Интервью Кристиан НЕЕФ ("Spiegel", Германия) inosmi.ru

ЛЕХ КАЧИНЬСКИЙ: "ВИНУ ОПЯТЬ СТАВЯТ ПОД СОМНЕНИЕ"

Польский президент Лех Качиньский об отношении к Германии, о роли своей страны в ЕС и об исторических проблемах с Россией.

SPIEGEL: Господин президент, в Германии после Вашей победы на выборах волнуются из-за нового жесткого тона Варшавы: Польша хочет впредь ставить на первый план защиту национальных интересов. Выходит, что Польша не чувствует себя равноправным партнером в Европе?

Качиньский (Kaczynski): Я с интересом слежу за тем, что пишет немецкая пресса. Это служит чему угодно, но только не германо-польскому примирению. На Западе, видимо, кое-кто думал, что у Польши больше нет своих собственных интересов, что она будет просто присоединяться к мнению остальных. Ни в коем случае. Другие страны Европы отстаивают свои собственные интересы с большой ожесточенностью.

SPIEGEL: Какие, например, Вы имеете в виду?

Качиньский: Во Франции сегодня говорят об экономическом патриотизме. А Германия подписывает с Россией договор о Балтийском газопроводе. Это проект, находящийся в полном противоречии с польскими интересами. Нет абсолютно никаких экономических причин для строительства этого газопровода. Мы - союзники Германии, являемся вместе членами НАТО и ЕС - почему этот газопровод идет в обход Польши? Мои переговоры с канцлером Меркель (Merkel) - глубоко симпатичной женщиной - были для Польши неудовлетворительными, они не были конструктивными.

SPIEGEL: Итак, в качестве ответа Варшава предлагает теперь создание так называемой энергетической НАТО. Что это такое?

Качиньский: Это одно из наших предложений ЕС. Спор вокруг российских поставок газа неожиданно высветил, какие опасности существуют в этой области. Энергетическая НАТО предусматривает, что ЕС, как и государства НАТО, обязуется оказывать взаимную помощь в вопросах снабжения энергоносителями, в любой форме, но без применения силы. Для этого нам, естественно, необходима дополнительная трубопроводная система.

SPIEGEL: Но это было бы направлено явно против России.

Качиньский: Нам, конечно, хотелось бы иметь с Россией самые лучшие отношения. Но мы, с другой стороны, проявляем большую бдительность, что касается германо-российских отношений. Причины строительства газопровода через Балтийское море имели только политический характер.

SPIEGEL: Вы выступаете против дальнейшего углубления сотрудничества в ЕС. Что является причиной этого? Ведь Польша в последние годы только выгадала от сообщества.

Качиньский: Что касается расширения ЕС, то у нас вообще нет никаких сомнений. Наоборот, мы за прием в члены Украины, как и Турции. Австрия, например, затягивает переговоры с Турцией по вопросу ее вступления. Почему я против углубления? Есть несколько причин.

SPIEGEL: Пожалуйста, назовите их.

Качиньский: Страны в Европе - это историческая реальность. У них разная история, они вступили в ЕС в совершенно разное время и при совершенно разных обстоятельствах. Я в течение трех лет был мэром Варшавы и был всегда за вступление Польши в ЕС. Но мне пришлось наблюдать, как мы реализовывали предписания ЕС, совсем не отвечавшие положению, в котором мы находились.

SPIEGEL: Но Европейский Союз должен быть для Вас больше, чем бюрократическое чудовище.

Качиньский: Надо учитывать, что в Союз сегодня вступили страны, которые на протяжении десятилетий не обладали суверенитетом, как мы, или не имели своего собственного государства, как прибалты. Для этих государств самостоятельность имеет особое значение.

SPIEGEL: Правда, что Вы тоже говорили, будто Германия является наряду с Россией самой большой опасностью для Польши?

Качиньский: Если заглянуть в книги по истории, то вполне можно так говорить. Однако сегодня я такой опасности не вижу.

SPIEGEL: На этой неделе Вы встречаетесь с канцлером Меркель в Берлине. Речь пойдет о вызывающем споры Центре изгнанных. Канцлер поддерживает идею, но она не хочет, чтобы под сомнение ставили немецкую вину. Можете ли Вы представить себе германо-польский компромисс в этом вопросе?

Качиньский: Я считаю этот Центр очень плохой идеей, хотя не хочу ставить под сомнение добрую волю госпожи Меркель. Факт то, что такой Центр в любом случае приведет к тому, что вина будет поставлена под сомнение. К тому же в последние пять-шесть лет мы чувствуем появление в Германии нового духовного климата, который нас беспокоит: появляются течения, пытающиеся поставить под сомнение то, что произошло в 1939-1945 годах.

SPIEGEL: Польша взяла на себя ведущую роль в деле распространения демократии на Украине и в Белоруссии. Отношения между Минском и Москвой сейчас складываются не лучшим образом. Когда Вы встретитесь с президентом Путиным?

Качиньский: Для этого отсутствует добрая воля с обеих сторон. Я надеюсь, что шанс для такой встречи появится осенью.

SPIEGEL: Чувствуете ли Вы достаточную поддержку со стороны ЕС, проводя свою восточную политику? Или же Запад обращает на Москву слишком большое внимание?

Качиньский: Нет сомнений, что существует большая разница между политической деятельностью Польши и политической деятельностью стран, являющихся старыми членами ЕС. В Брюсселе дискутируется вопрос о единой внешней политике и даже о введении поста общего для всех министра иностранных дел. Но мы меньше, например, чем Франция или Германия. Как должна выглядеть единая внешняя политика? Что же мой визит в Киев, с которым я находился там на прошлой неделе, нужно будет впредь согласовывать в Брюсселе? И это в то время, когда Запад, со своей стороны, в своих проектах наше мнение не учитывает?

SPIEGEL: ЕС и НАТО в решающие дни Оранжевой революции на Украине действительно почти уже остановили оппозицию.

Качиньский: Мой предшественник Александр Квасьневский - я должен это признать при всех наших разногласиях - действовал тогда на Украине очень успешно, он сыграл важную роль в урегулировании конфликта между старым режимом и оппозицией. И он смог сыграть эту роль только потому, что в то время сам поехал непосредственно в Киев. Опоздай он на два дня, делая крюк через Брюссель, и было бы поздно.

SPIEGEL: Ваша страна должна возродиться под Вашим руководством: "третья республика" должна стать "четвертой республикой". Какой Вы видите мысленно будущую Польшу?

Качиньский: Мы пока живем в "третьей республике", "четвертая" - в планах. Это не должно быть идеологическое государство, как это утверждают люди у вас на Западе. Это будет государство порядка. С девяностых годов Польша добилась больших успехов, вступила в ЕС и в НАТО, развивала частную экономику. Но еще есть много пережитков старой социалистической экономики. В те время лучшей гарантией для того, чтобы сделать карьеру, было участие в структурах старой системы, и самые большие шансы были, конечно, у людей из спецслужб. Сегодня такие связи еще играют большую роль, существуют даже связи с организованной преступностью. С этим надо кончать, прежде всего, должны быть ликвидированы связи по линии спецслужб.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}