одной стороны, адекватны, а с другой – обладают чувством собственного достоинства и самостоятельности. Собственно, они и составляют костяк пресловутого «среднего класса».

Российские дороги и нравы, царящие на них, даже у самых хрупких девушек вырабатывают умение постоять за себя.

Наконец, автомобиль сам по себе обеспечивает водителю не только мобильность, но и чувство внутренней свободы. Влияние этого именно на российского человека очень ярко и внятно описал еще Шкловский.

И, наконец, главное: у автомобилистов, наверное, у единственного из движений сегодняшней России, есть опыт побед, порождающий понимание собственной силы и готовность бороться.

- Это против кого победы – ГАИ? Эвакуаторы? Дороги? Ограничение импорта подержанных автомобилей?

- Да ладно Вам. Автомобилисты не дали государству запретить праворульные машины и машины с красными стоп-сигналами, а время, кстати, остановили деятельность эвакуаторов. Страх перед их протестами не дал серьезно ограничить импорт иномарок, - а намерения были. Наконец, автомобилисты – единственная сила современной России, переломившая путинскую юстицию и вырвавшая из ее пасти невинного человека – я имею в виду Щербинского.

Да, это частные победы, - но это победы, и их воодушевляющее значение нельзя преувеличить.

Я абсолютно убежден в том, что, вне зависимости от особенностей отношения между партиями, автомобилисты уже сейчас являются ключевой политической силой России.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}