Интервью svpressa.ru

«Ответим на санкции не так, как Россия»

Турция готова к обострению отношений с США из-за покупки у Москвы системы ПВО С-400

Турция готова ответить США в случае введения против нее санкций. Об этом в интервью немецкой газете Zeit, рассказал глава МИД страны Мевлют Чавушоглу. «Если они хотят наказать Турцию санкциями, Турция будет реагировать иначе, чем Россия или другие страны», — заявил Чавушоглу.

По словам министра, США являются союзником Турции по НАТО, поэтому должны воздержаться от угроз. «Мы ответим: вы не должны нам угрожать. США угрожают многим, говоря что-то вроде: „Не покупайте газ из той или иной страны“. Так не пойдет», — подчеркнул он.

Приобретение, вопреки американским угрозам, российских ЗРС С-400 Чавушоглу объяснил потребностью в кратчайшие сроки обновить систему противовоздушной обороны страны. По его словам, у Анкары случались проблемы даже с покупкой простого оружия в США из-за сомнений в конгрессе. «Если правительство США даст гарантию, что конгресс позволит, мы купим их системы Patriot», — заключил министр.

Ранее замгенсека НАТО Роуз Геттемюллер заявила, что С-400 не интегрируются с системами ПРО НАТО. И туркам это надо учитывать при решении вопроса о закупках вооружений у России. А главнокомандующий силами НАТО в Европе Кёртис Скапаротти рассказал, что США надеются, что Турция откажется от приобретения российских зенитно-ракетных систем С-400, и предупреждают Анкару о «последствиях» такого шага.

В конце февраля анонимный высокопоставленный источник в Белом доме сообщил турецкому изданию Haberturk, что в Белом доме якобы подыскивают «лучшую альтернативу», чтобы удовлетворить потребности Анкары в противовоздушной обороне. Сообщается, что чиновник выразил беспокойство из-за покупки Турцией российских ЗРС. И допустил, что в свете недавно принятого конгрессом закона, США могут ввести санкции в отношении Анкары.

На совместной пресс-конференции с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном в Анкаре в середине февраля глава турецкого МИД назвал язык угроз из-за закупок С-400Р неприемлемым: «Мы не используем и не приемлем язык угроз. Да, конгресс США принял закон (о новых антироссийских санкциях. — ред.), но нам нужно обеспечивать свою национальную безопасность. Мы хотели бы приобрести средства ее обеспечения у союзников, но там вечно какие-то проблемы. Мы говорили не только с Россией, но и с другими странами. С Россией мы закончили переговоры и подписали соглашение задолго до конгресса, оставались лишь мелкие детали по кредиту и так далее».

Политолог Юрий Першиков отмечает, что в очередном заявлении Чавушоглу нет конкретики.

— Я думаю, что тут больше медийный повод. Отношения Турции и США, несмотря на союзнические обязательства по НАТО после попытки госпереворота, не назовешь гладкими. Как вы помните, тогда еще Турция обвинила США в пособничестве перевороту. Думаю, в этот раз все может перейти в стадию медийной кампании. И разменной картой в этом противостоянии снова станет главный турецкий оппозиционер Гюлен — фигура одиозная. Как только отношения США и Турции начинают обострятся, Анкара сразу же вспоминает про Гюлена. Про его штаб- квартиру в США. В основном это нужно для мобилизации внутренних патриотических сил вокруг самого Эрдогана.

Сегодня Турция на Ближнем Востоке ведет все более самостоятельную политику. Без помощи Турции американцам сложнее реализовывать свои масштабные планы в Сирии. И вот тут, мне кажется, у Эрдогана есть все шансы щелкать Пентагон по носу. Во многих вопросах у турок руки развязаны. Особенно — в «зачистке» проамериканских курдских сил.

«СП»: — То есть американцы на ввод санкций против Турции не решатся? Только пугают?

— Я думаю, что там есть много скрытых механизмов, чтоб до этого не дошло. Но отношения США и Турции уже давно балансируют на опасном уровне. Вряд ли что-то может случиться более значимое, чем попытка американцев снести Эрдогана.

В принципе покупка у Москвы С-400 это продолжение со стороны руководства Турции темы неудавшегося госпереворота. Американцы давно и поэтапно ограждают Турцию от современных технологий. Эрдогану приходится искать альтернативы.

А еще все, что происходит сегодня в публичной сфере вокруг этой сделки, — результат тонкой внешней политики России на Ближнем востоке…

— Будучи пока единственным в полном смысле слова глобальным игроком и имея множественные связи с ключевыми странами мира, Вашингтон может использовать значительный санкционный арсенал. От информационного давления до поддержки политической оппозиции в соответствующей стране. И от экономических санкций до военной поддержки соседей, с которыми у страны-объекта санкций недружественные отношения, — напоминает политический аналитик международной мониторинговой организации Станислав Бышок.

Другой вопрос, что Турция имеет одну из сильнейших армий в НАТО, является ключевой страной альянса в Восточном Средиземноморье. И, кроме того, принципиально важна для решения сирийского вопроса. В этой связи сколько-нибудь существенная санкционная война между Вашингтоном и Анкарой не представляется возможной на современном этапе.

«СП»: — Насколько санкции сегодня является эффективным инструментом? Это еще работает?

— В экспертных кругах США и ЕС практически общим является мнение, что антироссийские санкции солидарного Запада предотвратили поход русских танков на Киев и создание Новороссии в границах от Харькова до Одессы. С Турцией, разумеется, всё менее масштабно. Однако предполагается, что санкции в любом случае работают в тех случаях, когда санкционирующий существенно сильнее санкционируемого в экономическом плане. Следовательно, любые возможные контрсанкции оказывают несоразмерно меньший урон для санкционирующего.

 
«СП»: — В случае Турции дело только в С-400? Или это только предлог?

— Турция является не только одной из сильнейших стран НАТО, но также и самой независимой от Вашингтона и Брюсселя во внешней политике. Однако любая независимость имеет пределы. Закупка противоракетных комплексов у России, единственного константного противника НАТО с момента основания альянса — это явно выход за пределы дозволенного.

Плюс, разумеется, республиканская администрация традиционно лоббирует интересы собственного ВПК и заинтересована, чтобы союзники Америки закупали американское вооружение. А не обращались к конкурентам США.

«СП»: — Каким все же образом, в случае введения санкций, Турция может ответить «не так как Россия»?

— В этом контексте принципиально, что Турция, в отличие от РФ — член НАТО. Следовательно — союзник США. Поэтому и ответ, как представляется, может быть связан именно с этими аспектами.

Например, опираясь на опыт французского президента Шарля де Голля, Анкара способна временно «заморозить» своё участие в некоторых аспектах деятельности НАТО. В частности, сократить координацию военных операций с Вашингтоном.

Другое дело, что разрывать партнёрство с США ради гипотетического партнёрства с Россией по-настоящему, а не «понарошку», ни Турция, ни какая-то другая страна НАТО не будет. Это нужно понимать очень чётко. Особенно — тем, кто после неудавшегося госпереворота в Турции летом 2016 года начал говорить чуть ли не о формировании антиамериканской «оси» Москва-Анкара.

«СП»: — Чем для Америки чревата санкционная война уже с собственными союзниками?

— Перспектива введения ограниченных санкций, конечно, говорит о нездоровых тенденциях в НАТО. Однако говорить о «санкционной войне», хоть немного сопоставимой с тем, с чем в последние годы столкнулась Россия, преждевременно. Как только к власти в Америке пришёл Дональд Трамп, строивший свою избирательную кампанию на изоляционистских лозунгах, ряд экспертов и политиков стал высказывать опасения, что, обращаясь внутрь себя, Вашингтон отпугнёт собственных союзников. Те будут искать иные альянсы. Что в перспективе подорвёт и военное, и политическое, и экономическое влияние США в мире.

Однако на данный момент, насколько можно судить, никаких новых альянсов или разрывов с США ни у кого не случилось. США вполне комфортно себя чувствуют — несмотря на все протесты, связанные, например, с протекционистскими тарифами, которые республиканская администрация ввела на импортную сталь и алюминий.

В этом контексте Белый дом, очевидно, исходит из того, что собственные союзники никуда не денутся. А если попробуют слишком активно работать «на стороне», как Турция, рассматривающая возможность широкого военного сотрудничества с РФ, то таким союзникам с помощью «доброго слова и санкций» следует объяснить, что так поступать не следует.

США, по мнению политолога, руководителя экспертной группы «Крымский проект» Игоря Рябова, хотят полностью контролировать военно-политическую ситуацию в регионе.

— Наличие такого серьёзного оружия как С-400 очень ограничивают возможности США на Ближнем Востоке. Потому что никакого серьёзного давления на ситуацию с позиции силы не получится. Дело не в том, что С-400 может или не может интегрироваться в НАТО. Это серьезный фактор сдерживания.

«СП»: — Почему бы американцам не продать Анкаре свои системы? Или им просто нужен предлог, чтобы «наехать» на Эрдогана?

— США готовы продавать Турции свои вооружения. Но только как подчиненному союзнику. Однако Турция ведет самостоятельную политику, и это США раздражает. Они как обычно пытаются создать своим партнерам психологические проблемы. Идет торг с руководством Турции. Эрдогана это очень устраивает.

«СП»: — Какие именно санкции может применить Вашингтон против Анкары? И дойдет ли до этого? Или просто пугают Турцию?

— Я думаю, что вводить санкции против Турции США невыгодно. Сейчас работают антироссийские санкции, образ врага создан. Если сейчас появится еще один объект санкций, то это будет не на руку США. Турция не тянет на такой идеологический продукт, как «мировой враг Америки».

«СП»: — А если все же введут какие-то ограничения, каким образом может ответить Турция «не так, как Россия»?

— Турция не будет отвечать. Просто продолжит реализовывать свою стратегию в Сирии. Система С-400 в этом хороший помощник…

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}