Интервью vestifinance.ru

Мишустин: экономика стагнирует, сбор налогов растет

О работе налоговой службы с предпринимателями, как государство делает прозрачной работу ФНС, применении последних разработок в IT рассказал в интервью Михаил Мишустин, глава Налоговой службы России.

Мишустин,налоги,рост,стагнация

- Как непростая ситуация в экономике и в мире, и в России - не очень высокие цены на нефть, промышленное производство растет не очень высокими темпами, снижается экспорт - сказывается на налоговых поступлениях, как выполнены планы за текущий год и какие перспективы на 2017-й год?

- Без сомнения, макроэкономическая ситуация напрямую влияет на динамику поступления налогов и сборов во все уровни бюджета. Мы буквально на днях подводили итоги 10 месяцев, происходящие события в экономике напрямую отражаются на налоговом администрировании.

Хочу сказать, что, действительно, если взять общую макроэкономическую ситуацию, то произошло серьезное снижение основных параметров, характеризующих развитие экономики это и снижение за полугодие темпов роста ВВП на 0,9%, снижение оборота розничной торговли на 5,4%, инвестиции в основной капитал снизились примерно на 4,3%, объем экспорта упал сильно – на 25%. Конечно же, очень серьезно повлияло на поступление налогов на добычу полезных ископаемых (НДПИ) снижение средней цены на нефть. Это примерно 28% .

Действительно индекс промышленного производства чуть-чуть 0,3% растет, но этого немного. И в этих условиях, конечно, необходимо было, в том числе заместить прямые потери бюджета, от недопоступления такого важного бюджетообразующего налога, как налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). К сожалению, его падение составило порядка 17%, если в общей цифре, то минус 433 миллиарда рублей за 10 месяцев не досчитались мы, по сравнению с прошлым годом.
Какими, собственно говоря, способами, поступления каких налогов росли, и позволили нам даже превысить прошлый год по доходам во все уровни бюджета, в консолидированный бюджет, на 2,6%, то есть, плюсом в 300 миллиардов рублей зафиксировано поступление за 10-ть месяцев этого года.

Основным бюджето-образующим налогом, который в том числе сформировал эту картину, это налог на добавленную стоимость (НДС), он вырос на 8,6%.

Налог на доходы физических лиц (НДФЛ) вырос на 7,6%. Причем, интересно то, что средняя зарплата выросла, по сравнению с прошлым годом на 7,9%. Это означает, что не растут схемы, связанные с конвертными выплатами в зарплатах.

Существенный рост показала собираемость акцизов на алкоголь – 26% по стране плюсом, и 25% рост был, по сравнению с 10-ю месяцами прошлого года, сбор акцизов на крепкий алкоголь, что очень важно.

Сбор налога на прибыль вырос на 2,9%. И если говорить о ставке 20%, которую основные компании платят, потому что, он складывается также из выплат дивидендов большим крупным компаниям, которыми облагаются по ставке 13% в федеральный бюджет. Вот если взять налог на прибыль по ставке 20%, он вырос на 7,4% это неплохо. Это позволяет нам говорить о том, что в принципе основные параметры, которые заложены в бюджет, будут исполнены. Это важно.

- Как изменилась административная нагрузка на бизнес? Как изменилось количество выездных проверок, сколько за счет этого доначислено в бюджет, сколько уже поступило денег?

- Хочу сказать, без сомнения и это очень важно, что административная нагрузка, а также нагрузка, связанная с проверками, в частности, это обычно, ожидают от налоговой службы страны, не растет, наоборот, серьезно уменьшается.

Если говорить о количестве проверок, то за 9 месяцев этого года, данные по итогам 10 месяцев еще не подсчитано, но за 9 месяцев количество проверок снизилось на 13,4%, это примерно в цифрах с 23 тысяч проверок, которые были в 15-ом году за 9-ть месяцев, до всего 20 тысяч проверок.

Причем, все эти проверки осуществляются по критериям риска, которые публичны, которые открыты. В частности, мы всегда можем объяснить, зачем пришла налоговая служба проверять, это очень важно и для бизнеса и для общества, в том числе для тех же инспекторов. Критерии риска, по которым налоговая служба приходит, достаточно понятны и прозрачны.

Например, среднеотраслевая зарплата такая, а в вашей компании она в два раза ниже, соответственно, налоговая среднеотраслевая нагрузка, с таким же видом экономической деятельности, которую ведет ваша компания, такая, а у вас в компании она ниже, иногда бывает в четыре-пять раз.

Поэтому, разговор налоговой инспекции с бизнесом должен быть открытым. Я стою за то, чтобы было понятно, зачем пришли, и регламентные сроки проверки, также доначисления, взыскания были прозрачны бизнесу.

Уровень доначислений и поступлений растут серьезно. То есть, при снижении количества проверок, доначисления выросли на 40% по одной проверке. И самое главное, что взыскания растут на 42%, а вот количество судов снизилось. Если говорить об общем количестве судов, то снизилось оно на 72%, примерно за эти 10 месяцев, с 29 тысяч до всего 8 тысяч. И количество жалоб налогоплательщиков снижается.

- То есть, бизнес стал доволен?

- Бизнес стал меньше судиться и меньше жаловаться. Жалобы снизились на 12%, по сравнению с прошлым периодом. Хотя, примерно остается удельный вес выигрышей судебных решений в пользу бюджета, около 80%. То есть, все равно есть 20% тех решений, которые суды принимают в пользу налогоплательщиков.

Мы считаем, что очень хорошо работает система досудебного аудита. То есть, когда налогоплательщик может по любому вопросу, по действию или бездействию налоговой службы обратиться и получить за две недели предварительное решение. Это очень важно, еще до похода в суд.

- Налоговые и таможенные органы традиционно считается основными донорами бюджета. Какой эффект дало объединение налоговой и таможенной систем? Процесс объединения завершен или еще продолжается?

- Вы говорите об обращении президента в послании Федеральному собранию - это создание единого механизма администрирования налоговых и иных платежей.

В первую очередь, идет речь об объединении информационных систем налоговой и таможенной службы. Проведена большая работа по анализу смежных процессов налогового и таможенного администрирования. Главное наше пересечение – это фискальный эффект. Если говорить о фискальном эффекте, работа, связанная с необходимостью получения налоговой службой взаимно и таможенной службой, нужной информации для выполнения своих функций.

Налоговая служба уже начала получать информацию о таможенной стоимости, при ввозе грузов на территорию России для применения дальнейшего в автоматизированной системе контроля за возмещением налога на добавленную стоимость (НДС). Когда груз попал на территорию России, начисляется соответствующая таможенная пошлина, есть соответствующий налог на добавленную стоимость, потом он начинает двигаться до розницы.

На сегодняшний день мы видим по каждому переделу добавленной стоимости все цепочки, которые компании должны соответственно заплатить в соответствующий федеральный бюджет, до розницы. Такая интеграция произошла и возымела эффект. Примерно, доначисления составили 52 млрд рублей, по информации таможни, существует на соответствующие налоги и сборы, которые необходимы.

Вторым направлением совместной работы с таможенной службой является создание единой системы управления рисками. Все участники внешнеэкономической деятельности такие же налогоплательщики, и система соответствующих показателей риска в таможенной службе, у нас они сейчас сопряжены. Такая система дает уже фискальный эффект.

Необходимо, конечно, не соединять сами ведомства, как многие воспринимают. Передача под ведение Министерства Финансов РФ таможенной службы позволило нам такую работу, под руководством Министра финансов провести.

- Как интегрированная система работает, с учетом развития Евразийского экономического союза?

- Совершенно верно, это без сомнения все основные необходимые элементы, которые были решены в ЕАЭС, реализуются нами, совместно с таможенной службой. Вы, наверное, говорите о маркировке товаров, о системе прослеживаемости.

Если говорить о маркировке товаров, то было принято такое межгосударственное решение, о создании проекта по маркировке, в первую очередь изделий из натурального меха, которое вступило в действие.

- На чипирование шуб, как мы помним.

- Да, можно так сказать чипирование шуб. За этим стоит гораздо больший пласт. Были получены потрясающие результаты, с точки зрения легализации оборота меховых изделий. Количество объектов налогообложения выросло в 16 раз, имеется в виду самих шуб, по сравнению со всеми статистическими показателями 15-го года. Прогнозные отраслевые показатели соответствующих отраслевых ассоциаций на 16-й год, они также были ниже в 2,5 раза. Заказано было огромное количество контрольных измерительных знаков. На сегодняшний день изготовлено около 6 млн экземпляров знаков.

Легализовалось около 20% участников рынка импортеров или производителей меха, которые раньше вообще не были никак зарегистрированы. Примерно реализовано в розницу больше 1/4 млн за 3 мес изделий из натурального меха, на сумму превышающую 15 млрд рублей.

Вот это очень важный элемент, по которому, будет видно, кто, откуда завез, если этот товар соответственно пришел импортный, или не от членов ЕАЭС, или произведен был на территории России.

Все это стало элементом взаимодействия таможенных и налоговых служб для легализации оборота меховых изделий и наведения порядка на рынке.

- Как бизнес реагирует на такие нововведения? Ранее эксперты высказывали опасения, что будут созданы какие-то дополнительные административные препоны?

- Вы знаете, мы провели очень большую работу для того, чтобы бизнес получил комфортную среду, для того, чтобы осуществить необходимые нормативные действия. Результат был достигнут за счет формализации отношений с бизнесом в электронный вид. Открыт был личный кабинет импортеров или соответственно производителей натуральных изделий из меха. Мы дали возможность быстрого заказа контрольных знаков, чипов. Госзнак непосредственно занимается производством, сделали, соответствующие видео ролики и разместили на сайте.

Для меня лично результат полученный за три месяца является поразительным. Я говорю абсолютно откровенно, потому что никто не ожидал, что такое большое количество импортеров и производителей легализуется. Будем смотреть дальше.

- Но на какие-то другие виды товаров будете вводить тоже?

- Это в компетенции правительства.

- Но в любом случае вы уже участвуете в каких-то обсуждениях?

- Да, речь идет сейчас пока идет о лекарствах, в частности. Здесь важно сделать такой подход системы, чтобы можно было и другим федеральным органам исполнительной власти внедрять такие системы. Система маркировки показала себя очень эффективно, с точки зрения, как я уже сказал, легализации оборота натуральных меховых изделий, и выхода из тени тех, кто этим занимался и был невидим для государства.

- Как в условиях стагнирующей экономики налоговая служба повышает уровень администрирования налогов и борется с применением "серых" и нелегальных схем, а также с фирмами однодневками?

- Понятие фирмы однодневки достаточно непростое. Что такое фирма однодневка – это компания, не ведущая реальной деятельности. Такая компания, как правило зарегистрирована в месте массовой регистрации. Компания, исполнительный орган которой не находится по месту регистрации, никто не отвечает на контактный телефон. Технически эта компания создана для того, чтобы ее никто не нашел или была невидимой. В этом смысле лучшим ответом налоговой службы является невозможность осуществления таких операций через технические фирмы однодневки.

Я приведу вам пример автоматизированной системы контроля за возмещением налога на добавленную стоимость (НДС). Как это работает? Со всей страны собираются фактически счета фактуры, выставленные всеми поставщиками, полученные всеми покупателями, приложением к декларации по НДС. Вы видите книгу учета покупок и продаж всех поставщиков и всех покупателей в стране. Когда вы хотите обратиться за возмещением налога на добавленную стоимость, то каждый из участников этой цепочки, начиная от ввоза товара на территорию России, если это был импортный товар, или произведенный в России, должен заплатить государству то, что положено.

Мы не вернем сегодня налог на добавленную стоимость, если кто-то в цепочке этого не сделал. Дальше идет доказательная база. В основном эти самые фирмы однодневки видны сразу же в технологической системе, потому что, они просто не уплачивают НДС, ведь речь всегда идет о разрыве налога, то есть если вы хотите что-то получить, то вы должны его заплатить.

Платежи видно по нашему информационному ресурсу. Есть такой электронный сервис, на сайте налоговой службы, "Проверь себя и контрагента". В нем помещена информация о дисквалифицированных лицах, о тех, кто не имеет права занимать соответствующие должности, регистрировать компании, также можно найти вообще любую компанию на сайте и посмотреть ее благонадежность в этих списках.

К сожалению, все равно никто не застрахован, от того, что сегодня компания, которая, скажем "благонадежна", а завтра становится не благонадежной, или участвует в схеме.

Целый комплекс мер направлен на то, чтобы невозможно было утаивать налоги. Нами также реализован, в том числе, с участием в судах, в формировании концепции соответственно реальности экономической сделки, или пока мы говорим о злоупотреблении правом.

На сегодняшний день мы не повышаем налоги столько времени, но администрирование показывает, что рост собираемости налогов растет гораздо быстрее, причем, в реальном выражении, если вычесть уровень инфляции, гораздо быстрее, чем темпы роста ВВП, это есть вопрос на то, что пока администрирование позволяет нам справляться с этими задачами.

- Как вы считаете в настоящее время нужно повышать налоги?

- Нет, на мой взгляд, не нужно сейчас повышать налоги, нужно наводить порядок в учетных системах, в системах, которые идентифицируют субъекты права, объекты недвижимости, чтобы то, что положено по закону, платили все одинаково.

В этом смысле создается неравная конкуренция, когда кто-то использует фирмы однодневки или использует какие-то схемы, а рядом предприниматель, который не использует, а платит все честно, это есть самая большая проблема, я сейчас говорю о бизнесе.

Для государства это недобор тех самых налогов, которые полагаются по закону. Ведь налоговая служба в этом смысле не собирает деньги, или как многие думают, она контролирует исполнение законодательства.

- Администрированием занимается.

- Администрирование - это контроль за исполнением налогового законодательства. Если закон говорит о том, что так положено платить, то в этом смысле контроль очень важен, учет и контроль, как говорят, для того, чтобы не повышать налоги и справляться с вызовами, которые есть у государства, для обеспечения всех необходимых, в том числе, трат.

- Как вы оцениваете процесс деофшоризации экономики?

- Курс на деофшоризацию, мы много об этом говорили, мы участвуем в работе международного форума Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), где собираются главы налоговых служб практически 70 стран мира. Что очень важно, дело в том, что мир становится очень прозрачным.

Современные информационные технологии, возможности электронных сервисов позволяют сегодня, в том числе налоговым службам других стран, банкам, достаточно прозрачно видеть все операции налогоплательщика.

На сегодняшний день, созданная повестка дня "Двадцатки" (G20) ставит вопрос о, так называемой эрозии налоговой базы, и в том числе об обмене информацией между всеми странами. Решили, что через налоговые службы будут обмениваться единым стандартом обмена информацией по налогоплательщикам.

- Россия тоже присоединилась?

- Абсолютно, она присоединится в 2018-м году, но мы подписали конвенцию по оказанию взаимной помощи или обмена информации с западными странами.

- Какие выгоды от подписания декларации получит Россия?

- Если сегодня налогоплательщик РФ, который имеет контролируемую иностранную компанию, не важно в какой юрисдикции она зарегистрирована, а также не будет связан резидентством со своей страной, этими активами, то преследование его с 2018-ого года будут очень серьезными, так как начнется обмен информацией.

Уже порядка 100 стран признали этот стандарт. Вот о чем речь, и далее возможность добровольного декларирования, чтобы россияне и многие уже воспользовались этой процедурой. Также был закон о контролируемых иностранных компаниях, для того, чтобы в первую очередь разобраться со своей страной. Чтобы предприниматели были перед своей страной прозрачны, и тогда наша страна защитит вас от вопросов или возможных претензий налоговых органов других стран. Я считаю, что в этом смысле очень важно всем понимать, то, что в 18-ого года мир будет очень прозрачным.

- Как вы можете оценить реализацию амнистии капитала, это была успешная идея?

- Закон о добровольном декларировании, это не совсем амнистия, закон о добровольном декларировании позволял всем проинформировать налоговые службы в простой форме о незадекларированных активах.

Я считаю, что в этом смысле все, что мы обещали, было выдержано. Практически на сегодняшний день, вы знаете, не было никаких утечек, эта информация не обрабатывается в наших информационных системах, она содержится для того, чтобы отвечать на все вопросы, связанные, в том числе, с будущим обменом информацией.

- Как вы считаете эта работа была проведена успешно?

- А что такое "успешная"? Успех деофшоризации заключается в том, что мы перестали обсуждать эту проблему, мы о ней много не говорим.

- Как налоговая служба поддерживает развитие малого и среднего бизнеса? Помогает ли налоговая служба представителям малого и среднего бизнеса попасть в реестр субъектов малого предпринимательства?

- Реестр субъектов малого предпринимательства, это очень важный информационный ресурс, которым за несколько месяцев ввода сервиса в промышленную эксплуатацию, воспользовалось уже более 2 млн предпринимателей. Мы зафиксировали 2 миллиона запросов и сформировали уже около 600 тысяч выписок.

О чем идет речь? Очень долго наша страна не могла сформулировать, что такое малое предприятие, потому что, закон о субъектах малого предпринимательства содержал нормы, которые неоднозначно трактовали его идентификацию.

Около года назад началась эта работа Корпорации по развитию малого бизнеса, возглавляемая Александром Браверманом, тогда сформулировали, что такое микро предприятия, что такое субъект малого предпринимательства, ввели соответствующие параметры. Соответственно стало возможным сделать такой реестр, абсолютно четко идентифицирующий по определенным критериям предприятия.

В реестре сегодня содержится информация о 5,7 миллиона индивидуальных предпринимателей, юридических лиц, которые являются субъектами малого предпринимательства. Причем, 95% из них являются микро предприятиями.

Микро предприятие – это предприятие, у которого оборот не более 120 миллионов рублей и количество сотрудников до 15-ти человек. Можно получить любую справку, сформировать выписку по субъекту малого предпринимательства, никуда не ходя, никакие справки не принося из Пенсионного фонда, из налоговой инспекции, что вы попадаете под этот критерий, что у вас такой-то оборот, что вы столько налогов заплатили. Нет, это все делается буквально минутами.

Очень важно, что общероссийский классификатор видов экономической деятельности позволяет вам увидеть, кто занимается, какой деятельностью, какое предприятие, в любом регионе. Это можно посмотреть по адресу, можно, например, вас будет интересовать, кто занимается каким-то видом экономической деятельности, например, шьет или производит электронную продукцию, и прочее, это все очень легко сделать.

Я приглашаю посмотреть на сайте налоговой службы реестр, и надеюсь, что нашим предпринимателям, в первую очередь, он поможет найти партнеров или реализовать свои услуги.

- Как создание агентства по поддержке малого и среднего предпринимательства повлияло на регистрацию новых компаний?

- Если вы говорите о статистике, то здесь надо понимать, что мы действуем в соответствии со 129 ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", федеральным органом исполнительной власти, который ведет соответствующий реестр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

В России 4,7 миллиона юридических лиц, которые действующие, и около 5 миллионов недействующих. В течение прошлого года мы исключили около 430 тысяч недействующих юридических лиц, это означает, что они не работают, что невозможно найти по месту нахождения исполнительного органа их представителя, нет учредителей, нулевые обороты, долго сдается нулевая отчетность, и так далее.

Согласно данным статистики, пока большого оживления в регистрации нет. Прозрачность реестра позволило очистить реестр от тех компаний, которые, не занимаются никакой деятельностью и не платят налоги в бюджет.

- Какую выгоду получат налогоплательщики от перевода администрирования страховых взносов в ФНС с начала года? Какое влияние это окажет на администрирование бизнеса?

- В данном случае задача решалась комплексно. Для снижения всех административных барьеров и снижения издержек бизнеса, при этом администрирование, для снижения количества проверок, выгодна бизнесу, когда единым контролером станет Федеральная налоговая служба. До объединения этим занималось три отдельных фонда.

Мы серьезно к этому подготовились, теперь вместо различных четырех форм отчетности, будет единая форма расчетов страховых взносов, и она будет квартальная.

Налоговая служба уже ее согласовала и с фондами, и ввела уже соответственно и нашу практику отчетности, с 1 января все налогоплательщики получат ее.

Мы снизим количество проверок, потому что, они были достаточно значительны, с маленькими начислениями и поступлениями, поскольку, автоматизированная система позволяет видеть соответствующие фонды оплаты труда и поступления страховых взносов, будут отражаться в личных кабинетах физических лиц.

В настоящее время у нас 22 миллиона физических лиц зарегистрированы в личных кабинетах, они потом увидят, сколько работодатели заплатили в страховые фонды за них, для того, чтобы видеть формирование в будущем своих необходимых прав. Я надеюсь на то, что этот процесс пройдет достаточно безболезненно, для того, чтобы налогоплательщики не почувствовали негативных моментов в своей деятельности. Применяемая система еще больше упростит порядок оплаты социальных взносов.

- Технически у вас уже все готово?

- Да, технически мы готовы к этому, и на сегодняшний день фиксируем, что с 1 января мы приступаем к администрированию.

- На сколько оправданы опасения бизнеса по поводу внедрения инновационных касс? В чем выйгрывает налоговая служба?

- Для тех, кто легален, для тех, кто транспарентно работает с государством, ничего опасного здесь нет. Более того, стоимость должна будет снижаться. На сегодняшний день мы уже фиксируем достаточно серьезное снижение.

С макроэкономической точки зрения, мы говорим о прозрачности механизма налогового администрирования, начиная с момента отображения таможенной стоимости, когда груз попал на территорию России, все переделы добавленной стоимости, но потом всех ждет розница. Наибольшие вопросы возникают именно в розничных продажах, многие никак не фиксируют факт оплаты, не платят налоги.

- В розничной торговле может не быть кассы?

- Кассы нет или просто не ставят просто. Во-первых, это выгодно, если налогоплательщик наличными платит. Во-вторых, есть вопросы, в том числе и изменения соответствующих параметров электронных механизмах защиты касс, контрольных лентах и другое.

Подобные мероприятия позволят сделать отношения бизнеса прозрачным, система дает возможность налогоплательщику видеть, что происходит с его бизнесом. Во всяком случае, что владельцам бизнеса, предпринимателям будет абсолютно понятно по каждому реализованному чеку, что продали, что получили и так далее. Плюс, упрощенная система налогообложения – 6% с доходов, либо 15% с доходов, минус расходы, это очень хорошие в этом смысле параметры, для того, чтобы ничего не прятать от государства.

Что это дает? В первую очередь еще раз скажу, снижение стоимости, вы знаете, что соответствующее поручение было от президента. В Госдуму внесен законопроект о том, что индивидуальный предприниматель получит вычет на сумму налога, который они будет платить на стоимость такой кассы.
Мы уже фиксируем стоимость около 18 тысяч рублей, целого ряда соответствующих инновационных касс, которые произвели. Около 40 моделей сейчас зарегистрированы, и уже производятся – среди производителей касс намечается здоровая конкуренция.

Около 5 операторов фискальных данных сейчас пришли в систему, и мы ждем конкурентную среду, которая позволит снижать издержки бизнеса, давать достаточно простую систему.

Для ФНС это будет прозрачность отношений и, я надеюсь, что повышение уровня сбора соответствующих налогов и сборов для регионов, это в первую очередь отразится на региональных бюджетах.

- Как вы оцениваете динамику роста недовольства налогоплательщиков в связи с переходом исчисления налога на недвижимость от кадастровой стоимости?

- Расчеты налога на недвижимое имущество для физических лиц складывается из налога на недвижимость и земельного налога. 28 регионов приняли решение о том, что кадастровая стоимость будет базой для исчисления, расчет и соответствующая оценка и применение ставок дали различные цифры. За эти показатели налоговая служба не отвечает, налоговая является только оператором данных. Мы получаем данные ставок от муниципалитетов, которые их принимают по закону.

- Регионы сами принимают решение?

- По ставкам, да. Муниципальные собрания решают, какая будет ставка, они могут предоставить определенные льготы. Как показала судебная практика, большинство вопросов было связано с завышенной оценкой объектов. Была возможность по-разному ее трактовать.

Да, конечно людям не нравится, что оценка где-то выше рыночной стоимости, чем они предполагают. Но есть всегда возможность оспорить оценку через апелляционные комиссии. Можно заказать индивидуальную оценку, чем многие пользуются.

Налоговая служба является оператором по сбору имущественных налогов, который, в первую очередь, умножает ставку на соответствующую оценку и применяет льготу. Вы знаете, что льготы все сохранились, единственное, по количеству объектов теперь льготой можно воспользоваться только на одну квартиру, на один жилой дом, на один гараж.

Мы сделали интерфейс удобным и администрирование здесь исполнило свою функцию. Мы будем ждать окончание сезона платежей, который заканчивается 1 декабря, и потом будем делать соответствующие выводы.

- Можно ли законодательно решить этот вопрос, ведутся ли сейчас такие-то обсуждения?

- Есть много вопросов, связанных с изменениями процедур. В первую очередь, создание института оценщиков, где будет более качественная государственная оценка, соответственно будет более активно применяться метод сравнительных продаж.

Я надеюсь, что в следующем году процедура будет гораздо прозрачнее и доступнее для граждан нашей страны.

Мы же со своей стороны делаем все, чтобы информировать заранее людей через налоговый калькулятор, который расположен на сайте.

Граждане России, используя калькулятор, могут заранее рассчитать и подготовится к уплате налога на недвижимость. Особенно подчеркиваю, что все льготы пенсионерам, соответствующим льготникам, были сохранены и никаких изменений не произошло.

- Как повлияет введение НДС на услуги компаний Amazon, Google и др, приведет ли это к росту цен?

- Оцениваю его положительно. Потому что, в первую очередь, в России принят этот закон, который абсолютно зеркален, по принятию закона, в частности, вот некоторыми странами Евросоюза, в Японии, когда налогообложение - это международный тренд, есть такая конвенция модельная ОЭСР, по которой налогообложение электронных услуг, в частности, должно вестись по месту реализации этих услуг.

Например, если компания оказывает услуги на территории РФ, почему российские компании, в частности, такие же интернет компании, провайдерам платят НДС, а они не будут платить. Происходит выравнивание, которое производится во всем мире, это произошло и в РФ.

Что здесь было сделано? В первую очередь, мы подготовились к этому серьезно, сделали специально электронный кабинет для иностранных компаний, которые могут очень просто проверить, должны они платить или не должны НДС при оказании электронных услуг на территории РФ. С постановкой на соответствующий учет, очень простую сделали систему администрирования. Я думаю, что в этом смысле это правильно, это позволит выравнивать и условия для работы наших компаний, которых точно также облагают НДС, в странах, где они оказывают свои электронные услуги.

- Налоговая служба намерена внедрять в свою работу современные облачные технологии, bigdata, blockchain?

- Налоговая служба серьезно занимается большими данными, и вы знаете, что мы не скрывали, мы работаем с большими данными давно. Центр обработки данных, в частности, два федеральных центра обработки данных как раз фактически обслуживают национальный файл с использованием самых последних технологий.

Мы очень много применяем и российских технологий. В частности, реестр субъектов малого предпринимательства был построен на технологии Postgres, которая находится в открытом реестре программного обеспечения министерства связи.

Применение технологии blockchain нуждаются в очень серьезном внимании соответствующих лицензирующих органов. Потому что если blockchain - это технология, которая не позволяет изменять информацию, но она должна быть подтверждена достоверной средой. В частности, государство должно легализовать применение этой технологии. Просто так технологию blockchain внедрять достаточно сложно, потому что, еще раз повторю, главным вопросом считается легализация технологии.

Кто является владельцем алгоритмов и создателем серверных платформ, которые будут подтверждать достоверность данных. Поэтому, в этом смысле, мы очень аккуратны. Я не могу сказать, что мы очень консервативны, мы консервативны в деле информационной безопасности.

В течение многих лет данные налоговой службы "не утекали", мы очень аккуратно следим за тем, чтобы в первую очередь не было угрозы для информационной безопасности, которые содержатся в этих данных.

Мы рассматриваем все новые технологии. Мы смотрим на blockchain, с точки зрения дальнейшего применения.

Я думаю, что 47 электронных сервисов, которые сегодня работают на сайте налоговой службы, они позволяют налогоплательщикам практически формализовать все процедуры, связанные с услугами налоговой службы.

Если ими пользоваться, то ходить в налоговую службу не нужно. И личный кабинет физического лица, и личный кабинет юридического лица, и индивидуального предпринимателя. На сегодняшний день возможность проверить свою компанию на риски, это все как раз последствия использования информационных технологий, современных и больших данных в работе Федеральной налоговой службы.

Опубликовано: 22.11.2016

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}