Интервью polymus.ru

Популяризация науки – не только борьба с мракобесием

Популяризатор науки Сергей Попов, астрофизик, доктор физико-математических наук, рассказал Политеху, почему популяризация наука критически важна для российского общества, какие сложности существуют – как со стороны научного сообщества, так и со стороны потенциальной аудитории – и каким образом их можно и нужно преодолевать.

Наука, Ученые, борьба с мракобесием, Популяризация науки, Сергей Попов,

– Какие задачи стоят перед популяризацией науки?

Одна из главных задач – поддержание научной среды. Если вы хотите, чтобы через 30 лет у нас были продвинутые инженеры, то школьников, студентов надо сейчас заинтересовать большими задачами, чем-то типа бозона Хиггса, сверхновых. С другой стороны, популяризация – это форма пиара в хорошем смысле, не столько продвижение, сколько public relations. Relations – это в две стороны. Наука – в любом случае часть общества, и они должны как-то коммуницировать.

Например, есть же сумасшедшие люди, причем вполне влиятельные, которые не только штрихкоды зачеркивают на своих замечательных молочных изделиях, но и едва ли не публично призывают к расправам над учеными и врачами, которые есть безбожники – по их мнению. Теоретически можно представить себе социальную антиутопию, где такой взгляд становится доминирующим. И я боюсь, мы не так далеки от этого. Поэтому наука непременно должна иметь связь с обществом, она не может жить сама по себе, и популяризация – один из методов.

Наконец, есть такое понятие, как edutainment.– замечательная вещь. Человек с достаточно широким кругозором может пойти послушать яркую научно-популярную лекцию или почитать книгу просто потому, что это развлечение. Наука вполне может выполнять такую функцию, мы это видим. Это укладывается в общую картину, приводит к поддержанию сообщества и налаживанию связей. Попытки сделать совсем закрытое научное сообщество обречены на проблемы – в «Игре в бисер» это описано.

– О каких проблемах и исследованиях сейчас действительно важно рассказать?

– Одна из проблем в популяризации заключается в том, что о некоторых важных результатах очень сложно рассказывать, объяснять в деталях, и они выпадают из основных новостей просто потому, что не «влезают» в новостной формат. Скажем, в космологии сейчас очень важно исследование скоплений галактик, но понятно объяснить, почему это важно, трудно, слишком много подробностей. То же самое с реликтовым излучением: какая информация в нем заключена, как мы ее извлекаем… Поэтому нужны новые способы, позволяющие рассказывать об этом неспециалистам. Так что, если кого-то интересует такой «челлендж» в популяризации,вот он: брать очень сложные вещи и говорить о них понятно и интересно. Конечно, существуют более яркие и не такие сложные исследования – открытие экзопланет, например; это интересно людям, и про это тоже необходимо рассказывать.

– Кто приходит на научно-популярные лекции?

– Аудитория лекций очень пестрая, приходят самые разные люди. Тут главное – кто может встать из-за стола, компьютера, телевизора и куда-то пойти. Поэтому в Москве это аудитория постарше студентов, которые учатся и им некогда, и те, кому еще не надо укладывать маленьких детей спать. Но вот если мы сравним число тех, кто ходит на лекции, с количеством просмотров научно-популярного интернет-контента, там десятки тысяч набираются легко, если это хороший материал. А вот собрать (даже в Москве) сто человек в зале, если брать хоть какую-то плату за вход, уже проблема, если, конечно, вы не привозите Хокинга. И я не думаю, что кому-то жалко сто рублей, проблема – встать и пойти.

– А ученые ходят на лекции других ученых?

– Ученый никогда не пойдет на популярную лекцию по тематике, которой он занимается. В прошлом году был скандал – некий человек очень долго фигурировал в популяризации, потому что его реально никто из специалистов не читал. Он хорошо рассказывает, но рассказывает иногда какие-то странные вещи, а специалисты… В общем, физик не станет читать науч-поп по физике, он скорее профессиональный журнал откроет. У меня дома большая часть научно-популярных книжек – по биологии.

– Кто из популяризаторов науки вам нравится?

– Хороших популяризаторов у нас не так много. Важно, что есть разные форматы, – кто-то пишет книги, кто-то читает лекции. Скажем, есть замечательный Илья Колмановский – он сконцентрировался на очень плотной работе с детьми, в кружках. Это вроде бы лучший способ популяризации биологии, но он не слишком заметен со стороны. Самый известный популяризатор – это, конечно, Саша Марков, он совершенно справедливо выиграл премию «За верность науке».

– У нас еще долго будет трудно или невозможно заниматься популяризацией профессионально – как работой. Книги и лекции не станут основным источником дохода. Поэтому сейчас важно, чтобы ученые были заинтересованы в эпизодической популяризации. Не получится так, что мы создадим второго Маркова, например, в молекулярной биологии, и все сразу станет хорошо. Пусть лучше будут двести человек, каждый из которых сможет рассказать о своей работе раз в год.

– Как этого добиться?

– Здесь все упирается в бизнес-модель, скажем так. Объективно видно, что сегодня нет такого платежеспособного спроса, чтобы все работало само. Видимо – хотя мне глубоко неприятен этот подход – нужно как-то «завлекать» людей. В идеале элементы публичности должны, пусть через сложную цепочку, но в принципе помогать исследованиям. В мире, где ученые всегда говорят «да» журналистам, это происходит потому, что публичность (в том числе СМИ) является реальной «четвертой силой». Она помогает, например, университету, поэтому его руководство – за популяризацию. Помните момент в «Теории большого взрыва», когда Радж появился на обложке журнала? К нему пришел декан, пожал руку, всячески холил и лелеял. Кое-где у нас такой механизм тоже начинает работать – в основном не в Москве, на мой взгляд, но я много по стране читаю лекции. Университеты начинают понимать – если они проводят фестивали науки, рассказывают о своих исследованиях, то получают больше студентов. И это правильная тенденция. Должна быть какая-то отдача: все-таки система, которая работает на одном энтузиазме и вере в добрую волю всех людей, не самая эффективная, скажем так.

Опубликовано: 31 марта 2015

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}