Интервью

ДЕМОКРАТИЯ ПОСЛЕ БЕСЛАНА

С того момента, как Владимир Путин выступил с предложением об отмене прямых выборов губернаторов, прошло уже достаточно времени, чтобы успела назреть необходимость в разъяснении сути и причин президентских инициатив народу. И они, наконец, последовали - заместитель руководителя Администрации Президента РФ Владислав Сурков дал интервью газете "Комсомольская правда" и сказал несколько слов газете "Время новостей". Своим мнением о том, насколько успешной оказалась попытка власти "объясниться", с "Политком.Ру" поделился руководитель политологического департамента Центра политических технологий Алексей Зудин.

- Многие СМИ уже назвали интервью Суркова "беспрецедентным событием", многие усмотрели в этом факте скрытую подоплеку: мол, самому президенту нечего сказать…

Скорее всего, беспрецедентным является только то, что раньше Сурков публичных заявлений на такие важные темы не делал. Честно говоря, не вижу и никакой "подоплеки". Это составная часть его обязанностей - разъяснять слова президента. И президент совершенно не обязан брать эти функции на себя. Сурков "бросился на амбразуру", пытаясь помочь президенту, и причина понятна - президентская инициатива по изменению порядка формирования губернаторского корпуса информационно плохо обеспечена, и плохо монтируется с тем фоном, на котором была преподнесена - "борьба с международным терроризмом". Сурков же своими интервью попытался эту брешь закрыть.

- И насколько удалась "защита Суркова"?

Мне бы хотелось рассматривать публичные заявления замглавы президентской администрации как начало разговора власти с обществом. Потому что два серьезных обстоятельства пока остаются без ответа. Первое - граждане Российской Федерации лишились права избирать своих руководителей в регионах. И второе - граждане уже пользовались этим правом 10 лет. Речь идет не об отвлеченной проблеме, которую можно обсуждать и так, и эдак, а о политической практике, которая пустила корни в российском обществе и тесно связана с вектором политического курса. Одно дело, когда, допустим, в обществе и во власти идет дискуссия, насколько целесообразно наделять граждан каким-то правом, и приходят к выводу, что делать этого не стоит. Но когда гражданам конкретное право было уже предоставлено, и сделано это было довольно давно, они им пользовались, а сейчас это право у них забирают, в этом случае возникает совершенно другая политическая ситуация. И если сделать это не только без широкого общественного обсуждения, но и без развернутого и внятного объяснения со стороны власти, то политический ущерб от такого шага неизбежен для всех - для граждан, для самой власти и для демократического развития страны.

Есть еще одно важное "но", которое также остается пока без ответа: что ни говори, а новый проект несет в себе опасность создания сверхжесткой "закрытой" системы, которая реально ни из какого центра управляться не будет, а будет управляться путем аппаратных интриг. Да, губернаторские выборы были сопряжены с коррупцией, правление избранных губернаторов сопровождалось произволом, а избиратели зачастую демонстрировали недостаток "гражданской компетентности". Но при новой системе коррупции, произвола и ошибок - на этот раз уже не граждан, а представителей власти - может стать не меньше, а больше. Для граждан и государства преимущества новой системы далеко не очевидны.

- Что на Ваш взгляд послужило причиной того, что власть, вопреки обыкновению, вообще пошла на разъяснения своих действий? Не тот ли факт, что на этой неделе стали известны результаты опросов общественного мнения, которые показали, что 60 процентов россиян все-таки хотят избирать своих губернаторов самостоятельно?

Поддержка общественным мнением прямых губернаторских выборов - не новость. Это стало ясно сразу же после того, как начались разговоры о возможности возвращения к практике назначения губернаторов. Где-то в 2000 или 2001 г. были проведены исследования на эту тему, и они зафиксировали отрицательное отношение большинства граждан к отмене выборов глав исполнительной власти в регионах. Результаты последних опросов просто напомнили, что неприятие отказа от прямых выборов губернаторов - это не выдумка "злостной оппозиции", а достаточно устойчивая позиция общественного мнения по данному вопросу. Другое дело, что для большинства граждан, в том числе и тех, кто выразил несогласие, вопрос о способе избрания глав регионов вряд ли входит в число приоритетных вопросов. Люди вряд ли выйдут на улицу с требованиями восстановить прямые выборы губернаторов. Можно напомнить также, что политический лидер - это тот, кто предлагает путь, и кто ведет свой народ, а не просто идет вслед за ним.

Но диалог между властью и гражданами не прекращается после избрания полноценного политического лидера. Факт остается фактом: по губернаторским выборам власть разошлась с общественным мнением. Такого расхождения за все время президентства Путина, пожалуй, что и не было, и именно это является самым важным во всей этой истории. Хорошо, что была сделана попытка "объясниться" с обществом, но пока обоснование отмены прямых губернаторских выборов не выглядит убедительно: не было предъявлено никаких аргументов, кроме необходимости единства перед лицом опасности. Инициатива состоялась, а диалог - нет.

- Как понимать слова о "президенте-идеалисте"? Это не вяжется с образом сильного и решительного Путина, которому он и обязан своей популярностью …

Многими СМИ, политическими деятелями и Западом планы Путина были интерпретированы как курс на сворачивание демократии ради укрепления личной власти. Сурков справедливо заметил, что предложенные меры носят долгосрочный характер и работают на укрепление государства, а не позиций нынешнего президента. Они начнут реализовываться, когда президент оставит свой пост. Думаю, слова про "идеалиста" следует понимать буквально, а именно как свидетельство приверженности президента идеалам демократии. Другое дело, что выглядит это довольно странно. Получается, что есть некие силы, которые способны навязывать "идеалистическому" президенту "реалистические" решения. И еще получается, что демократия - это не условие выживания страны, а нечто вроде "третьего блюда": очень вкусно, но при необходимости можно и отказаться.

- Вам не показалось, что "защитная речь" Суркова была перенасыщена советской идеологической терминологией?

Слова важны. Риторика чрезвычайного положения в сочетании с призывами к мобилизации переводит общение власти с гражданами в плоскость старого принципа: "кто не с нами - тот против нас". Применительно к последним президентским инициативам это означает: кто не поддерживает отказ от прямых выборов губернаторов - тот враг России.

Необходимости единства перед лицом опасности - слишком абстрактный призыв. С таким же успехом можно сказать: давайте вообще откажемся от выборов, потому что они сопряжены с неопределенностью и риском. Но ведь власть, в лице президента и высших чиновников (в том числе, Суркова), много раз подчеркивала, что таким образом не мыслит, что курс на укрепление демократических институтов остается неизменным. А раз так, то почему она заимствует аргументы, которые обычно используются для оправдания совсем другого политического курса? Обоснование отмены выборов губернаторов при помощи ссылки на борьбу с международным терроризмом вряд ли может считаться удачным. Получается, что демократические институты мешают российскому государству.

Пользоваться лексикой советского "агитпропа" опасно: можно отравиться. Слова про "мобилизацию", про "фронт, который проходит через каждую квартиру", помноженные на инерцию примитивных советских "черно-белых" представлений способны - даже помимо желания - привести к изменению политического курса. Вместо пункта "А" (современное демократическое государство) можно окончательно завязнуть в пункте "Б" (слабая система власти, опасная для граждан и государства, но зато наилучшим образом соответствующая интересам различного рода безответственных кланов и клик).

Современный мир предполагает дифференцированное восприятие. Между наивной "дружбой" и примитивной "враждой" располагается широкий спектр реалистических позиций. Вот он-то нам и нужен, именно его и следует осваивать, но именно этого и не происходит. Когда заходит речь о судьбе СССР, Путин говорит про "распад". Между тем, после Беслана один из телеканалов показал фильм под красноречивым названием "ЦРУ против СССР", в котором нам настойчиво внушали мысль о "развале". Слова похожие, а разница - принципиальная ...

Все это сильно расходятся с другим направлением политического строительства, за которое принялся Кремль - укреплением связи между государством и гражданским обществом, в том числе, в рамках создаваемой Общественной палаты, о необходимости которой в своем интервью так много говорил Сурков. Да и президент недавно подтвердил неизменность курса на демократическое развитие.

Нужно искать другую аргументацию, более развернутую и убедительную. Возможно, придется обсудить весь комплекс обстоятельств, которые в свое время побудили Кремль пойти на выборность губернаторов, проанализировать, как развивался институт выборов в течение 10 лет, его плюсы и минусы. И это должно прозвучать вслух, публично, если власть хочет сохранить осмысленный контакт с обществом. В противном случае круг вопросов, исключенных из публичного обсуждения, будет расширяться и дальше.

Я думаю, что представители Кремля должны выйти из состояния цейтнота, в котором они пребывают в последнее время, и выбрать более спокойный язык в публичном пространстве. Тогда им, возможно, удастся объяснить обоснованность тех решений, которые были ими предложены. Об опасностях современного мира нужно говорить так часто, как это необходимо, но для этого нужно найти другие слова. Для адекватного описания новых угроз нужен новый язык.

- А насколько обоснованным выглядит введение пропорциональной системы?

Пропорциональная система, действительно, ставит барьер на пути бесконтрольного расширения фракции "Единой России" за счет присоединения одномандатников. Она становится гарантией сохранения многопартийной системы. "Пропорционалка" вообще означает национализацию партийной системы в России - то есть партии становятся общефедеральными. А сейчас они представляют собой конгломерат региональных партий власти. И зачастую региональное отделение "Единой России" - всего лишь маска для губернаторской партии власти. Это шаг в правильном направлении. И даже не шаг, а продолжение движения, начало которого было положено принятием закона о партиях. Другое дело, что потребуется адаптация к интересам избирателей: нужно будет сделать так, чтобы избиратели могли увидеть в списках партий своих представителей и получить реальные мотивы для участия в выборах по пропорциональной системе.

Пропорциональная система предполагает гарантии для деятельности политической оппозиции. Конечно, ответственные люди в критических ситуациях власть под руку не толкают. Но точно так же и власть должна привыкнуть к тому, что граждане, если только власть признает за ними гражданский статус, не всегда будут с ней соглашаться, и это абсолютно нормально. Как нормально и то, что это несогласие может быть использовано теми силами, которые пытаются этой власти противостоять. Власти еще предстоит убедить общество в правильности избранной ею модели политического развития страны.

Беседовала Любовь Шарий

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}