Интервью Иван ГРОШКОВ ng.ru

РОУЗ ГЕТТЕМЮЛЛЕР: У МОСКВЫ ЛУЧШИЕ ШАНСЫ РАЗРЕШИТЬ КРИЗИС ВОКРУГ ИРАНА

В отношениях США и РФ много пережитков времен холодной войны, полагает глава Московского центра Карнеги Роуз Геттемюллер.

В эксклюзивном интервью «НГ» глава Московского центра Карнеги, американский специалист по ядерной безопасности и нераспространению ядерных технологий г-жа Роуз Геттемюллер рассказывает о роли Москвы в разрешении кризиса вокруг Ирана, а также о развитии отношений между Россией и США и ситуации на постсоветском пространстве.

– Одной из самых острых международных проблем сегодня является иранская ядерная программа. Как вы оцениваете роль России в ее урегулировании?

– Иран продолжает заявлять, что положительно относится к российскому предложению обогащать уран на территории РФ. Этот факт свидетельствует о том, что Россия способна сыграть ключевую роль в попытках вернуть Тегеран за стол переговоров. Но это, безусловно, требует от Москвы очень аккуратной дипломатической работы.

России следует любыми средствами заставить Иран снова начать переговоры, возобновить мораторий и более конструктивно рассмотреть предложения «европейской тройки». Сейчас у России лучшие шансы разрешить кризис, чем у какой-либо другой страны.

Следует отметить, однако, что Москва фактически не координирует свои действия в этом направлении ни с «тройкой», ни с США. Она ведет свою параллельную линию. И это действительно очень важный момент.

Россия настаивает на том, что не стоит торопиться с введением санкций. Она не против оказывать давление на Иран с тем, чтобы он более активно сотрудничал с МАГАТЭ, не против, чтобы у агентства было больше полномочий для проведения инспекций в Иране, и даже готова критиковать Иран за необдуманные поступки, но не более того. Такая позиция основана и на опыте прошлого. Я не раз слышала, как российские дипломаты говорили, что они в течение 10 лет поддерживали санкции против Ирака, а США и другие западные страны все равно атаковали страну, поэтому нет смысла соглашаться с санкциями против Ирана сейчас, если позже Запад все равно поступит по-своему.

– Как Москва могла бы убедить Иран пойти на уступки?

– Москва могла бы четко изложить Тегерану все преимущества, которые ему сулит возможное осуществление идеи о создании СП по обогащению урана на территории РФ. Россия также должна разъяснить Ирану, что он действительно очень встревожил международное сообщество, переступив несколько очень важных «порогов»: сначала он начал конверсию урана, потом сорвал печати МАГАТЭ с нескольких исследовательских объектов в области обогащения.

Иранская ядерная программа стала очень публичной проблемой, но общественность сконцентрирована лишь на одном из ее аспектов – на обогащении. При этом никто не поднимает вопрос о возможном нанесении вреда окружающей среде. В дискуссиях относительно Ирана это вообще не рассматривается. Собственно, сами иранцы, если они действительно намерены использовать обогащенный уран для выработки ядерного топлива, обязаны подумать и об экологических последствиях. Не говоря уже о способах предотвращения распространения технологий и материалов.

– Как, на ваш взгляд, развиваются российско-американские отношения, помимо иранского кризиса?

– Как специалист по вопросам ядерной безопасности, я отмечу, что именно в этой сфере на отношения России и США влияет множество пережитков времен холодной войны. Это касается и многих других вопросов. Но устранение данных пережитков и налаживание сотрудничества во имя сохранности ядерных объектов и дальнейшего разоружения могло бы стать символом начала разрешения других проблем, затрагивающих интересы двух стран.

Например, то, как развиваются российско-американские отношения в Центральной Азии, можно назвать постоянной игрой вничью. На одних «фронтах» Россия выигрывает, а Америка проигрывает, на других – наоборот. А ведь наши страны могли бы быть полезны друг другу в этом регионе. При укреплении границ и борьбе с наркотрафиком и иной контрабандой. На этом направлении Россия и США уже неплохо сотрудничают.

– Как вы комментируете ситуацию в Белоруссии?

– Вокруг Белоруссии складывается тяжелая ситуация. Политическая ситуация в стране не позволяет пробиться демократическим реформам. Это, безусловно, очень тревожит Вашингтон и остальное мировое сообщество. Тем более проблема будет лишь обостряться с приближением президентских выборов там.

– Что вы думаете по поводу разыгравшегося в начале года конфликта между Россией и Украиной из-за цен на газ?

– Газовый спор между Россией и Украиной – хороший пример того, что у нас называют «игрой в свои ворота». Соглашение, к которому пришли Москва и Киев, нельзя назвать мудрым вариантом. В любом случае данный эпизод окажет негативное воздействие на доверие к России тех стран, которые зависят от ее поставок газа.

Но есть и множество других острых вопросов. Например, техническая способность РФ выполнять свои обязательства по поставкам газа. Здесь важны такие моменты, как эффективность работы газовой инфраструктуры и имеющихся месторождений, а также готовность страны разрабатывать новые, с учетом того, что большинство из них расположены в труднодоступных местах.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}