Интервью Владимир Воскресенский rosbalt.ru

«Когда свобода слова превращается в школу ненависти — это мерзость»

Тех, кто призывает к новой войне, хорошо бы самих послать на передовую, считает народный артист Олег Басилашвили.

конституция,украина,война,басилашвили

Кто и зачем провоцирует людей на агрессию, нетерпимость друг к другу и подталкивает к кровопролитию? Об этом в интервью «Росбалту» рассуждает актер театра и кино, народный артист Олег Басилашвили.

 — Олег Валерианович, массовое сознание сегодня ожесточилось до предела. Что с этим делать?

 — Я бы хотел, чтобы мерзавцы, которые сейчас муссируют тему противостояния, сами оказались в смертельном бою. Чтобы хотя бы одного из них положить в окоп, на передовую. Я имею в виду всех, кто волей или неволей раздувает противоборство, агрессию и войну.

Я вообще считаю, что любой призыв к войне является тягчайшим преступлением, которое должно влечь за собой пожизненное тюремное заключение. Или расстрел. Кто бы это ни был, и не важно, с какой стороны — нашей, американской или европейской…

 — Может быть, взаимная ненависть, которая зашкаливает в обществе — на экране телевизора, в соцсетях, высказываниях политиков и спорах обычных людей между собой, — вызвана войной в Донбассе и вопросом Крыма?

— Я думаю, что наоборот — и война в Донбассе, и проблема Крыма вызваны всеобщим нагнетанием ненависти. Мне казалось, что ХХI век принесет возможность решать многие вопросы нравственным путем. Я надеялся, люди поймут, что убивать друг друга — это преступление, даже на войне. Что нельзя сжигать напалмом, бросать бомбы, отрывать руки и ноги. Что это зверство. Я смотрю — вот уже Европа, которая объединилась в одно общее конфедеративное государство, подошла к такому пониманию ближе.

Да, Россия — государство еще молодое, мы начали развиваться значительно позже, чем европейские страны. Но, наверное, мы тоже должны следовать в русле нравственности, а не громыхания оружием и запугивания всех и вся. Мне стыдно, что наша страна сейчас стоит в одном списке с Ираном и Северной Кореей… Каким образом моя великая, прекрасная родина оказалась в этом ряду? До чего же мы ее довели?

 — Но кто эти списки составляет? И насколько они справедливы? У той же Америки был Вьетнам, геноцид индейцев. Да и в Европе, если вспомнить…

 — Да, они тоже хороши. И Освенцим был, и Майданек, и Бабий Яр, и все что угодно. Разве можно это забыть! Я смотрю на все эти «часы ненависти» по телевидению, и мне просто жутко наблюдать за участвующими в них людьми. Ощущение, что у нас в России все в абсолютном порядке, а главная наша забота — судьба Украины и США. А что у крестьянки голопупенькой из какой-нибудь заштатной деревни, где остались всего три жилых избы, заработок 4-3 тысячи рублей, да и те у нее внук отбирает на пропой, — это никого не волнует. Вот что самое страшное!

 — А вы не думаете, что телеведущие намеренно провоцируют людей на негативные эмоции?

 — Я об этом и говорю. И такие действия должны наказываться в судебном порядке. Что, кстати, записано в нашей Конституции. Почему Конституционный суд тут молчит — я не знаю. Хотя разжигание ненависти — межнациональной и межгосударственной — в результате может привести к вооруженному столкновению.

 — Иногда кажется, что ведущие новостей и ток-шоу превратились в дешевых актеров, и просто ломают комедию перед зрителем…

 — Но стоит только такого актера, который играет чувствами людей, вообразить на поле боя, где-нибудь на Курской дуге, — вы сразу поймете, насколько этот человек подл и мерзок. Вот бы этих товарищей с телевидения туда! Они бы всех там научили, как сражаться, да?.. 

Мы с вами там не были, на тех полях. Это заслуга солдат — они сделали так, чтобы подобного больше не повторялось, по крайней мере на нашем веку. Они — герои. Надо хотя бы, чтя память о павших в прошлых битвах, понять, что мы живем в современном мире, а не в пещерах с дубинами.

 — Есть мнение, что страсти нагнетаются просто ради рейтинга и денег.

 — Тем хуже. Я недоумеваю — как можно опуститься до того, чтобы призывать к новой войне? Никто, вроде бы, не говорит впрямую: «Давайте воевать!». Хотя помните — Жириновский кричал, что надо дойти до Киева, что мы, мол, «их в 6 минут уничтожим», и так далее… Но представить, что господин Жириновский или кто-нибудь еще типа него действительно окажется на войне и будет там страдать, я не могу. Потому что вместо себя они наверняка пошлют других.

 — Не секрет, что Владимир Вольфович — тоже хороший актер, и зачастую его заявления — лишь политический театр…

 — Тем более — это подло. Его за это надо публично высечь! Может, тогда он перестанет заниматься такого рода театром.

 — Но, с другой стороны, есть свобода слова…

 — Свобода и вседозволенность — это разные вещи. Что, если я пойду в детский сад и начну там ругаться матом? Меня за такое должны посадить в тюрьму. Свобода слова подразумевает ответственность говорящего за то, что он произносит. Ряд положений Уголовного кодекса и Конституции ограничивают свободу слова определенными рамками. То, что мы добились ее — с одной стороны, хорошо. Люди говорят что думают. И пусть говорят. Но когда свобода превращается в цирк и в школу ненависти — это отвратительно.

Конечно, везде существуют люди порядочные, в том числе и носители политических взглядов, противоположных моим. Например, режиссер Карен Шахназаров — я хорошо его знаю. Он никогда не высказывается агрессивно. Он преподносит свою точку зрения, к которой можно прислушаться и уважать ее, пусть даже не соглашаясь с ней. Но есть и другие — активно агрессивные и злобно нападающие на собеседника. Что эти сволочи кричат по телевидению! Не след об этом думать…

 — Часто смотрите подобные передачи?

 — Я стараюсь этого не делать. Но иногда приходится.

 — Вы полагаете, что телеведущие и политики по своему почину нагнетают атмосферу, или это заказ власти?

 — Откровенных призывов к войне или вооруженной борьбе в обществе я не слышал, за исключением высказываний господина Жириновского. Но уверен, что общая тенденция недоброжелательства и ненависти может привести к войне. И это преступление.

 — Подразумеваете ненависть к американцам, украинцам?

 — Я имею в виду внутреннюю агрессивность и нетерпимость по отношению к инакомыслию, которые проявляются самым печальным образом в совершенно неожиданных местах. Такое уже было не однажды. Точка кипения ненависти может взорвать котел где угодно, и внутри страны тоже.

— Проблема в том, что такое происходит не только у нас, но и по ту сторону океана, и в Европе. Ненависть нагнетается с обеих сторон.
— Да, и в этом преступлении повинен каждый, кто бы его ни совершил — американец, немец или русский — не важно.

Лев Толстой устами Пьера Безухова в конце романа «Война и мир» говорит на этот счет слова, которые всем известны: «Вся моя мысль в том, что ежели люди порочные связаны между собой и составляют силу, то людям честным надо сделать только то же самое. Ведь как просто!» И до сих пор хорошие люди не могут собраться вместе и представлять собой силу. А подонки — всегда в одном кулаке.

Почему так происходит? Видимо, у каждого из хороших людей в данном случае своя правда, и каждый совестится пойти на компромисс. Наверное, так все и отталкивают друг друга.

Для того чтобы уничтожить накопившееся в стране чудовищное количество зла и недоброжелательства, необходимо проводить реформы, которые были бы направлены на развитие всех сторон нашей жизни: экономики, культуры, здравоохранения, науки — и в первую очередь образования. Когда мы запустили первый искусственный спутник Земли, совершенно неожиданно опередив американцев, те вложили деньги не в космическую промышленность, а в начальное образование. И поэтому достигли Луны.

Все, что нам нужно для хорошей жизни, заложено в Конституции, созданной при Борисе Ельцине. Мы как-то этого не понимаем. Вот когда люди будут чувствовать, что каждый из нас наделен теми же правами, что и его сосед, и надо только уметь их осуществить, не нарушая закона — ненависти будет все меньше и меньше, она исчезнет сама по себе.

 — Ваши бы слова да Богу в уши…

 — К этому в результате все и придет, мы же все-таки люди, а не звери. Но слишком уж долог путь.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}