Интервью Дмитрий ДЖАНГИРОВ, Игорь ШЕВЫРЕВ («Новый понедельник», Украина) rosbalt.ru

«ВСЕ, ЧТО НЕ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМ — ЭТО ВЧЕРАШНИЙ ДЕНЬ ИЛИ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОКОЙНИК»

Интервью Станислава Белковского.

Как правило, отвечая на вопросы того или иного издания, политики и политологи делают небольшую внутреннюю коррекцию — поправку на специфику издания. Потому-то интервью отечественным и иностранным СМИ зачастую имеют разную интонацию и разные акценты. Для верного понимания смыслов, которые хотят посеять те или иные субъекты политической жизни, важно представлять весь спектр продуцируемых ими идей, в том числе распространяемых на сопредельные территории. Именно из этих соображений мы публикуем интервью Станислава Белковского, появившееся 14 ноября в украинской газете «Новый понедельник», сохранив оригинальное название и исключив то, что не касается России и «постсоветского пространства».

- Перейдем к постсоветскому пространству. Как вы считаете, произошла ли здесь смена элит?

- Смена элит произошла по той причине, что изменилась природа власти и ее легитимности. Что, кстати, на Украине могло произойти еще во время второго срока президентства Кучмы.

В 1991 году на постсоветском пространстве никаких полноценных государств не было. Вместо них были обломки империи, которые случайно оказались союзными республиками и потому имели внешние атрибуты государственности, абсолютно безжизненные и не предназначенные для того, чтобы самостоятельно существовать в качестве целостных механизмов и организмов.

В таких условиях у России было несколько шансов для того, чтобы вернуть себе некое имперское, «начальственное» качество. Но она этими шансами не воспользовалась, потому что в этом не была заинтересована ее элита. У нее были совсем другие цели, прежде всего, — заработать большие деньги на развале СССР и отмыть эти деньги на Западе. Впрочем, эти цели остаются такими же и сейчас.

- Цель заработать противоречит имперской цели. Значит, империя распадается...

- Сейчас Российская Федерация — это довольно условное образование. По логике, из постимперского образования она превратилась в кусок американского, американоцентричного мира.

Все остальные постсоветские пространства уже прошли этот путь, они почти стали полноценными государствами. Но кризис легитимности был во всех постсоветских странах, кроме стран Балтии, у которых была государственность до Второй Мировой войны.

У остальных же была неполная традиционная легитимность, связанная с тем, что новые элиты здесь ощущали тесную связь с правопредшественниками в лице ЦК компартий союзных республик. И когда к власти начали приходить всякие «гамсахурдиа» и «эльчибеи», народ их, следуя былой традиции, менял на прежнюю компартийную элиту: «шеварднадзе» и «алиевых».

И вот прошло десятилетие. Во-первых, на авансцену вышли качественно новые поколения, которые уже не знают, что царь — в Москве. Они привыкли жить в своем полноценном государстве. Страны приобрели некоторый опыт независимого существования. И тут как-то стало ясно, что легитимность классических постсоветских элит исчерпана, новые страны уже перестали быть правопреемниками Союза. Да и к власти уже пришли люди, не считавшие себя правопреемниками союзного ЦК, и черпали свою легитимность уже не в Москве. Например, послекучмовская власть Украины уже черпает легитимность непосредственно в Вашингтоне, а постандижанская власть Узбекистана, отринутая американоцентричным миром, — в Пекине.

- И какова перспектива той территории, которую мы называем постсоветским пространством?

- В той форме, в которой она существовала в 1990-е годы, ее уже не будет. Будет несколько центров, несколько точек консолидации. Одной из них будет Казахстан, он кристаллизует и выстроит Центральную Азию. Казахстан сейчас работает над строительством транспортных коридоров к Черному морю в обход России — чтобы навсегда забыть о временах «москвоцентризма».
Украина тоже может стать таким центром в локальном, субрегиональном масштабе, а может и не стать — все зависит от самоопределения элит. Россия пока что таким кристаллизующим центром не является. Но если произойдет смена элит в Москве, тогда говорить о каком-либо интеграционном проекте будет возможно. Хотя сам процесс смены этих элит будет достаточно сложным.

- Насколько вероятна такая смена, и что вообще понимается под этой сменой элит?

- Конечно же, в 2008 году придут к власти люди, которых мы все знаем. Вопрос только в том, какой проект для России они с собой принесут. Сегодняшняя российская политическая элита исповедует американский проект. Эти люди обязательно уйдут в 2008 году.

Если придут новые силы, то неизбежно это будут национал-социалистические силы, в радикальности которых есть нечто от западного проекта, но, безусловно, они имеют глубинные русские традиции и внутреннюю основу российского имперского проекта.

- ...т.е. «путинскому» проекту противостоит некий русский национальный проект?

- Да, он имперский проект, но не совсем русский. Предполагается концепция не маленького этнически однородного, а большого и этнически многообразного государства.

- Если Путин уходит в 2008 году. Но реально мы видим оппозицию — это еще более проамериканская оппозиция...

- Нет, это не оппозиция...

- То есть, игры самого Кремля?

- Это абсолютно безжизненные политические субъекты 90-х годов, которых Путин на самом деле устраивает.

Настоящая оппозиция — это национал-социализм. Это то, что олицетворяет собой, например, партия «Родина». Хотя «Родина» тоже на две трети состоит из людей, занимающихся чистой бутафорией. Но то, что «Родина» заявляет в качестве идеологии — это программа будущего победителя. Даже если им будет не «Родина», а кто-то совсем другой.

- Создается впечатление, что Каспаров — это бледная пародия на Ходорковского, которая никому не страшна, и может сыграть только на руку Кремлю...

- Отчасти да. Каспаров — великий шахматист, но за пределами собственно шахмат он всегда был деструктивен. Ну, играет Гарри Кимович в политику, но никакой реального влияния в политике России он не имеет.

- Касьянов?

- Нет, это абсолютно пустая фигура, представитель бизнеса, полностью зависимый от своей дачи и банковских счетов. Другими словами, все, что не национал-социализм в сегодняшней России — это вчерашний день или политический покойник.

- Но реально в сегодняшней России национал-социализм слабо представлен...

- Национал-социализм в России отработан самим г-ном Путиным. Во-первых, потому, что когда он пришел к власти в 1999 году, то выступил как, прежде всего, победитель второй чеченской войны, ответив на вызов национального унижения...

Во-вторых, Путин остался у власти в 2004 году как человек, посадивший Ходорковского. После чего он сразу же начал говорить о социальной справедливости...

А затем прошло еще 2 года, и Путин превратился в объект народного терпения, подобно надоевшему мужу, которого давно разлюбила разочаровавшаяся в нем жена.

- Но вы в этом видите точки кристаллообразования этого национал-социализма?

- Одну или две, но не больше.

- Но назовите, кто мог бы стать таким вождем? Ну не Лимонов же?

- Нет, конечно же. Лимонов мог бы стать таким вождем, будь он на 20 лет моложе и не имей он такого бурного прошлого.

Если говорить весьма-весьма условно, то назову собирательный образ, состоящий из образа трех реально существующих политиков, которые в настоящее время находятся за пределами России. Это Юлия Тимошенко, Михаил Саакашвили и Александр Лукашенко. Подобный человек как раз и будет олицетворять русский национал-социалистический проект.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}