Интервью Александр ЖЕЛЕНИН rosbalt.ru

«КНДР и Сирию сравнивать нельзя»

Несмотря на усилия Трампа, Китай не поддержит возможную военную операцию США против Северной Кореи, полагает востоковед Александр Воронцов.

Александр Воронцов.

Почти сразу же после удара крылатыми ракетами по авиабазе сирийских правительственных сил Шайрат, авианосная группа США во главе с авианосцем «Карл Винсон» (CVN-70) получила приказ выдвинуться в сторону Корейского полуострова, где Соединенные Штаты и Южная Корея сейчас проводят уже вторые за этот год военные маневры. Наблюдатели отмечают неожиданность этого приказа, поскольку всего месяц назад «Карл Винсон» уже побывал у берегов Кореи, а сейчас направлялся в сторону Австралии, но резко сменил направление движения с юга на север. Складывается впечатление, что президент США Дональд Трамп, вдохновленный успехом в Сирии, решил поиграть мускулами и на Дальнем Востоке.

В Северной Корее мгновенно и весьма воинственно отреагировали на эту информацию. МИД КНДР распространил заявление, в котором заявил: «Мы предпримем жесточайшие контрмеры против провокаторов, чтобы всей мощью нашего оружия защитить себя». В Пхеньяне пригрозили, что способны «отреагировать на любое движение в сторону войны, к которой стремятся США».

О том, решится ли Трамп на применение силы и в этом районе мира, и если да, то к чему это может привести, в интервью «Росбалту» рассказал заведующий отделом Кореи и Монголии, член ученого совета Института востоковедения РАН Александр Воронцов.

— На ваш взгляд, решатся ли американцы ударить по Северной Корее, учитывая, что буквально на днях они сделали это в Сирии?

— Я бы не стал проводить тут параллели. Здесь больше желание попугать, поиграть мускулами, и конечно, провести демонстрацию силы. Естественно они хотят максимизировать демонстрационный эффект после удара по сирийскому аэродрому. Но не думаю, что они решатся на реальное применение силы.

Сирия и Северная Корея — это совершенно несопоставимые с точки зрения военных параметров страны. КНДР гораздо сильнее, лучше вооружена, в том числе и ядерными средствами защиты. Политики отказываются признавать ядерный статус Пхеньяна, но военные калькулируют его, и в своих расчетах учитывают реальности. Сейчас проходят крупные американо-южнокорейские маневры…

— Так ведь одни уже, кажется, только недавно закончились?

 — Они и сейчас идут, там проходят два крупных военных учения подряд в течение двух месяцев — марта и апреля. Здесь сконцентрирована крупнейшая группировка войск — больше 300 тысяч военнослужащих двух стран. В рамках этих маневров по сценарию в этом году участвуют авианосцы. Один — «Рональд Рейган» (CVN-76) — уже здесь был, сейчас подтягивается второй. Допускаю, что этот авианосец направлен туда в рамках заранее спланированного сценария.

Конечно, эти маневры еще более крупные, чем те, что проходили в прошлом году, и участие второго авианосца, естественно, повышает уровень, масштабы самих маневров и военно-политического давления на Северную Корею. Но мне думается, что все это все-таки происходит в рамках заранее спланированного сценария этих маневров. Во всяком случае, когда я в последний раз был в Южной Корее в конце февраля, как раз накануне этих учений, южнокорейские коллеги говорили, что в их рамках могут принять участие даже три авианосца.

— И все же, если американцы решатся ударить по КНДР, каков будет ее ответ? Она, как мы уже с вами говорили, нанесет массированный ракетно-артиллерийский удар по Сеулу?

 — Это уже из области каких-то фантазий, но, конечно, в случае начала реальной крупномасштабной войны удар по Сеулу — это первое из глобальных решений. То есть, то, что Северная Корея ответит в случае удара по ней, у меня почти не вызывает сомнений. Какого масштаба будет этот ответ, я пока не знаю, но, возможно, он будет пропорционален первоначальному удару или же нанесен по досягаемым военным объектам противника.

Возможно, стороны попытаются не сразу сорваться в спираль крупномасштабного конфликта. Может иметь место эскалация, которую, например, попытаются остановить на каком-то этапе, но пока все это, повторюсь, только фантазии. Но, в принципе, это игра с огнем.

Естественно, появление еще одного авианосца в районе Корейского полуострова поднимает ставки и накручивает в этом регионе напряженность. Обе стороны — Северная Корея и американцы — сознательно идут по пути эскалации напряженности. Американцы заявили, что это предупреждение (для КНДР), а северяне ответили, что американский удар по Сирии, дескать, лишь подтвердил правильность нашего выбора в пользу форсирования создания ракетно-ядерных сил, что кроме нас самих никто нас не защитит и мы, стало быть, были правы, когда пошли по этому пути, и будем идти по нему еще более решительно.

— Буквально на днях закончился визит в Вашингтон руководителя Китая Си Цзиньпина. Наверняка там обсуждались и проблемы Корейского полуострова. На ваш взгляд, какова может быть роль Пекина, если конфликт между США и КНДР все-таки разгорится?

 — Подробных данных по этому вопросу пока нет, но исходя из той информации, которой я располагаю, стороны переговоров остались при своем. Американцам не удалось подключить китайцев к решению своих задач и наращиванию давления (на КНДР).

Но совершенно очевидно, что в случае попыток Америки разыграть военный сценарий, Китай будет категорически против. Наверняка Си Цзиньпин в Соединенных Штатах ратовал за наращивание невоенных средств воздействия на Северную Корею. Прежде всего, к возврату к дипломатическим вариантам решения этой проблемы. То есть совершенно очевидно, что Пекин не поддержит военную операцию США.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}