Интервью Александр БАРАНОВ news8.thdo.bbc.co.uk

ГЛЕБ ПАВЛОВСКИЙ: РЕПУТАЦИЯ РОССИИ НЕ ПОДОРВАНА

Спор Киева и Москвы по ценам поставляемого Украине газа разрешился. Стороны договорились.

Однако ряд последствий конфликта еще далеко не преодолены. В частности, на Западе некоторые ставят под сомнение репутацию России как надежного поставщика энергоресурсов, поговаривают об ином видении взаимоотношений Москвы с партнерами в Европе и США.

Своими соображениями по этой теме с Би-би-си поделился известный российский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский . С ним беседовал Александр Баранов .

Би-би-си: Как вы считаете, в результате газового спора Россия выиграла или потеряла?

Глеб Павловский: Мне кажется, что идет реально серьезная конкуренция мировых стратегий, транзитных, энергетических. Пытаться подсчитывать здесь тактические фантики довольно бесполезно.

Россия не ставила задачу сыграть с Украиной в какую-то короткую игру с фиксированным результатом.

У "Газпрома", естественно, была задача максимизировать свою прибыль и эта задача, на мой взгляд, была достигнута лишь частично, в частности из-за того, что игра велась грубовато.

Но здесь нет коротких целей.

Би-би-си: В чем сейчас заключается российская стратегия в этой сфере?

Г.П.: Меняется в принципе карта мировых транзитов, мировой энергетики, вокруг этого идет борьба, о которой много пишут в западной прессе.

Главное, что транзиты связывают новые регионы мира, и идет борьба за архитектуру новых мировых регионов, в т.ч. Восточной Европы. Их контуры уже не относятся к советским временам.

Украина - всего лишь страна с субсидируемой экономикой, субсидируемой политикой и крайне изношенными и коррумпированными транзитными системами.
Это создает проблемы и одновременно соблазняет многих игроков.

Хочу подчеркнуть, что существенно для Украины - ее субсидируемость превратилась в привычку. Травмой на Украине явилось именно то, что Россия отказывается субсидировать.

Я думаю "оранжевое либидо" надеялось на сохранение субсидируемой модели, хотя, возможно, со сменой субсидирующей стороны на Европу, Штаты, но я не вижу такой готовности.

Россия, во всяком случае, не готова субсидировать Украину ни в каком виде.

Би-би-си: Как показала эта история, на Западе для подавляющего большинства людей совершенно неважно, субсидирует Россия Украину или нет, это украино-российские отношения. Самым важным оказался вопрос надежности поставок в Европу. Многие говорят, что резкими шагами Россия поставила под угрозу свою репутацию надежного поставщика энергоносителей, что важно в 2006 году, когда она председательствует в Большой восьмерке. Вам не кажется, что Россия резковато взялась за корректировку цен на газ?

Г.П.: Со стороны России была избыточная риторическая политизация, которая всегда помеха политике. Поскольку у "Газпрома" была вполне конкретная задача, непонятно, зачем его представители занимались созданием постановочных эффектов. Какие-то менеджеры с газовыми лампами в руках выглядели клоунами. Это неправильно.

Россия должна очень ответственно относиться к своей новообретаемой, пока еще небольшой, но реальной силе. Сила - вещь ответственная, и ею не надо размахивать перед носом.

Европа не обязана вдаваться в подробности российско-украинских споров. Она - клиент, а клиент всегда прав. В этом смысле Россия в дальнейшем должна быть осторожнее, хотя не думаю, что ее репутация как надежного партнера в этой ситуации подорвана.

Би-би-си: Есть некие разногласия в подходах между Россией и Западом. Запад считал бы сильным партнером Россию, у которой нефтяной и газовый бизнес независимы от государства, от Кремля, от политики. Сейчас в России происходит прямо противоположное. Кремль играет все большую роль в газовой и нефтяной политике. Вам не кажется, что в этом есть некоторая слабость нынешней России?

Г.П.: Запад и западные аналитики (я не знаю, что такое единый Запад), во всяком случае, европейские страны и США должны лучше вглядываться и вдумываться в российскую модель, потому что мы на ней настаиваем. Перед Россией стоит стратегическая задача познакомить и помирить, а по возможности и подружить Запад со своими долгосрочными целями.

Пока эта задача не решается, не только с российской стороны, но и с западной. Вокруг членства России и ее председательства в "большой восьмерке" идет заметная пропагандистская война, точно не со стороны России. Думаю, что это отчасти связано с внутренней политикой ряда западных стран, в которых предстоят выборы, и еще отчасти с какими-то старыми комплексами, фобиями и страхами, которые западным странам надо анализировать самостоятельно.

Би-би-си: У Запада есть некоторые фобии и старые страхи, в частности, связанные с военной угрозой со стороны бывшего Советского Союза. Но сейчас многие на Западе осознали, что в эту новую эру сотрудничества Россия может нефть и газ использовать как некий эквивалент боеголовок; в мирной конкуренции, в политических целях может использовать энергоресурсы. Это здесь никому не понравилось.

Г.П.: В данном случае Россия ничем не угрожала своим клиентам и партнерам. Речь шла о кризисе, связанном с переходом на монетизированные отношения. Курс на монетизацию отношений с Украиной взят уже достаточно давно, почти год назад. Кризис - печальная вещь, но преходящая.

Я согласен, что здесь есть опасения [в отношении] России, но эти опасения носят не военный характер, а характер такого концепционного кризиса. Мысль о том, что Россия возвращается, но каким-то образом на своих условиях, неприятна для западного сознания, и оно сейчас настроено скорее придирчиво, скептически, критично. Мы должны быть к этому готовы.

Наша задача - не обострять конфликты, но Россия все-таки возвращается, это важный момент. Готовы ли европейские, западные страны принять возвращающуюся Россию, разбираться с ней, дружить с ней, знакомиться с ней или они требуют, чтобы им подтвердили собственный образ "хорошей" России, который не имеет никакого отношения к реальности? У нас часто ощущение, что ждут не реальную Россию, а ту, которая витает в собственном воображении и никогда не существовала в природе.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}