Интервью Михаил ВИГНАНСКИЙ vremya.ru

«РЕЧЬ НЕ ИДЕТ О ПОДГОТОВКЕ К ВОЙНЕ»

Сегодня в парламенте Грузии начинаются слушания о том, готово ли правительство к выводу в 2006 году из Абхазии и Южной Осетии российских миротворцев. Против ухода россиян возражают и абхазы, и осетины. Но такая возможность допускается октябрьским постановлением грузинских законодателей. Об этом рассказывает председатель парламента Грузии Нино БУРДЖАНАДЗЕ.

Н. Бурджанадзе

- От чего зависит, покинут ли в итоге Грузию в 2006 году российские миротворцы?

- От многих обстоятельств, в том числе от того, как поведет себя Россия. В течение того времени, которое прошло после принятия постановления, мы не получили ни одного позитивного сигнала из Москвы. В этом постановлении абсолютно четко сказано, что мы ожидаем реального прогресса в миротворческой деятельности России в Южной Осетии до февраля будущего года и до июня в Абхазии. Мы имели полное право рассчитывать на прогресс. Но мне кажется, что Россия сознательно ничего не делает. Видимо, потому, что не готова улучшить ситуацию в зонах конфликтов. Поэтому мы начинаем слушания, чтобы быть готовыми к любому развитию событий.

- И каким будет это развитие?

- Если прогресс1 до февраля не будет, то я вас уверяю, что грузинский парламент не возьмет обратно свои слова. Мы обратимся к правительству с предложением начать процесс вывода миротворцев с территории Грузии. Мы понимаем, что это может вызвать провокации со стороны определенных российских сил и со стороны де-факто руководства Сухуми и Цхинвали, и мы должны быть готовы к этому.

- Грузия на будущий год запланировала военные расходы на невиданном для себя уровне -- 218 млн долл. Насколько реальны опасения возобновления вооруженных конфликтов после вывода российских миротворцев?

- Нормальный у нас бюджет, даже меньше, чем у других. Мы стараемся приблизиться к странам НАТО или желающим вступить в этот блок. Это значит, что 2--3% от ВВП должно направляться на военные расходы. К сожалению, в Грузии пока даже меньше этих 2--3%. Армия должна быть способна решать задачи, которые ставит перед ней Конституция. Речь не идет о подготовке к войне. С другой стороны, известно: хочешь мира -- готовься к войне. Мы никого не собираемся спрашивать, сколько мы будем тратить на свои военные расходы или какие-нибудь иные нужды. Мы будем делать все на основании мировых стандартов.

- Может ли Грузия выйти из СНГ?

- Мы изучаем этот вопрос. Вы знаете, выход из СНГ -- это не самоцель для нас. Если Грузия решит выйти, то тогда, когда мы сочтем, что позитива от выхода больше, чем негатива. Пока мы к такому решению не пришли. Но СНГ само себя регулярно дискредитирует. На Парламентской ассамблее СНГ в Санкт-Петербурге в середине октября даже не обсуждался вопрос, почему не участвует грузинская делегация. Это еще раз говорит о том, что эта организация теряет лицо. Что-то же случилось, если председатель парламента страны-участницы и вся делегация отказываются приезжать! Все прекрасно знали, почему это произошло (Грузия предприняла демарш из-за несвоевременной выдачи российской визы председателю комитета по обороне и национальной безопасности парламента Георгию Таргамадзе. -- Ред.). Я могу предоставить паспорта всех членов делегации, везде есть виза, кроме паспорта г-на Таргамадзе. И мы не собираемся выклянчивать у кого-то милостыню, чтобы визу нам в аэропорту поставили.

- Россия выводит свои базы из Грузии. Москва просит Тбилиси законодательно закрепить решение о неразмещении военных баз третьих стран. Это возможно?

- Что касается вывода баз, безусловно, это позитив, и мы не устаем это повторять. Мы не говорим только о плохом, мы адекватно оцениваем любой позитив со стороны России. Любой справедливый шаг Москвы по Абхазии и Южной Осетии будет очень положительно воспринят в Грузии. На вопрос о базах третьих стран я отвечу, что закрепление этого момента в законе зависит от того, как пойдут дальше наши отношения с Россией. Есть такая просьба России, мы не отказываемся ее обсуждать. Я вообще за то, чтобы в Грузии не было военных баз какого-то иностранного государства.

- Москва утверждает, что все заявления Тбилиси о «российской угрозе» надуманны.

- Смотря о чем говорить. Атомной угрозы, безусловно, нет. Но то, что со стороны России мы получаем иногда серьезные проблемы, это факт. Действительно, в 2004 году российская база в Аджарии не вмешалась во внутренние дела Грузии (во время революционной смены власти в автономии. -- Ред.), и мы за это Россию поблагодарили. Но простите, ведь в Абхазии российская военная база в Гудауте вмешивалась в конфликт открыто, помогала вооружением и живой силой сепаратистам. Это признал даже президент Ельцин. Пока Россия не станет предсказуемым государством, опасность существует. Все это угрожает не только Грузии, но и самой России. Стабильность в Грузии позитивно повлияет на ситуации на всем Северном Кавказе. Не надо считать меня апологетом антироссийских настроений, но у меня есть очень резкие оценки по отношению к политике, которую Россия осуществляет в Грузии и на Кавказе в целом. Россия допустила много ошибок в этом регионе.

- Сегодня в Киеве на первый форум Содружества демократического выбора собрались те, кто чувствует такую опасность?

- Я не знаю, почему о встрече в Киеве говорят как о формировании антироссийской коалиции...

- Это в Тбилиси звучали оценки -- создается антироссийская ось.

- Это ось, страны которой постараются, чтобы на них не распространялось влияние России или какого-нибудь другого государства. Это демократический форум, что уже не может быть нацелено против интересов кого бы то ни было.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}