Интервью Анар Гусейнов eadaily.com

Союзник Армении не может быть стратегическим партнером Баку — интервью

Председатель Центра политических исследований «Атлас» Эльхан Шаиноглу и директор Фонда конструктивной политики (Россия), политолог Абдул Нагиев в интервью EADaily поделились своим мнением о недавней встрече в Женеве президентов Армении и Азербайджана, а также рассказали о возможных причинах и последствиях жесткой критики официального Баку со стороны европейских структур.

Насколько переговоры в Женеве помогут достичь позитивного сдвига в переговорном процессе?

Эльхан Шаиноглу: Добиться встречи президентов Азербайджана и Армении было для сопредседателей Минской группы ОБСЕ самым большим желанием. Они сумели реализовать эту идею. Кроме всего прочего, им наконец-то удалось дополнить итоговое заявление строчкой о том, что «встреча прошла в конструктивной атмосфере». Думаю, еще задолго до встречи сопредседатели уговаривали обе стороны дать согласие на добавление этого предложения. В противном случае им даже не стоило бы так рваться организовывать эту встречу. Но эта фраза по большому счету ничего не означает. Она означает продолжение встреч, которые и без того регулярно происходят. А итога как такового нет: Армения продолжает удерживать под оккупацией земли Азербайджана.

Еще в совместном заявлении Минской группы ОБСЕ есть предложение о том, что президенты договорились предпринять дополнительные шаги для снижения напряженности на линии соприкосновения. Для того чтобы это произошло, необходимо выполнение одного из условий Азербайджана: Армения должна хотя бы в устном порядке заявить о готовности освободить прилегающие районы Нагорного Карабаха. Пока этого нет, нет и причины, по которой азербайджанская сторона должна соблюдать перемирие. Наоборот, нужно постоянное давление на противника, который не соглашается на мирное урегулирование конфликта посредством переговоров. Самым большим шагом на пути снижения напряженности в зоне конфликта был бы полный отвод ракетных установок и снайперов с линии соприкосновения.

Когда-то президент России добился подписания президентами Азербайджана и Армении более значимого документа, чем данное заявление сопредседателей (речь идет о Майндорфской декларации, подписанной в ноябре 2008 г. — прим. EADaily). В том документе были ряд важных пунктов, которые на сегодняшний день не выполняются. Более того, никто даже не вспоминает про него. Так и это заявление будет забыто сразу после нарушения режима прекращения огня.

Абдул Нагиев: Кардинального прорыва от встречи Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна никто не ожидал, но то, что она состоялась без предусловий и прошла в конструктивной атмосфере, можно рассматривать как позитивный сигнал. Уже через час после встречи Саргсян заявил, что «для нас единственным решением является то, что Карабах был вне Азербайджана», демонстрируя внутренней аудитории неуклонность курса армянских властей.

Стороны выдвигают неизменные стратегические требования, но корректировка в тактике может помочь разблокировать ситуацию. Цели и задачи сторон диаметрально противоположны, но по скудным заявлениям официальных лиц в преддверии встречи лидеров, можно предположить, что у сторон произошли изменения в тактической модели. Все прекрасно понимают, что единственным возможным выходом из тупика может стать соглашение, которое просто откладывает окончательный статус спорной территории и концентрирует переговорный процесс на минимизации рисков новой войны.

Альтернативой стартовавшим переговорам является военное решение, которое крайне нежелательно, и в первую очередь, для армянской стороны. Военно-политический ландшафт в регионе меняется не в пользу Армении, и эффективность армянской «дипломатической эквилибристики» за последние годы тоже сильно понижена. Но ожидать быстрых и легких решений не стоит, особая чувствительность армянского общества к карабахской проблеме накладывает свой отпечаток. Даже если армянский лидер попытается занять умеренную позицию в мирных переговорах, он столкнется с обратной реакцией внутри страны, как это уже было 1998 году с первым президентом Армении. И. Алиев и С. Саргсян согласились принять дополнительные меры по активизации переговорного процесса и снижения напряженности на линии соприкосновения, что возможно является единственным достижением женевских переговоров, которые необходимо отметить состоялись без предусловий выдвигаемых Ереваном.

Насколько совпадают позиции по урегулированию карабахского конфликта у стран-сопредседателей МГ ОБСЕ, в частности России и США? Готовы ли они совместно оказать давление на стороны, дабы принудить их к миру?

Э.Ш.: Между США и Россией имеются противоречия по темам Сирии и Украины. Но что касается темы Нагорного Карабаха, складывается такое ощущение, что в этом вопросе есть некий консенсус. Возможно, Минская группа ОБСЕ является единственной площадкой, где два соперничающих государства сотрудничают друг с другом. Но жаль, что даже это единственное сотрудничество США и России не помогает в урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта.

А.Н.: Отношения стран сопредседателей МГ ОБСЕ, в частности, России и США переживают серьезный кризис. Градус напряженности достаточно высок, Россия и Запад оказались в новых геополитических реалиях. В сложившихся условиях подходы к решению межнационального конфликта в подбрюшье России априори не могут совпадать. Регион Южного Кавказа исторически последние двести лет находится в зоне геополитического влияния России, и все дипломатические маневры Запада направлены на снижение «вредного» влияния России в этом регионе. Международные отношения находятся в зоне повышенной турбулентности, и в этой ситуации не просматривается мотивация для совместных действий стран-сопредседателей МГ ОБСЕ.

С чем связаны новые антиазербайджанские резолюции ПАСЕ, и как они могут повлиять на отношения между Баку и Брюсселем?

Э.Ш.: В ПАСЕ 11 октября была принята первая резолюция, касающаяся прав человека в Азербайджане. В резолюции было раскритиковано азербайджанское правительство. Еще до принятия документа представители Азербайджана были уверены в том, что руководство Совета Европы придерживается антиазербайджанской позиции. Дело в том, что генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд требует от руководства Азербайджана следовать вердикту Европейского суда по правам человека, который говорит о немедленном освобождении лидера движения РЕАЛ Ильгара Мамедова. В противном случае Ягланд угрожает Азербайджану исключением из членов организации. Аргумент азербайджанской стороны — Мамедов осужден не по политическим соображениям, а по конкретному факту преступления.

Также Баку ссылается на то, что у ЕСПЧ есть более значимые вердикты, которые остаются на бумаге. На этой почве отношения между Баку и Страсбургом постепенно ухудшаются. Наличие этой напряженности признают в своих речах официальные лица Азербайджана и члены правящей партии. Так, Али Гасанов, помощник президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам заявил: «Принятие предвзятых документов, основанных на субъективных рассуждениях, увеличение попыток оказания давления вынуждает Азербайджан пересмотреть отношения с Советом Европы».

Таким образом, можно понять, что официальный Баку рассматривает возможность выхода из этой организации. Но пока точного решения нет. В случае, если это произойдет, мы будем наблюдать охлаждение отношений АР не только с Советом Европы, но и с другими европейскими организациями. Например, под вопрос попадут отношения Азербайджана с ПА «Евронест». Выход Азербайджана из Совета Европы сыграет на руку Москве, которая моментально воспользуется этим и усилит влияние в нашей стране. А это противоречит интересам официального Баку из соображений национальной безопасности.

Стратегический партнер Армении — буквально на днях Россия выделила еще один кредит Армении размером в 100 млн долларов, — не может быть стратегическим партнером и Азербайджана. По экономическим причинам Баку также не сможет полностью отвернуться от Европы. Основные экономические проекты Азербайджана напрямую связаны со странами Евросоюза, конечный пункт назначения азербайджанского газа тоже лежит в Европе. Наконец, выход Баку из Совета Европы может сыграть на руку армянскому лобби в Европе, которое добьется принятия еще нескольких антиазербайджанских резолюций.

Наш центр считает, что стороны должны пойти на взаимные уступки. ПАСЕ должна отказаться от резких высказываний в адрес руководства Азербайджана, а также расширить диалог с официальным Баку, до того как принимать какие-либо резолюции. А Баку должен рассмотреть вопрос освобождения тех самых заключенных, которые Совет Европы считает политическими. Но Баку может пойти на этот шаг, только если на него не будет оказываться внешнее давление.

А.Н.: Политика ЕС в отношении Азербайджана структурируется в соответствии с ее геополитическими интересами и выстраивается через призму противодействия российскому влиянию в регионе Южного Кавказа. ЕС пытается вовлечь Азербайджан в свою цивилизационную структуру без учета национальных интересов Азербайджана, возложив на республику дополнительные обязательства политического характера. В свою очередь Азербайджан стремится достичь соглашения с ЕС, которое обеспечит взаимное уважение, равноправие сторон и будет в полном объеме соответствовать независимой многовекторной внешнеполитической доктрине страны. Отсутствие ощутимого прогресса в данном направлении является основным раздражителем в двухсторонних отношениях и генерирует давление на Азербайджан со стороны европейских структур. Антиазербайджанские резолюции ПАСЕ, которые, кстати, носят только рекомендательный характер, направлены на оказание политического давления.

Ильхам Алиев решил принять участие в саммите «Восточного партнерства», несмотря на последние скандалы в отношениях с ЕС. Как планирует выстраивать отношения с Брюсселем Баку? И повлияют ли на них сложные отношения союзной Азербайджану Турции с ЕС?

Э.Ш.: Официальный Баку продолжит сотрудничество с Евросоюзом. Для Азербайджана это архиважно. Во-первых, основным экономическим партнером Азербайджана являются страны ЕС. Во-вторых, последним пунктом назначения газа, который будет добываться с месторождения «Шахдениз» на Каспии, тоже является Европа. В ближайшие месяцы между Баку и Брюсселем должно быть подписано стратегическое соглашение о сотрудничестве. Несмотря на то, что между Азербайджаном и Советом Европы наблюдается холодок в отношениях, с ЕС у официального Баку нет аналогичных проблем.

Что касается позиции Анкары, то сотрудничество Азербайджана с ЕС не направлено против Турции. По этой причине отношения Баку с Брюсселем не должны волновать Анкару, несмотря на то, что у самой Турции действительно хватает проблем с Евросоюзом.

А.Н.: Азербайджан является надежным поставщиком энергоресурсов на рынок ЕС, с рядом стран Европейского союза имеет договор о стратегическим партнерстве. Евросоюз — основной экономический партнер Азербайджана, и отношения с ЕС очень важны для него. Сотрудничество в энергетической и транспортной сфере между сторонами налажено и углубляется не первый год. Новое соглашение между республикой и Евросоюзом находится на стадии согласования, и участие президента Азербайджана в саммите «Восточного партнерства» вполне соответствует декларируемым намерениям. Визит президента Алиева будет ориентирован на поиск новых взаимовыгодных политических интересов с Евросоюзом.

Конфликт интересов, который вызывает напряженность в отношениях Турции и ЕС, далек от возможного политического влияния на связи Азербайджана и ЕС. Евросоюз выстраивает отношения с Турцией и Азербайджаном на разных, не пересекающихся плоскостях.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}